newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

Репарации и контрибуция: реально ли Украине добиться возмещения от России ущерба за войну

Украина ищет варианты заставить Россию заплатить за агрессию

В понедельник, 14 ноября, Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, призывающую Россию прекратить совершать агрессию против Украины и возместить нанесенный ущерб. За это решение проголосовали представители 94 государств из 181 присутствующих, то есть больше половины (принятие резолюции Генассамблеи ООН требует 50% голосов "за").

Голосование Генассамблеи ООН за выплату Россией репараций

Как прокомментировал для OBOZREVATEL спикер МИД Украины Олег Николенко, принятая резолюция является важным шагом в рамках создания международного механизма компенсаций для Украины ущерба, нанесенного российской агрессией. Между тем, ущерб этот уже оценивается более чем в 340 миллиардов долларов.

Резолюция Генассамблеи ООН решает три задачи:

1) подтверждает, что Россия совершает агрессию против Украины, призывает ее прекратить и возместить нанесенный ущерб;

2) призывает создать реестр нанесенного ущерба;

3) рекомендует создать международный механизм выплаты репараций со стороны России.

Собственно, дискуссии о том, как заставить страну-агрессора платить за причиненный ущерб, ведутся с самого начала полномасштабной агрессии России против Украины. В мировой практике есть два варианта такового возмещения: контрибуция и репарации.

Контрибуция – это принудительные послевоенные платежи, уплачиваемые государством, потерпевшим поражение в войне, государствам-победителям. Ключевыми словами здесь являются "победа" и "поражение". То есть чтобы Украине требовать контрибуцию, нужно обязательно победить в войне.

Репарации – это полное или частичное возмещение государством, начавшим агрессивную войну, ущерба, причиненного государству, подвергшемуся нападению. Взыскание репараций происходит по мирному договору или другим международным актам, которые напрямую не зависят от результатов войны.

Репарации для Украины

Впервые слова "репарации" и "контрибуция" прозвучали из уст президента Украины Владимира Зеленского 3 марта 2022 после очередного ракетно-бомбового удара российских войск по украинским городам.

"Мы восстановим каждый дом, каждую улицу, каждый город. И говорим России: учите слова "репарации" и "контрибуция". Вы возместите все, что сделали против Украины. В полном объеме", – сказал тогда Владимир Зеленский в своем традиционном видеообращении.

С тех пор идут дискуссии на тему, как заставить Россию платить за ущерб, причиненный агрессией против Украины. Над этой задачей работают юристы, экономисты и дипломаты – как украинские, так и из стран-партнеров.

Сначала ожидалось, что выплата репараций произойдет за счет замороженных российских активов в западных банках, которые по состоянию на сегодняшний день составляют от 300 до 500 млрд долларов США. Однако этот вариант зашел в тупик из-за "невозможности преодоления суверенного иммунитета национальными судами".

В частности, 4 октября стало известно, что Швейцария, которая в рамках санкций заморозила финансовые активы россиян на сумму 6,7 млрд швейцарских франков (6,86 млрд долларов) и 15 объектов недвижимости, отказалась передавать их Украине, поскольку конфискация активов в отличие от их заморозки стала бы "масштабным посягательством на гарантию собственности и другие основные конституционные права" лиц, попавших под санкции.

Вместе с тем интересный прецедент создала Канада, 23 июня прописав в своем законодательстве возможность конфисковать замороженные активы государств-агрессоров и передавать их в качестве репараций пострадавшим от агрессии государствам. Однако здесь в процедуре фигурирует "обращение международной организации государств или объединение государств, членом которых является Канада".

Следовательно, даже для решения вопроса конфискации и передачи Украине замороженных российских активов требуются не национальные, а международные правовые инструменты. Одним из этих инструментов должна стать резолюция Генеральной ассамблеи ООН от 14 ноября 2022 года, которая сама по себе не обязательна к выполнению, однако может послужить международной правовой основой для дальнейшего развития этого процесса.

Что дальше

Без сомнения, Украина вместе с западными партнерами продолжит работу над этим вопросом. Ведь альтернативы ему пока нет – восстанавливать разрушенную войной страну так или иначе придется, а делать это за счет агрессора не только наиболее рационально, но и справедливо.

Идея использовать для механизма репараций международные институции, прежде всего ООН и ее специализированные органы, кажется наиболее рабочей. К тому же других международных институтов такого уровня пока просто не существует.

Ситуация осложняется тем, что дела о репарациях обычно рассматривает Совет Безопасности ООН, в котором Россия до сих пор имеет право вето. Поэтому предыдущие прецеденты, такие как выплата репараций Ираком Кувейту за агрессию 1990-1991 годов, или выплата репараций по итогам Второй мировой войны, здесь не работают.

Вместе с тем право вето России не распространяется на Генеральную ассамблею ООН, которая хоть и не может принять решение по существу вопроса, которое имело бы обязательную силу, однако может заключить соглашение о создании специального международного суда, решение которого будет уже обязательным для выполнения Россией.

И хотя ни одного такого прецедента в мировой истории еще нет, ничто не мешает его создать. Тем более что Украина уже не раз доказала, что способна и не на такое.

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel и в Viber. Не ведитесь на фейки!