"Кого-то поломает": российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

'Кого-то поломает': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

Победитель "Бриллиантовой лиги" и Европейских игр легкоатлет Андрей Проценко только в 34 года ухитрился добраться до пьедестала чемпионата мира, сразу обратив на себя внимание мировых СМИ. Ведь 40 дней титулованный прыгун в высоту провел в российской оккупации в Херсонской области, и американцы были поражены, как в таких условиях можно было заложить фундамент для бронзовой медали на ЧМ-2022.

Видео дня

В интервью OBOZREVATEL Андрей рассказал о боли в ногах во время соревнований в Юджине, итальянском чемпионе, который приютил семью из Харькова, поисках квартиры в Польше и как его встречали на первых стартах после оккупации и начала полномасштабной войны с Россией.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

– Первый турнир после перерыва был в июне в Германии. Встречали меня тепло и дружелюбно. Расспрашивали, что да как, как моя семья, как родственники. Все, вроде, понимают, что происходит у нас в стране и кто в этом виноват.

– А по ощущениям соревнования после полномасштабной войны как-то отличаются от мирного времени?

– Просто больше людей узнает, потому что мы на слуху из-за этой ситуации. И люди поддерживают как могут. Встречают украинскими слоганами "Слава Украине!" Хотя они не украинцы, но таким образом стараются выразить свою поддержку. Например, нас так встречали на стадионе в США во время чемпионата мира по легкой атлетике-2022 в Юджине. Я шел на разминку, и люди такое говорили.

 

– Когда вы поняли, что несмотря на войну, 40 дней в оккупации и отсутствие нормальной подготовки, смогли набрать хорошую форму?

– Наверное, на последнем перед чемпионатом мира старте в Бельгии, когда прыгнул 2,26 метра и сделал неплохие попытки на 2,30 м. И когда летел в США, то не предполагал, что я готов прыгать выше этой высоты. Я ехал в Юджин проходить квалификацию, так как на шести предыдущих летних чемпионатах мира я не попадал в финал.

– И как во время своего седьмого чемпионата смогли собраться?

– Ехал и думал только о квалификации, потому что если начинаешь представлять, что будет в финале, то дойти до него уже чего-то не хватает. В прошлом году на Олимпийских играх-2020 я был уверен, что пройду квалификацию, ведь 2,29 метра я прыгал в сезоне. Но чего-то расслабился раньше времени, и это сыграло злую шутку. А на чемпионате мира в квалификации все было гладенько, спокойненько.

 

Так легко прошел в финал, что меня это обрадовало. Но потом, конечно, эмоции переполняли, и первую ночь спал плохо. А когда вышел на финал, то сначала икроножная мышца не давала прыгать, отдавала в ахилл. И пока не разогрел, очень тяжело было распрыгаться. Также был попутный порывистый ветер, из-за чего с разбегом возникали проблемы.

 

К концу соревнований все уже подобрал, сложил, но потратил много сил, пробных попыток и, наверное, здоровья, потому что сейчас лечу ахиллы. На чемпионате мира они не так сильно тревожили, а тут вернулся из США, начал тренироваться, а они болят. Надеюсь, что ситуация будет улучшаться, потому что у меня впереди очень много стартов, и не знаю, как буду их прыгать.

 

10 августа у меня запланирована "Бриллиантовая лига" в Монако, а потом – чемпионат Европы. Я подтвердился на эти турниры еще до чемпионата мира, когда ничего не болело. И сейчас отказываться затратно. Тем более в данной ситуации.

– Если по пути на чемпионат мира вы не особо думали о пьедестале, то по ходу соревнований включились в борьбу за победу.

– На высоте 2,33 метра была хорошая попытка. И плюс эмоций хватало, чтобы додавить, взять высоту и бороться до последнего. Я пропускал, чтобы была возможность побороться за первое место. Потому что 2,35 для меня ничего не меняло. Плюс, когда ты пропускаешь высоту, то стимулируешь себя эмоционально – загоняешь в стрессовую ситуацию, и это помогает выхлестнуть больше энергии в прыжок. Это уже психология. Кого-то поломает, а кого-то наоборот – мотивирует.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

Когда прыгнул 2,33, то большой уверенности в том, что буду с медалью, у меня не было. Потому что еще не прыгал итальянец Тамбери, американцы, будущий чемпион Баршим и кореец Ву. Я понимал, что расслабляться рано, надо бороться дальше. Но перспектива была, надежда была. На 2,35 прыжки не очень получились, а на 2,37 была неплохая попытка, но не взял. Не в этот раз...

– Но ничего, как сами сказали в одном из интервью, вы – как вино, с возрастом только лучше.

– Да (смеется). Может, я это, кстати, от тренера услышал. Он любит такое.

– Что сказали олимпийскому чемпиону итальянцу Джанмарко Тамбери, когда поняли, что у вас "бронза", а он – мимо медали из-за большего количества попыток?

– Он меня поздравил, а я сказал: "Спасибо". Особо больше ничего не говорили друг другу.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

– Просто показалось, что вы обернулись на табло, а потом был какой-то небольшой диалог.

– Честно – не помню. Просто мне уже давали флаг и кричали, чтобы я его взял, а я как раз пошел к Тамбери. Из-за этого и оборачивался и говорил им: "Сейчас. Сейчас я приду". Скорее всего, так и было (улыбается).

Кстати, на зимнем чемпионате мира-2022 Тамбери поддерживал меня и Богдана Бондаренко – рисовал украинский флаг на плече и писал наши фамилии. Можно сказать, что тогда он прыгал за нас и занял третье место. И многие СМИ после летнего чемпионата мира подчеркивали этот момент. Мол, карма.... Или как-то так, что тогда он прыгал за нас на "бронзу", а теперь я занял это третье место, подвинув его на четвертое.

 

– Вы обсуждали с ним ситуацию в Украине, ведь он вас так поддерживал?

– Мне было проблематично что-то обсуждать, ведь я толком не знаю языка. Сейчас активно учу, но все равно еще тяжело. Но действительно Джанмарко был одним из первых, кто написал после начала полномасштабной войны, и спросил, какую помощь он может оказать.

 

Я слышал, что Тамбери также писал и Богдану Бондаренко. В итоге у его папы несколько месяцев жила спортсменка из Харькова вместе с ребенком. Сейчас они уже уехали в Прибалтику, а тогда они ее приютили и пытались как-то помочь. Они сильно не афишировали, и об этом мало кто знает. Но это здорово и большой плюс ему от всех нас, украинцев.

 
''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

– В квалификации чемпионата мира участвовали два украинца. Хорошие прыжки показывал Олег Дорощук. Когда в секторе ты не один представитель от страны немного проще? Ведь раньше вы выступали на соревнованиях с Богданом Бондаренко.

– В августе на чемпионате Европы будет прыгать и Богдан Богдаренко. Он уже отобрался. По сезону прыгал немного, но прыжки перспективные. И Дорощук тоже будет.

– Так возможна ситуация, как в женской высоте, когда в финале борются сразу три украинки.

– Но у девушек там еще есть три украинки, которые могли бы попасть на чемпионат мира и не попали.

Ярослава Магучих

– Если вернуться к Дорощуку, насколько у него были высокие шансы пройти квалификацию на чемпионате мира?

– Если бы он взял 2,25 метра с первой попытки, то был бы в финале. 2,28 тоже мог брать. Я просто его попыток не видел, был сконцентрирован на своем. На предыдущих стартах я ему подсказывал, общался, а в Юджине чуть-чуть отстранился. Он, конечно, очень хотел попасть в финал и очень сильно расстроился. Но потом, когда узнал, что у меня уже седьмой чемпионат мира, и я впервые в финале, ему стало чуть-чуть легче (смеется).

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

– После "бронзы" чемпионата мира-2022 вы были просто нарасхват у иностранных журналистов. Что чаще всего спрашивали?

– Чаще всего интересовались, как я готовился в условиях оккупации. Даже о выезде с захваченной территории не так расспрашивали, как о подготовке. Но этим интересовались не только СМИ, но и обычные люди. Мы потом общались с американцем, который приехал на чемпионат в качестве болельщика и встретил нас во время прогулки.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

Когда этот американец увидел, в каких условиях можно готовиться к чемпионату мира, то был в шоке. Ведь та же штанга была сделана в селе из подручных материалов, а бегал по грунтовой дорожке просто в поле. Прыгать в высоту вообще не было возможности. Но это был подготовительный период и потом мне помогло, что я выехал, и появились условия для тренировок.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

Я сам не надеялся, что смогу подготовиться к чемпионату мира на таком высоком уровне. В США планировал показать все, что смогу на тот момент, а на чемпионате Европы уже побороться за медаль. Теперь же на Европе планочка поднимается, но поскольку после чемпионата мира начало все болеть, то появляются сомнения.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

– Как вас встречала команда после медали в гостинице?

– Ей пришлось меня ждать, потому что была долгая процедура – пресс-конференция, допинг-контроль. А потом пока выбрался из этих лабиринтов... Но команда дождалась, вышла из отеля, встречала гимном Украины. Было очень приятно, такое запоминается навсегда.

– Как праздновали?

– Наверное, прогулкой по Юджину на следующий день. У меня до обеда было немного свободного времени, потому что потом было запланировано награждение, сколько-то интервью, ходил смотреть выступление наших высотниц. Тоже был насыщенный день.

 

– Многие украинские спортсмены, которые побывали на соревнованиях в США после начала войны с Россией, рассказывали, что местные жители подходили к ним прямо на улице и высказывали свою поддержку. К вам обращались?

– Когда выходил в украинской форме, то к нам многие подходили, приветствовали. Пытались поддержать. Говорили "Слава Украине!" и показывали, что тоже болеют за нашу страну.

Бывало спрашивали, в каком виде программы я выступаю, и говорили, что будут болеть. Желали удачи. Было такое, что мы с Олегом шли на стадион, и люди попросили с нами сфотографироваться. А потом после финала нашли меня в Instagram и прислали это фото, мол, вот они со мной сфоткались, и я попал в призы (улыбается).

 

– А где вы сейчас живете и готовитесь?

– Сейчас я с семьей осел в польском Лодзе. Сначала снимали там временное жилье, но затем нашли квартиру на длительный срок. Поэтому все поехали на сбор в Мюнхен, а мне нужно было найти жилье для семьи. С чемпионата мира я прилетел во Францию, где мы взяли машину, и два дня добирались до Польши, останавливаясь на ночь в Германии.

По дороге в Лодзь зарезервировали временное жилье, а потом долго искали постоянное. Первые недели ничего не могли найти, потому что проблемы с языком, плюс многие не хотят с маленькими детьми. И больше хотят местных, а не украинцев, и чтобы могли подтвердить заработок.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

К тому же сейчас здесь очень много украинцев. Жилье только появляется и тут же очень быстро уходит. А без знания польского тяжело. Звонишь и на смеси украинского, английского и польского пытаешься объяснить, что тебе нужно.

– Да, в Польше сейчас очень много украинцев. И киевское "Динамо" осело в Лодзе, на прошлой неделе проводило там матч со "Штурмом".

– Я не следил за футболом, но видел, что болельщики ходили с конвоем полиции. Может, это были и австрийцы. Они пели какие-то песни и было очень много полиции. Наверное, столько же, сколько и фанатов.

''Кого-то поломает'': российская оккупация и боли в ногах не помешали легкоатлету из Херсона допрыгнуть до медали ЧМ

– Продолжаете следить за тем, что происходит в Херсоне?

– Конечно, слежу. Меня волнует, что происходит в Херсоне и вообще в Украине. Рассказывают, что ситуация там примерно такая же, как и была. Выездов на подконтрольную территорию совсем немного. Большинство если едет, то уже через Крым. Есть, вроде бы, возможность через Запорожье, но там разные нюансы. Бывает, что на пунктах пропуска стоят днями. Квартира в Херсоне? С ней тоже, вроде бы, все в порядка пока.

 
В области увеличивают пропускную способность на дорогах

Ранее OBOZREVATEL рассказывал, как украинский победитель "Бриллиантовой лиги" застрял в оккупации, где намечались проблемы с едой.

 

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel. Не ведитесь на фейки!