Каспаров: Россия теряет свое влияние, 2020 оказался крайне неудачным для Путина. Интервью

84,1 т.
Каспаров: Россия теряет свое влияние, 2020 оказался крайне неудачным для Путина. Интервью

Пандемия коронавируса обнажила все проблемы человечества, которые не решались, а лишь накапливались в предыдущие годы. Особенно тяжело пандемический кризис переживают слабые государства.

Для режима Владимира Путина в России 2020 год также оказался крайне неудачным – рассказал в интервью OBOZREVATEL 13-й чемпион мира по шахматам и нынешний политик Гарри Каспаров.

– В марте этого года, как только мир начал погружаться в пандемию коронавируса, вы сказали, что это начало нового кризиса. В какой точке мы находимся сейчас и куда двигаемся?

– Не надо обладать специальным даром Нострадамуса, чтобы предсказать то, что пандемия вызовет серьезные изменения в геополитике. Точнее, она осветила те проблемы, которые в принципе уже накапливались.

Видео дня

Во время первой волны, в марте-апреле, возникал вопрос – кто понесет большие потери? Понятно, что пандемия неизбежно должна была парализовать передвижение людей и значительную часть мировой экономики, неся за собой экономические, политические и социальные потери. Стоял вопрос: кто сумеет лучше приспособиться к кризису? Демократические страны и свободный мир или несвободный мир и страны с авторитарным или тоталитарным режимами.

Мне кажется, что на сегодня достаточно очевидно – свободный мир оказался гораздо гибче, он перестраивается по многим направлениям. Это переход в онлайн и способность использовать новые технологии для перестройки экономики.

И кроме того, конечно, – невероятный, качественный прорыв, который мы сейчас наблюдаем в фармакологии. Именно в свободном мире и происходят те прогрессивные вещи, которые, я не сомневаюсь, принесут очень много пользы всему человечеству. Работы с вакцинами и антибиотиками в последние десятилетия были практически заторможены. Бизнесы не очень охотно вкладывались в фармакологические разработки, ведь это не приносило большой прибыли. Зато несло за собой большой риск и страх о непредсказуемых последствиях у значительного числа людей.

И в этом плане пандемия сыграла важную роль, потому что все эти шлюзы открылись. Когда на кону стоят жизни десятков миллионов человек, естественно возможности рисковать резко повышаются. Мы видим, как быстро разработали вакцины, еще несколько на подходе. Десятки других могут и не быть востребованы, зато дадут какие-то результаты, которые несомненно помогут всему человечеству найти новые рецепты борьбы с разного рода недугами.

– 2020-й – это ведь не только пандемия, это еще и серьезные геополитические изменения.

– Одним из результатов пандемии является поражение Дональда Трампа на президентских выборах в США. Насколько я представляю себе расклад сил в Америке в начале этого года, вероятность победы Трампа была очень велика. Демократическая партия находилась в довольно сложном положении из-за внутренних противоречий. Тогда там очень сильно доминировало так называемое прогрессистское левое крыло во главе с Берни Сандерсом. И Трамп очевидно готовился к этой кампании как к направленной против социализма.

Дональд Трамп проиграл президентские выборы в США

Но демократы выдвинули не социалиста Сандерса, а умеренного центриста Джо Байдена, которому Трамп проиграл с незначительным отрывом по американским меркам. В критических штатах ситуацию решали буквально тысячи или десятки тысяч голосов. И тут свою роль сыграла пандемия, от ударов которой Трамп так и не смог оправиться. Полагаю, многие избиратели происходящее в США вменили в вину именно ему.

– Наверное, победа Байдена – один из тех результатов, который не только изменит мир, но и нынешнюю обстановку в восточной Европе?

– Это один из результатов, который безусловно изменил геополитическую карту мира. Совершенно очевидно, что победа Трампа принесла бы Путину и его режиму дополнительные дивиденды. Нет никаких сомнений, что он с нетерпением ждал этой победы. Это подтверждает и тот факт, что он не поздравляет нового президента США (поздравил только 15 декабря. – ред), хотя даже Китай поздравил – все приняли победу Байдена. Но Путин последовательно ведет свой курс. Это скорее связано не с его надеждами, а с продолжением кампании Трампа по делегитимизации выборов как института и Байдена как президента. Полагаю, это и есть основной задумкой Путина.

Поведение Трампа и его постоянное повторение фраз о фальсифицированных выборах нанесет определенный ущерб американской демократии и даст новый козырь в руки диктаторов. Они теперь будут показывать нам эту ситуацию и говорить: "У всех такие выборы, что вы нас критикуете?". Мол, почему мы говорим о недостатке легитимности Путина, если бывший президент США говорит о фальсификации выборов у них.

Но победа Трампа была бы для Путина гораздо большим политическим выигрышем. Мало того, она привела бы к развалу всех американских стратегических мировых альянсов. Даже если бы он не вышел из НАТО (это вряд ли возможно), то по крайней мере нивелировал бы американскую роль там и по существу развязал бы Путину руки для продолжения агрессии в восточной Европе.

– Значит, Байден – спасение для Америки и для Запада в целом?

– Спасение – это такое очень громкое слово, но, безусловно, это позволяет избежать потенциальной катастрофы.

Проблема с Трампом была в том, что он своим поведением денонсировал американский политический институт. На самом деле это было серьезнейшей угрозой для американской демократии. Байден – надежда на восстановление устойчивости этих институтов. Многое придется доделывать. Американская система десятилетиями, если не столетиями, базировалась на определенных традициях. Например, всегда любой кандидат в президенты публиковал декларацию о налогах, а Трамп не опубликовал: "А, – говорит, – судите меня, не опубликую и все!"

Все-таки Байден – человек с огромной, как говорится, собственной историей, он почти полвека в политике. Он сумеет вернуть на нормальный уровень отношения с главными американскими союзниками. Не ожидаю никаких суперкардинальных действий. Не знаю, сумеет ли Байден вернуться, например, в иранскую ядерную сделку, но конечно, он вернется в Парижский договор по климату и во Всемирную организацию здравоохранения. Политика America First будет "сдана в архив" на ближайшие годы. США вернут значительную часть утерянных позиций.

Более внятной политики стоит ожидать и по отношению к бывшему советскому пространству.

Конечно, это не будут революционные изменения, но не сомневаюсь, что администрация Байдена поддержит и Украину. Безусловно, она примет самые жесткие меры касательно Лукашенко, а санкции в отношении путинского окружения будут приобретать более очерченный и глубокий характер.

Это не возвращение к Обаме, как многие считают. Байден в той администрации занимал довольно радикальные позиции. Глядя на ту команду, которую он набирает в National security, можно предположить, что политика по отношению к России будет довольно жесткой. Никаких разрядок и перезагрузок ждать не придется.

В этом плане Украина может быть объективно довольна итогами выборов в США. Хотя позиция администрации Байдена, как и многих в Америке, ориентирована на то, что Украине надо решать собственные проблемы. Помощь в борьбе с Россией, конечно, будет оказана, но нужно решить то, что не решено до сих пор.

– Как именно измениться отношение США к России?

– Оно точно будет другим. Кроме того произошли и другие события, влияющие на наши с вами страны. Например, история с неудачным отравлением Навального, с очевидной попыткой убийства, которая привела в итоге к его выезду за границу и, полагаю, в ближайшем будущем ждать его возвращения не приходится. Против человека с максимальным авторитетом среди российских оппозиционеров, находившихся на территории России, было использовано запрещенное химическое оружие. А теперь там просто откровенно издеваются над международными организациями и европейскими странами, которые подтвердили этот вердикт.

По существу, путинская Россия вообще выводится за рамки какого-то серьезного международного сотрудничества. О чем можно говорить с людьми, которые считают, что законы писаны не для них? Эта история будет иметь долгосрочные последствия, потому что западная административная бюрократическая машина работает медленно и основательно, но тем не менее эта улица – с односторонним движением.

– В этом году Азербайджан отвоевал часть Нагорного Карабаха, а Россия, союзник Армении, ничем не помогла ей удержать оккупацию региона. О чем это говорит?

– Важным геополитическим событием стала армяно-азербайджанская война, которая привела к ликвидации автономного образования, находившегося под фактическим контролем Армении. Это привело к изменению геополитического баланса на Южном Кавказе, итогом которого стала демонстрация абсолютного бессилия России. Оказалось, она его не контролирует. Теперь ключевым игроком в регионе становится Турция.

Этот год оказался крайне неудачным для путинского режима. Пандемический кризис вскрыл все проблемы по всему миру. И наиболее слабые звенья в этой системе – к которым безусловно относится и путинская Россия, если смотреть на экономическо-политическое устройство страны – являются главными пострадавшими. И тренды, надо сказать, и далее остаются негативными.

– А Украина в этом контексте как выглядит?

– Специально ничего не говорю про Украину, потому что не готов компетентно обсуждать эту тему. Естественно слежу за всем, и за всей территорией бывшего Советского Союза, но могу больше сказать про Беларусь. Это как раз история, в которой революционный взрыв оказался неожиданным. Все знали, что независимых кандидатов на президентских выборах не будет и никто не станет представлять какую-то угрозу Лукашенко. Он найдет себе удобного спарринг-партнера, подтасует выборы, народ поволнуется и разойдется.

Протесты в Беларуси продолжаются уже пятый месяц

Оказалось, что у любого терпения есть пределы, и после двадцати шести лет правления Лукашенко не рассчитал реакции людей, которыми управлял столько времени. Как выяснилось, он их просто не знает. Последовательная упрямая протестная активность в Беларуси сильно отличается от украинского Майдана. Но протест никуда не делся до сих пор.

Параллельно цивилизованный мир признал Светлану Тихановскую законным представителем белорусского народа, одержавшего победу на выборах. Сколько она набрала – не имеет значения, но она явно выиграла эти выборы. Ее деятельность безусловно является частью нового политического процесса. Можно сказать, политической нации. Мне кажется, этот тренд уже не поменяется. Вопрос: как уйдет Лукашенко, сколько страданий и горя он принесет белорусам – никто измерить не может, но совершенно очевидно, что исторически его время подошло к концу.

Чтобы добавить немного позитива, можно сказать о разгромном поражении откровенного путинского ставленника в Молдове Игоря Додона. Это была не просто победа, скажем по-шахматному, в матч-реванше. 4 года назад те же оппоненты встретились во втором туре президентских выборов и тогда Додон победил с незначительным перевесом. Ныне уже показательно: победу Майи Санду обеспечивают молдаване, работающие за рубежом. Не в России, а уже на Западе.

Идет вовлечение новых людей в политический процесс. Приходит их пора. Все-таки со времен распада СССР прошло много времени, выросло новое поколение. Формируется новое мировоззрение. Не важно, где это происходит: в Молдове, в Беларуси, в Украине. Мы видим, что идут политические процессы, в которых роль России уменьшается, потому что ничего конструктивного за 30 лет она предложить не смогла.

Вместо того, чтобы выстраивать структуру британского содружества, она поддерживает влияние через раздувание разного рода конфликтов, политических интриг, а в критических случаях – акты прямой агрессии, как это было в Грузии и в Украине. Но такая роль на постсоветском пространстве сегодняшней России больше не по силам. И это, мне кажется, главный итог этого года, который можно зафиксировать.

Во второй части интервью с Гарри Каспаровым читайте, как и при каких обстоятельствах президентский пост покинет Владимир Путин, случится ли это в 2021-м году, куда в целом движется человечество и как будет выходить из пандемии коронавируса.