Феномен пост-майдана

Феномен пост-майдана

Феномен Майдана - это феномен первого всплеска революции. Как стихия бушующего потока выносит на поверхность самые разные объекты. - так и первые налоговые протесты вынесли наверх, в руководство акцией людей разных, порой неожиданных, зачастую случайных. Кто-то с самого начала рассматривал движение предпринимателей как нечто, нуждающееся в седле и узде. Кто-то видел в нем только ступеньку к вхождению в коридоры власти. Кто-то надеялся, что волна протестов вынесет куда-то наверх...

Иначе и не могло быть на начальном этапе, когда люди только пытались сформулировать свои проблемы и требования, нащупывали пути достижения целей, учились фильтровать обещания власти, учитывать и игнорировать ее угрозы, отличать товарища по борьбе от карьериста и проходимца. А карьеристы и проходимцы, между тем, грызлись между собой, наперегонки бежали договариваться с Кабмином, а потом наперебой обвиняли друг друга в соглашательстве. И если бы весь Майдан сводился к возне "координаторов", Налоговый кодекс был бы принят в самом жестком варианте, а предпринимательские протесты окончились бы полным и окончательным пшиком. Но Майдан был не только соревнованием социально-политических авантюристов - он был еще и живым массовым движением.

Как любое действительное, живое движение, предпринимательский протест после принятия Налогового кодекса не заглох, а стал меняться, взрослеть. Он приобрел организованные формы - и неудивительно, что этих форм поначалу оказалось несколько, ведь в стихийном движении всегда появляется пять-шесть гетманов, каждый из которых намерен быть единственным. Однако как любое действительное, живое движение, предпринимательский протест не был растащен между вождями, а сгруппировался вокруг одного центра, которым стала гражданская акция "Вперед". Все прочие группы оказались несоизмеримо малы и по численности, и по влиянию среди предпринимателей, и по способности громко разговаривать с властью.

Акция "Вперед" помогла предпринимательскому движению найти себя, выразить стремления масс, вырастить из частных требований упрощенцев - масштабную программу "народных реформ" и достойно представить ее в законодательном органе. Неудивительно, что именно к акции "Вперед" тянутся почти все, кто в ноябре прошлого года вышел на Майдан. Никуда, конечно, не делись и вожаки "первой волны" - однако часть их пригрелась в Совете предпринимателей при Кабмине, как Оксана Продан, часть просто не желает вливаться в общее движение, занимается в основном саморекламой и тем самым, по сути, работает на раскол - таков, например, Данилюк и его команда. Но уже вполне очевидно, на чьей стороне массовая поддержка. Однако и поддержка масс не означает, что можно разбрасываться отдельными сторонниками. Ими и не разбрасываются.

Так, недавно из Лукьяновского СИЗО при содействии Королевской был выпущен участник налогового Майдана Сергей Костаков. 22 ноября прошлого года он оказался на налоговом Майдане, а через неделю - за решеткой, где провел под следствием и судом семь месяцев.

Каждый приходит на Майдан своим путем. Кто-то выходит защищать свое кровное, не найдя других возможностей достучаться до правительства. А кто-то, ощутив несправедливость на себе вчера, выступает в поддержку тех, кто поднимается против несправедливости сегодня.

Так и оказался на налоговом Майдане Сергей Костаков. Его фирма - плательщик двадцатипроцентного НДС, поэтому проблемы упрощенцев не касались Сергея напрямую. И тем не менее, Костаков присоединился к протестам предпринимателей, потому что видел: все частные проблемы объединяет одна общая - несправеливость системы.

"На Майдане были активные протестовальщики, а были пассивные - которые вышли послушать музыку, потанцевать. Я считаю, что если уж выходить на протест, то надо протестовать конкретно, чтобы власти этот протест ощутили", - говорит Костаков.

Он и оказался в гуще "конкретного" протеста - на перекрытии ул. Институтской. Предприниматели - в основном женщины - пропускали служебные машины и "скорые", остальных - заворачивали. Кто-то относился к протестам с пониманием, но некоторые водители вели себя агрессивно. Один из них попытался "продавить" толпу своей машиной.

"Водитель вел себя дерзко. То ли толкнул, то ли наехал на женщину, и она вскрикнула. Люди были возмущены, немного побили эту машину. Этот инцидент снимали три милицейских видеокамеры. Я находился рядом и принялся кричать, чтобы остановить повреждение машины. Думаю, что это сыграло решающую роль в моем закрытии в СИЗО. Потому что милиция подумала, что если я на них кричу так, то я их руководитель", - вспоминает Костаков.

"Взяли" Сергея через неделю, рано утром - он с трудом убедил оперативников передать ключи от машины жене. А в отделении милиции начальник ТВМ-4 Шевченковского РУГУ МВД Украины в г. Киеве В.Собченко предложил Костакову немудреный выбор: написать под диктовку "явку с повинной", а по сути донос на организаторов Майдана или отправляться в Лукьяновский СИЗО. Сергей выбрал Лукьяновку.

Дальше была камера на 14 мест, в которой сидело 25 заключенных, кишащий клопами матрас, угрозы карцера и темный ящик прогулочного дворика в "столыпинке". Был фарс следствия и суда. С трудом удалось добиться возможности просмотреть милицейскую запись происшествия, на которой было четко видно: Костаков машины не трогал.

А между тем, в дело вмешалась Наталья Королевская - ее роль в своем освобожении сам Костаков называет решающей. Она привлекла к защите прав арестованного "тяжелую артиллерию" - омбудсмена Нину Карпачеву. Лишь после этого судья соизволила обратить внимание на права подсудимого и удовлетворила ходатайство об изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Костаков после семи месяцев СИЗО смог вернуться домой.

Но отсиживаться дома Сергей не собирается: борьба не закончена. И речь не только о его личной борьбе в зале суда, но и о продолжении борьбы предпринимателей и примкнувших к ним представителей загадочного украинского миддл-класса за свои права: в конце концов, все это лишь составляющие общей борьбы против несправедливости системы.

Костаков - человек не из пугливых. Но даже самым бесстрашным важно, что рядом есть соратники, которые в трудную минуту протянут руку помощи, и эта помощь будет действенной, а не формальной - как в случае с помощью Королевской. Вообще, надежность и практичность во всех начинаниях - это основные характеристики акции "Вперед". От этапа к этапу все заявления, все планы претворялись в жизнь с завидной настойчивостью. Будь то организация всеукраинского митинга или формирование "Народной варты", или подача альтернативного законопроекта, или даже спасение из застенков одного отдельно взятого человека, который даже не является участником акции "Вперед". Дело ведь не в членстве, а в том, что человек проявил себя честным и смелым борцом, не сломался под жестким давлением системы и готов продолжать борьбу.

И у него будет такой шанс: сентябрь обещает быть горячим. Предприниматели, в том числе в рамках акции "Вперед", будут предъявлять свои требования власти. Это уже не прошлогодний Налоговый майдан с его стихией, разрозненностью, узостью требований и элементами басни "Лебедь, Рак и Щука". Движение, с одной стороны, разрослось, с другой - структурировалось и сформулировало широкий диапазон требований и предложений по реформированию страны. У движения есть (и постоянно растет) активная массовая база по всей стране, есть (и постоянно повышает квалификацию) костяк активистов, есть свое представительство в высших органах власти. Это движение, в котором лидер и рядовой активист могут рассчитывать друг на друга. И это значит, что у такого движения очень интересное и, возможно, успешное будущее.

Наталья Королевская