УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Коваленко: война между Ираном и Израилем будет иметь серьезные последствия, повлияет и на Украину

5 минут
180,9 т.
удар по Израилю

В ночь на 14 апреля Иран совершил массированный комбинированный удар по Израилю. В ходе него было использовано около 400 средств поражения – как дронов-камикадзе, так и ракет разной номенклатуры. Эта беспрецедентная атака в современной истории может иметь серьезные последствия, в том числе и для Украины.

Подробнее об этом – в материале совместного проекта OBOZ.UA и группы "Информационное сопротивление".

Атака на Израиль

По разным данным, Иран применил в ночь на 14 апреля более 170 дронов-камикадзе, а также более 150 ракет разного типа и функционала. Данный удар стал ответом Тегерана на ликвидацию 1 апреля 2024 года в здании иранского консульства в Дамаске бригадного генерала Мохаммада Резы Захеди, старшего командующего силами "Кудс" Корпуса стражей исламской революции и семерых других офицеров КСИР.

Иран почти две недели готовил данный удар, применив во время него хорошо знакомую украинцам тактику, аналогичную российским ракетным обстрелам, когда используется комбинированная номенклатура средств поражения, а также несколько волн ударов, призванных разрядить системы ПВО противника и повысить эффективность ударов.

Тем не менее долговременная подготовка, которая даже превратилась в повод для насмешек над Ираном, и массовый характер использованных средств не принесли какого-то чрезмерно высокого результата… И, мягко говоря, даже посредственного. Но данный удар не останется без ответа со стороны Израиля.

И тут возникает очень сложная репутационная дилемма. Когда в Дамаске был ликвидирован Мохаммад Реза Захеди и его приближенные, Иран просто не мог не ответить на этот удар, тем более что анимационные угрозы Тегерана отомстить за что либо стали превращаться в мемы как "последнее китайское предупреждение".

В свою очередь, в Тегеране прекрасно понимали, что на его удар-отмщение будет ответ, на который… он должен будет ответить и, соответственно, на который тоже должен быть ответ. Иными словами – замкнутый круг.

В октябре 2023 года, после резни в южном Израиле и введения израильских войск в сектор Газа, меня неоднократно спрашивали – начнется ли вторжение Ирана в Израиль? На это я отвечал однозначно – нет. Иран не будет рисковать своим нынешним положением ради своих прокси, которые для него не более чем мясо на убой. На низшей ступени ХАМАС, чуть повыше "Хезболла", но в целом война против Израиля – это слишком высокий риск. Куда проще и вправду монтировать мультики о ядерном ударе по Иерусалиму и каждый день вещать о неотвратимой мести, чем мстить.

Но обстоятельства сложились так, что удар был нанесен. Что же дальше?

Дистанционная война

Противостояние Ирана и Израиля уникально тем, что эти страны не имеют общей границы, их разделяют между собой Ирак и Иордания. То есть организовать сухопутную операцию нереально. С другой стороны, оставаться одной из сторон "ни при чем" – просто невозможно. И в ход идут дистанционные средства поражения – дроны-камикадзе и ракеты.

Иран сделал первый шаг к конфронтации такого типа, при этом выдержав почти двухнедельную паузу – готовясь к удару, который в результате имел весьма посредственный эффект. Несмотря на то что Иран применил практически идентичную российской тактику ударов по Израилю, но гораздо более мощную по количеству средств поражения, КПД был минимальный.

И хотя командующий КСИР генерал Хосейн Салами сказал, что операция прошла успешно, его заявления следует расценивать как и очередную сводку от говорящей головы МО РФ Конашенкова. Результат для Ирана плачевный – практически все ракеты были сбиты и лишь единицы из сотен средств поражения достигли сомнительных целей.

Ответ Израиля будет. И будет намного результативнее, чем удар Ирана. Этот ответ увидят в виде столбов огня и систематической детонации. И не быть его просто не может, ведь если Израиль не ответит – это будет очередным фатальным решением в череде аналогичных и очень схожих в истории страны за последние 30 лет, которые в итоге привели не только к резне 7 октября 2023 года, но и к ракетному террору 14 апреля 2024 года.

В ответ на этот удар Иран аналогично через две недели или через месяц, но должен будет ответить. И таким образом, мы станем с вами свидетелями начала дистанционной войны.

Никто не будет высаживать в Иране десант и начинать наземную операцию. Обмен взаимными ударами может стать основным инструментом воздействия двух стран друг на друга, в зависимости от наличия соответствующих инструментариев.

Влияние на Украину

Влияние на международную повестку данные события, безусловно, будут иметь. К сожалению, в первую очередь негативное для Украины, что очень важно России, а именно – внимание будет некоторое время уделяться именно этому конфликту.

Крайне настораживают возникшие намерения Конгресса для обсуждения помощи Израилю. Настораживают тем, что помощь Израилю, которая идет единым пакетом с Украиной и Тайванем, может быть предложена отдельно.

Республиканцы с прошлого года находятся под серьезным давлением израильского лобби, но не отказываются от своих позиций, казалось бы, из исключительно политических целей. С другой стороны, если просмотреть связи ряда нынешних конгрессменов и конгрессвумен, то странным образом всплывает некий российский след.

А после ударов Ирана по Израилю республиканцы не только попробуют протолкнуть отдельный проект в поддержку Израиля, но и если демократы воспротивятся, опять начнут их позицию использовать против них же. Если же этот проект помощи будет утвержден, то Украина и Тайвань окажутся вне поля внимания до выборов и инаугурации.

Либо же республиканцы будут согласны полностью пропустить пакет, но с условием предоставления Украине помощи в кредит, что также нам невыгодно и крайне обременительно.

Вероятность того, что помощь пройдет в полном объёме для Израиля, Украины и Тайваня без каких-либо правок и дополнительных условий, – крайне мала. Но если так произойдет, то это будет тотальное фиаско России, которое спровоцировали действия ее партнера – Ирана.

Также к влиянию на Украину можно отнести и военно-техническое сотрудничество Ирана и России, которое в случае затяжной дистанционной войны в значительной степени снизится. Ирану нужен будет постоянный ресурс для террора Израиля, и самым ходовым и дешевым средством из всех являются дроны-камикадзе.

Как показали налет "шахедов" и ракетный удар в ночь на 14 апреля, использованное количество средств было недостаточным для прорыва ПВО Израиля, следовательно, потенциал удара, не говоря уже о тактике, должен быть другим. Иран просто не сможет не отвечать на удары Израиля, а Израиль на иранские, и Исламская Республика сосредоточит свой ВПК именно на этих нуждах.

Разумеется, это сократит либо и вовсе минимизирует поставки дронов-камикадзе России, что, в свою очередь, сократит интенсивность и массовость налетов на Украину.

Выводы

Комбинированный удар по Израилю в ночь на 14 апреля может начать эру дистанционной войны между двумя странами. Все зависит только от того, ответит ли на этот удар Израиль и пойдет ли на ответные действия по кругу Иран.

Но даже на нынешнем этапе противостояния события на Ближнем Востоке имеют свое влияние на Украину. В частности, они ситуативно, но отвлекают внимание от вторжения России в Украину, ускоряют процессы рассмотрения проекта финансовой помощи Израилю, Украине и Тайваню, но пока в неопределенной форме и вряд ли с перспективой выгодного для нас итогового решения.

Из полезного для Украины в данном противостоянии можно назвать, в случае его затяжного характера, снижение поставок в Россию определенной номенклатуры вооружений из Ирана, например дронов-камикадзе Shahed-136.

В информационном плане важно то, что Иран, показав свое агрессивное нутро, побудил к обсуждению темы союзников стран-изгоев и даже проблематики формирования оси зла. О России все чаще говорят как об основном спонсоре Ирана, КНДР, Сирии и прочих деспотичных и террористических режимов или как об архитекторе той самой оси зла. И для нас это важно, поскольку понимания реальной роли России в становлении Ирана и КНДР у многих в мире попросту не было.