Советник ВОЗ: вакцины спасли сотни миллионов жизней, но стали жертвой своего успеха. Интервью

11 минут
17,0 т.
Советник ВОЗ рассказал о вакцинации против коронавируса и пандемии в мире

Украинцам стоит делать прививки любой вакциной, которую поставляют в страну, будь она хоть китайского, хоть индийского производства. Такие препараты обеспечат защиту самых уязвимых граждан. Израиль и США наиболее успешно противостояли коронавирусу благодаря массовой вакцинации населения, чего нельзя сказать о Европе, которая в этом процессе отстает и попала под очередную волну эпидемии. Вакцины, в целом, стали одним из высочайших достижений человечества в прошлом веке, спасли миллионы жизней от болезней, которых большинство современных людей даже и не знает.

COVID-19 может преподнести еще немало неприятностей миру. Например, возникнет новый штамм, который будет отличаться от британского и южноафриканского или же будет мутировать каждый год, чтобы поражать как можно больше людей. И вообще, нынешняя пандемия может быть далеко не последней и не исключено, что в будущем мир опять окажется перед новой вирусной угрозой.

Об этом и о многом другом в интервью OBOZREVATEL рассказал директор Global Virus Network Center of Excellence, советник Всемирной организации здравоохранения и адъюнкт-профессор Университета Джорджа Вашингтона Константин Чумаков.

Видео дня

– В странах, где идет активная вакцинальная кампания, заболеваемость коронавирусом действительно стабилизировалась. Тот же Израиль, например.

– В странах, где вакцина широко применяется, успехи на лицо. Заболеваемость в Израиле перед началом вакцинации была заоблачная, а сейчас упала до очень низкого уровня. В отличие от Европы, по которой катится очередная волна пандемии, там все спокойно.

В США зимняя волна тоже похоже закругляется. Надеюсь, это и есть результат вакцинации, ведь привита значительная часть наиболее уязвимого населения. Начинается прививка более молодых возрастных групп. Так что здесь, мне кажется, успех на лицо.

Вместе с тем продолжается внимательное наблюдение за качеством вакцин. Временно приостановили использование вакцины Janssen для расследования случаев нежелательных реакций. Но это нормальный процесс, который может случиться с любой вакциной.

– Специалисты все еще опасаются новых всплесков коронавируса из-за новых более агрессивных и мутированных штаммов.

– Все может быть, конечно. Это новый вирус, который раньше существовал на летучих мышах, а теперь переселился в нового хозяина и пытается приспособиться. Возникают штаммы, британский вариант, южноафриканский, бразильский и наверное, масса других. Их роднит то, что они лучше размножаются, то есть легче заражают хозяина. Это создает некоторую проблему. Для борьбы с новыми вариантами нужен более высокий уровень иммунитета.

В принципе, существующая вакцина пока что достаточно хорошо справляется с этой задачей. Есть данные, что она может быть менее эффективной к южноафриканским и бразильским штаммам. Но это тоже достаточно стандартная вещь. Например, с вирусом гриппа это происходит регулярно.

Это не значит, что новые штаммы, полностью нечувствительны к иммунитету, выработанному к вакцинам. Просто нужно больше антител и более напряженный иммунитет. Этого можно достичь повторной иммунизацией, подстегнув и повысив уровень иммунитета. Или же прицельно создать новые вакцины для новых штаммов. Компании Pfizer и Moderna уже сделали их и сейчас они проходят испытания.

Вполне возможно, что вакцинацию от коронавируса придется проходить каждый год

– Эпидемиологи уверяли, что со временем вирус должен стать менее патогенным, чтобы иметь возможность выживать. А он, наоборот, стал более агрессивным. Это нормально для природы вируса?

– Конечно. Происходит адаптация: и вирус, и его хозяин – человек – находят некий компромисс. Задача у обоих – выжить. И вирусу надо размножиться, и человеку надо не умереть. Если кто-то один победит, то другому будет плохо.

Вирусу выгодно побыстрее размножиться, поэтому он стремится быть более заразным, но не более патогенным. Заразность для вируса полезна, ведь таким образом, отбираются те варианты, которые могут передаваться большему числу здоровых людей, заражать их, и тем самым оставлять больше потомства. Вирусу совершенно не нужно убивать человека, иначе его тоже ждет смерть. Слишком злые вирусы постепенно вымирают.

Тут как бы идут два процесса. С одной стороны, адаптация, а с другой – вирус должен немножко умерить свой пыл, иначе сам себя погубит. Все вирусы, которые пришли к нам от животных, постепенно адаптируются и переходят в разряд досадных неприятностей. Тоже самое было с испанским гриппом, например.

– Кстати, он до сих пор существует?

– Этого штамма больше нет, но пандемия продолжалась примерно 2,5 года. Тогда не было никаких средств, люди использовали карантин. Но не очень эффективно.

Количество жертв от испанки измеряется 50-100 млн. чел. В теперешних цифрах, учитывая рост населения, – это, наверное, около полмиллиарда человек

Так что это пандемия была совершенно другого масштаба, чем нынешняя. Через два-три сезона она сошла на нет просто потому, что вирус приспособился к человеку и перестал его убивать. В человеческой популяции выработалось то, что называется стадный иммунитет, из-за чего вирусу стало трудно распространяться.

Врачи в изоляторе больницы китайской восточной провинции Шаньдун, 28 января 2020 года

Тоже самое произойдет и с коронавирусом: либо все переболеют, либо иммунизируются. Похоже, в Израиле популяционный иммунитет дошел до такого уровня, когда вирусу размножаться трудно. Пока что вопрос в том, нужно ли делать повторную прививку, чтобы подстегнуть иммунитет на противодействие другим штаммам. Лабораторные опыты показывают, что нужно. Но посмотрим, как будет в реальности.

– Поэтому и говорят, что вакцину нужно будет делать каждые полгода-год?

– Это один из сценариев. Никто не знает, потому что это новый вирус. Испытание вакцин началось 6-9 месяцев назад. И те, кто был привит в то время, похоже, все еще сохранили достаточно хороший иммунитет. Можем говорить, что он длится 9 месяцев. В принципе, это довольно стандартная вещь, когда вакцину дают второй, третий, четвертый раз, чтобы поддерживать необходимый уровень иммунитета.

Ну, и конечно, многое будет зависеть от того, как люди будут прививаться. Если удастся привить 70-80% населения, вирус постепенно будет угасать.

– То есть весна 2022-го года будет намного легче?

– Никто не знает. Надеюсь, что да. В тех странах где вакцинация происходит достаточно хорошо, заболеваемость под контролем. Там она примерно приближается к цифрам, с которыми можно жить. Люди не умирают на улице, а больницы не переполнены.

В мире масса инфекционных болезней, с которыми мы не можем справиться на 100%, но держим под контролем. Если люди привьются – все будет нормально. Но в тоже время, коронавирус может преподнести новые неприятности.

Может возникнуть еще какой-то штамм, совсем другой, или же он возьмет в привычку меняться каждый год.

То же самое делает вирус гриппа, из-за чего каждые 2-3 года приходится создавать новую вакцину. Если потребуется, так же будут делать и с коронавирусом.

Обсуждают возможность создания комбинированной вакцины против гриппа и коронавируса. Гриппозная вакцина и так состоит из четырех компонентов, а в некоторых странах из трех. Вирусы гриппа тоже разные – грипп А, грипп В. Обычно вакцина состоит из двух штаммов вируса А и двух штаммов вируса В. Могут добавить пятый компонент коронавируса, и в принципе, можно будет каждый год обходиться одним уколом.

Это некоторые заделки на будущее. Пока надо разобраться, что все-таки происходит.

– Нужно ли прививаться китайской вакциной Sinovac, если ее эффективность может составлять около 50%?

– Конечно, да, хоть их вакцина оказалась не очень эффективной. 50% – это все равно лучше, чем ничего. Как раз на этот показатель все производители ориентировались в самом начале. Но некоторые другие вакцины оказались намного эффективнее – 90-95%, что замечательно. Но и 50% – лучше, чем ничего. Конечно, при помощи такой вакцины вряд ли удастся достичь стадного иммунитета, но защитить наиболее уязвимых людей можно.

Сейчас ситуация такова, что если есть возможность привиться – лучше привиться. Китайская вакцина в этом смысле может быть получше, чем некоторые российские вакцины, о которых неизвестно практически ничего

– Российские совсем неэффективны?

– В России сделано три вакцины. "Спутник V", "Эпиваккорона" и из настоящего вируса (КовиВак).

О "Спутнике" все слышали, он действительно может дать какую-то защиту, хотя клинические испытания были проведены довольно сомнительно. По "Эпиваккорона" результатов не опубликовано, и судя по информации участников клинических испытаний из соцсетей, она не очень-то хорошо работает. Количество антител, которые она создает, вызывает сомнения. Технология пептидной вакцины совершенно новая, никогда раньше не применялась и никогда никому не удавалось ее поставить на ноги. Поэтому я бы хотел видеть доказательства.

Российская вакцина "Спутник V" до сих пор не доказала свою эффективность

Конечно и "Спутник" не очень доказал свою эффективность в строгом смысле слова. Но с этим я могу смириться просто потому, что он сделан на основе более опробованной технологии. И если у других она получилась, то и у россиян могла.

А вот пептидные вакцины ни у кого не получались. И я бы хотел строгих доказательств, но их пока нет. Надеюсь, они будут, и тогда сможем оценить, насколько эта вакцина работает. Но пока, если есть выбор, я бы прививался чем-нибудь другим.

Третья вакцина сделана по стандартной технологии. Убитая вакцина, сделанная из настоящего вируса. По всем соображениям, она должна быть очень хорошей. Но подождем результатов испытаний.

– Те россияне, которые получили прививку "Спутником V", показывают достаточно высокие антитела иммуноглобулина G.

– С цифрами такая ситуация, что никто не знает, сколько антител надо. Эти тесты до сих пор не стандартизованы, результат выражается в разных единицах. Их нельзя сравнивать, ведь они меряются совсем по-другому. Поэтому, когда люди оперируют цифрами, это надо воспринимать с осторожностью.

Но я согласен, что "Спутник" действительно вызывает образование антител. Но насколько они хороши? Бывают антитела, которые защищают, а бывают антитела, которые делают болезнь более тяжелой.

Спутник сделан по той же технологии, что и вакцина фирмы Janssen, которая провела качественные клинические испытания на 30-40 тысячах добровольцев. По аналогии он тоже может быть неплохим. Но то, как его внедряли…

Собственно говоря, не продумали ничего, сходу бросились использовать эту вакцину, даже не начав клинических испытаний. Так в мире не делает никто. Если бы у создателей вакцины были надежные данные, конечно, сейчас все бы с удовольствием привились "Спутником".

Теперь, насколько я понимаю, у них проблема с производством. Наверное, срезается масса углов, что влияет на качество. Недавно в Словакии решили отказаться от "Спутника" и утверждают, что им подсунули что-то другое. Не имея данных, трудно сказать, так оно или нет. Если бы словакам прислали хорошую вакцину, то они вряд ли бы от нее отказались.

Создателям "Спутника" будет трудно убедить мир, что их вакцина действительно хороша.

– Недостаток мощностей – главная проблема вакцинальной кампании. Провакцинировались или богатые страны, или же те, где расположено производство. А другие ждут.

Любая страна, которая создала вакцину, сделает все, чтобы защитить в первую очередь свое население. Кроме России

Россия как раз пытается продать свою вакцину кому угодно в то время, как свое население не желает ею прививаться. Это закономерный результат того, что вакцина была внедрена неправильно и вызвала массу сомнений. Российская публика не без оснований не доверяет своему государству и властям, поэтому и отказывается прививаться.

– Вакцины фирм AstraZeneca и Janssen в некоторых случаях вызывают тромбозы. Это повод приостанавливать вакцинацию данными препаратами?

– Они ведь пока не лицензированы в полном смысле слова. Им выдано разрешение на ограниченное применение в экстремальной ситуации. Основной критерий – польза превышает потенциальный вред. Это уравнение до сих пор решается в пользу вакцинации. В США было шесть случаев тромбозов у женщин от молодого и среднего возрастов. Один, к сожалению, летальный. А привиты миллионы. Ясно, что шесть случаев на несколько миллионов – это не так уж много, но и этого лучше избегать.

Испытание крупномасштабного производства вакцины AstraZeneca в Италии

Использование вакцины приостановили, чтобы окончательно разобраться, действительно ли тромбозы связаны с вакциной. И если это так, нужно разработать некие меры для того, чтобы предотвратить образование тромбозов в будущем и разобраться, как их лечить. Теоретически это возможно. Тромбозы очень редко возникают от других медицинских средств. Например, от гепарина, который разжижает кровь, но у некоторых он парадоксальным образом наоборот вызывает тромбы. И происходит это из-за исключительно редкого неправильного иммунного ответа.

Но это как раз есть иллюстрация ответственности ученых перед людьми. Когда речь идет о миллионах здоровых людей, главный упор делается на безопасность. Я бы хотел быть уверенным, чего у меня пока нет, что такой же подход используется и с российскими вакцинами.

– Антивакцинаторы придумывают множество мифов о вреде вакцины и возможных осложнениях после ее применения.

– Осложнения могут быть от любого медицинского препарата или пищевых продуктов. Да и вообще, жизнь очень опасна. Те исключительно редкие серьезные реакции на вакцину даже близко не подходят к той колоссальной пользе, которую вакцины приносят. Это трагично, что вот столько людей, причем зачастую вполне образованных, склонны верить ерунде о вакцинах, которую говорят невежественные люди. Эти антивакцинные настроения начались много лет назад. Тут есть немало объяснений. Одно из них – вакцины стали жертвой собственного успеха.

60-70 лет назад родители с ночи выстаивались в очередь, чтобы привить детей от разных инфекций.

Вакцины – одно из высочайших достижений человечества в 20-м веке. Они спасли миллионы, десятки, сотни миллионов жизней. Исчезли корь, краснуха, коклюш – список болезней, которых больше современные люди практически не знают

Поэтому некоторые думают: "Мало ли вирус, подумаешь, бактерия". И думают, что вакцина уже не спасение от болезни, а наоборот то, с чем надо бороться.

А сейчас, когда люди наэлектризованы с этой пандемией, процессы обострились. Особенно в странах, где большое недоверие к властям, где люди привыкли, что им врут каждый день. Там вакцинация воспринимается с еще большим скепсисом, что очень прискорбно.

– Много слышу, что вирусы, пандемии, вакцины новая мировая реальность. Теперь так будет всегда.

– Почему новая? Это так кажется, потому что каждый меряет горизонт памяти с момента своего рождения. Но за несколько десятков лет мы уже столько пандемий пережили!

В прошлом столетии была масса пандемий гриппа, которые, может быть, не уносили столько жизней, но тем не менее тоже сравнимо. Мы забыли про пандемию HIV – вируса иммунодефицита? А регулярные пандемии гриппа? Или недавние эпидемии вируса Зика, Эбола…

А если вспомнить историю, то раньше про вирусы не знали и просто говорили – настал мор. Это и есть пандемия. Поэтому с этим коронавирусом нет ничего нового, и на нем пандемии не окончатся. Более того, некоторые считают, что это будет происходить чаще потому, что люди стали более активными и больше вторгаются в те места, где им лучше не быть. Они более плотно контактируют с животными, которые их заражают. И при тех средствах транспорта, которые сейчас есть – сел на самолет, и все, вирус разлетелся по всему миру.

Огромную роль будет играть именно медицинское обеспечение, создание вакцин. В эту пандемию мы приобрели огромный опыт, научились быстро и стандартизованно разрабатывать вакцины, тем самим, создали платформы для будущих вакцин.

РНКовая платформа может быть применена против большого количества других вирусов. Теперь кандидатный препарат реально можно создать за пару недель. И если нам удастся ускорить процедуру их испытания, вполне вероятно, что в следующий раз, если возникнет новая пандемия, вакцину можно будет создать через пару-тройку месяцев, и погасить ее в зародыше.