"Бледный" Путин побоялся Алиева и Эрдогана. Интервью Орешкина о войне в Карабахе и "миротворцах" РФ

109,1 т.
  • "Алиев предлагает вводить турецких миротворцев, чему Россия будет очень жестко сопротивляться"

  • "На территории Армении вооруженными силами Азербайджана был сбит российский вертолет. Это формальный казус белли"

  • "Путин не смог выполнить обязательство ОДКБ и выступил условным миротворцем. Инициатива все равно в руках азербайджанцев"

Конфликт Азербайджана и Армении

44-дневная война в Нагорном Карабахе приостановилась в ночь на вторник 10 ноября соглашением о прекращении войны. Документ подписали лидеры Азербайджана, Армении и России. Согласно документу, армянская сторона теряет значительные территории Нагорного Карабаха и все оккупированные районы вокруг него, а Россия вводит миротворческий контингент в составе 2 тыс. солдат. В следующие 5 лет он будет находиться вдоль линии соприкосновения.

Российский политолог Дмитрий Орешкин в интервью OBOZREVATEL разложил по полочкам суть войны за Нагорный Карабах, кто проиграл, кто выиграл, чей же Карабах и что будет дальше.

Путин таки решил ввести своих миротворцев в Нагорный Карабах, но потянет ли Россия еще одну войну в условиях пандемии и глобального экономического кризиса?

– Путин не мог не вмешаться, иначе с миротворческой функцией на Южный Кавказ вошла бы Турция. Алиев (Ильхам Илиев, президент Азербайджана. – Ред.) предлагает вводить турецких миротворцев, чему Россия будет очень жестко сопротивляться. Песков заявил, что миротворцы – только российские, но Алиев сказал, что будет какой-то смешанный миротворческий корпус. Каждая сторона конфликта продвигает свои интересы. Алиевские достаточно простые: получить больший контроль над территориями и поддержку старшего брата в лице Турции.

Если бы процесс продолжался, Алиев легко взял бы и Карабах, и вернул бы контроль над всей территорией Азербайджана. Поэтому армянская сторона была вынуждена просить перемирие, а российская – ввести миротворцев, чтобы не оставить место для Турции. В этом смысле у Путина был совсем узкий коридор возможностей, он не мог дальше оттягивать вступление в конфликт.

Он и так выступил достаточно слабо (с точки зрения классической российской геополитики), потому что формально говоря, есть договор ОДКБ – Договор о коллективной безопасности в странах бывшего СНГ, членом которого является Армения. И там черным по белому написано, что нападение на любого члена ОДКБ приравнивается к нападению на всех остальных.

Поэтому Азербайджан на цыпочках обходил территорию Армении. Алиев прекрасно понимал, что Путину не хочется ввязываться в эту историю из-за пандемии, кризиса... Да и вообще, победных реляций в последнее время вокруг Путина мало, не хватало ему еще одной войны. Поэтому Алиев изо всех сил старался не давать повода.

Но повод случился: на территории Армении вооруженными силами Азербайджана был сбит российский вертолет. Это формальный казус белли (формальный повод для объявления войны. – Ред.) – прямое нападение на члена ОДКБ. Если бы Путин последовательно исполнял его, он был бы обязан ответить объявлением войны Азербайджану, как и все члены ОДКБ.

Но Путин не хочет и не может ввязываться в войну на стороне Армении, даже при наличии формальных нарушений армянского суверенитета.

– Почему же тогда промолчали другие страны-подписанты договора?

– Их значительная часть представлена республиками Средней Азии, для которых война с Азербайджаном была бы воспринята как война с исламским миром. Неизвестно, с каким энтузиазмом отреагировали бы 20 млн российских мусульман на вмешательство в конфликт на стороне Армении и соответственно против исламского Азербайджана? Охота ли Киргизии, Узбекистану и Казахстану участвовать в нем со своими вооруженными контингентами? Путину совершенно не нужно дразнить спящего пока исламского тигра.

Алиев хорошо понимал, что Путину никаким боком война в Карабахе сейчас неинтересна, и он не собирается в ней участвовать. Поэтому старался не давать оснований. Даже когда был сбит вертолет, чтобы не злить Россию, он быстро извинился перед ней, пообещал выплатить компенсации и завел уголовное дело. После этого не вводить миротворцев для России было бы равнозначно потере лица.

– А если бы Путин не ввел миротворцев, что тогда?

– Он вынужден был что-то делать. Ведь если Азербайджан будет наступать дальше, то выиграет эту войну. Надавив на него, Путин заставил остановить победное наступление. Завоевав Шуши – исторический центр Нагорного Карабаха – Алиев пробил коридор в сторону Нахичевани вдоль иранской границы с юга. Он вернул как минимум четыре района.

Понятно, что он – победитель, и в этом смысле пожинает плоды своей победы. Ему аплодируют, народ на улицах радуется, Алиев – орел в его глазах. Даже если он сейчас остановится – это не будет проявлением слабости. Это будет выглядеть как проявление благородства. В этом смысле Алиев тоже в выигрыше.

Путин же из тех карт, которые у него были, использовал наиболее эффективно ту, которой мог распоряжаться. Он останавливает войну на сложившихся условиях: де-факто армянские войска разбиты, они отступают, у Армении нет ресурсов для сдерживания дальнейшего продвижения Азербайджана.

Война в Нагорном Карабахе подходит к концу

– У Азербайджана есть еще мощный союзник в лице Турции, к тому же члена НАТО.

– Путин играет в сложную игру с Турцией. Она ему нужна, через Турцию он хочет протащить "Турецкий поток" (газопровод. – Ред.). Путин играет с ней в замысловатые игры, чтобы отколоть от НАТО, внести разброд в альянсе и отодвинуть Турцию от Европы. Соответственно сформировать с ней если не блок, то союзнические отношения. Это было бы в его интересах. И ссориться с Турцией ему нельзя – все последние десять лет он танцует с ней какие-то сложные танцы то в Сирии, то на нефтяном и газовом рынке, то в европейской геополитике.

Довести до реального конфликта, когда пришлось бы воевать, он тоже не мог. Ему надо было остановить это просачивание, инфильтрацию турков с помощью Азербайджана и Закавказья. Наверное, других формул у него и не было.

– Но все равно вышло как-то странно: получилось, что Договор ОДКБ не сработал в критической ситуации?

– Вышло скверно, Армения чувствует себя обманутой, а Путин отказывается выполнять функции гаранта ОДКБ. Зато он готов выступить миротворцем, а Армения вынуждена согласиться, потому что других вариантов нет. Если она останется в одиночестве, Азербайджан ее затопчет.

Теперь начинается второй тайм с совершенно новыми условиями. Пашинян переживает политический кризис и резко подорвал свои политические позиции в Армении. Возможно, там будут менять власть очередной раз и скорее всего в интересах Путина.

У Азербайджана же прилив патриотических чувств и ощущение правоты, что он отвоевал территорию. Поэтому Алиев или его последователи в среднесрочной перспективе будут постоянно иметь перед собой соблазн действовать жесткими военными методами. За последние полтора месяца Алиев в своих интересах продвинулся гораздо дальше, чем за тридцать лет переговоров в Минске.

– Похоже, Путин проиграл Карабах, но молчит. Со стороны Кремля не слышно никаких победоносных лозунгов в свою защиту.

– Он действительно не смог выполнить обязательство ОДКБ и выступил условным миротворцем. Инициатива все равно в руках азербайджанцев. Ведь Алиев на официальном уровне останавливает боевые действия, но никто не помешает ему использовать наемников, боевиков или исламских фундаменталистов. А если они будут стрелять по армянам, то Алиев может сказать: "Извините, пожалуйста. Дело военное, я эту территорию не в полной мере контролирую. Это дикое поле".

Так что Путину, конечно, не очень-то хотелось туда влезать. Но не влезать он просто не мог, потому что он и так в общем-то выглядит недостаточно победоносно. Победоносно выглядит Алиев и Эрдоган. Путин имеет "довольно бледный вид", но вот исходя из того, что он не может ссориться с Турцией и не хочет ссориться с Азербайджаном и тем более с мировым исламом, оказался в слишком узком коридоре. У него не было других вариантов, кроме как попробовать разыграть миротворческую карту.

РоссияРоссийская военная угрозаКонфликт в Нагорном КарабахеНовости РоссииДмитрий ОрешкинВладимир ПутинАлександр Алиев