"Мне было очень страшно": украинцев поразила исповедь героя АТО о втором дне рождения

Василий Мулик

Украинцев впечатлила история майора ВСУ Василия Мулика, Народного Героя Украины, который сумел выжить во время ракетной атаки по его вертолету в 2014 году на Донбассе.

Ее опубликовали на странице волонтерского фонда "Повернись живим" на Facebook. Всего за несколько часов исповедь защитника Украины, который сейчас находится с миротворческой миссией в Конго, собрала 15 тысяч лайков, более 630 комментариев и около 2 тысяч репостов.

Ниже приводим монолог украинского воина без изменений.

31 августа 2014 года. Они знали, сволочи. Они точно знали, что я пойду именно там, что у меня только два варианта, как обойти Волноваху, чтобы выйти на точку забора раненых. И, уверен, они предусмотрели оба... С*ки.

Видео дня

Они ждали – заблаговременно выставили посты. Ждали борт, который обязательно будет идти за ранеными, на известную им площадку. И где-то там среди подсолнухов и кукурузы, у того заброшенного сельскохозяйственного аэродромчика, наверное, сидел террорист с ПЗРК или пулеметом.

Мне. Было. Очень. Страшно. Страшно настолько, что это невозможно описать словами – таких слов нет ни в одном языке... Нет, страшно было не тогда, когда в уши ударил крик "бортача": "РАКЕТА!!!". Не тогда, когда время застыло и я собственными глазами видел, как по искривленной неправильной дуге ко мне приближается яркая белая вспышка, увлекая за собой вуаль дымного следа...

Василий Мулик

Страшно было не тогда, когда я "переламывал" воющий от напряжения борт и на голых инстинктах вгонял его в сумасшедший для "восьмерки" крен под 90 градусов... Страшно было не от собственного бешеного крика: "АСО!!! АСО е*аш!!!". Не от оранжевых пульсирующих засветов "тепловых ловушек", которые раскрасили сумерки ярко-пламенными красками.

Страшно было позже. Страшно было, когда хрустящий под дрожащими пальцами пластиковый стакан с коньяком доверху, который подал мне фельдшер после посадки в Новомлиновке, влился в меня одним-единственным глотком – без всякого вкуса.

Страшно было, когда медсестра разминала окаменевшие от напряжения плечи – без всякого намека на эротику – приговаривая тихонько, будто отмаливая чужой грех: "Спокойно, мальчик. Все хорошо, все прошло... ". А мое сердце продолжало выламывать ребра адреналиновым ритмом.

Страшно было уже в Днепре, на базе, когда Саша смотрел на меня своими серыми глазами, раз за разом повторяя: "Васька, как же хорошо, что ты ушел от той ракеты...". Страшно было, когда уровень жидкости в литровой бутылке водки падал, а я не чувствовал никакого намека на опьянение.

Страшно было дома – от собственного черного взгляда в зеркале. Страшно было, когда схватывался по ночам в постели – от прыгающих в лицо языков жирного пламени... Мне было страшно. Именно "было". Уже – нет.

В комментариях под жуткой историей об удивительном спасении Героя украинцы буквально засыпали его словами благодарности за готовность пожертвовать собой и невероятную храбрость.

"Читаю и мурашки по коже бегают. Страшно, когда страшно, и еще страшнее, когда ничего не боишься", "Низкий поклон и искренняя благодарность за ваше мужество, выдержку и отвагу!", "Такими сыновьями гордится Украина! Спасибо вам, Василий! Вы ценой собственной жизни защищали родную землю. Такие, как вы, могут защитить весь мир! Да хранит вас Господь и ваших побратимов!", "На таких мужественных мужчинах держится наше государство. Поклон вам низкий", "Спасибо тебе, Герой, за мужество, мастерство управлять машиной в сложной обстановке, вытащить раненых и живых побратимов из этой зверской ловушки!" – пишут патриоты.

Василий Мулик

Василий Мулик

Василий Мулик

Василий Мулик

Василий Мулик

Как сообщал OBOZREVATEL:

  • Он более двух с половиной суток лежал под жарким солнцем, получил заражение крови и по ошибке был погружен в машину с убитыми воинами. То, что он жив, заметили только по прибытию борта в больницу Мечникова в Днепре.

  • По словам Гордийчука, во время обороны Саур-могилы ВСУ на несколько дней остались без еды и воды. Кроме того, при попытке прорыва к своим группировкам они буквально должны были идти через сплошной огонь – ведь россияне устроили Иловайский котел.