УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Андрей Котельник: "Мы для немцев просто гладиаторы"

258
Андрей Котельник: 'Мы для немцев просто гладиаторы'

– Каким был план на бой против Гэвина Риза и удалось ли его реализовать? – План был один – победить. Победить и отобрать титул, который по праву принадлежит мне. Свою задачу я выполнил.

– Во время поединка вы чувствовали, что переигрываете соперника по очкам? – Я видел, что побеждаю по ходу боя. Я хотел нокаутировать Риза и раньше, но до 12-го раунда не получалось. Очень хорошо, что все закончилось именно нокаутом, и не потому, что я боялся проиграть,– такого завершения боя в чемпионских поединках ждут все.

– И все же в заключительном раунде вы резко прибавили в скорости. Опасались ли вы необъективности судей? Ведь в поединках против француза Сулеймана М`Байе (в октябре 2004-го – поражение по очкам в претендентском бою и в марте 2007-го – ничья в чемпионском бою.– прим. ред.) вы пострадали из-за предвзятости... – Несмотря на тогдашние неоднозначные решения судей, я не боялся поражения. В конце поединка тренер сказал мне в углу, что нужно поднимать темп, что соперник устал и его необходимо просто добивать. Это я и сделал.

– Уже не в первый раз значимый для вас поединок проходил на территории противника. В чем причина? – Конечно, причина в деньгах. Менеджеры не могут договориться о проведении боя в Германии (Андрей Котельник представляет немецкий клуб Universum Box Promotion.– прим. ред.) – приходится выступать там, где эти поединки заинтересуют зрителей, там, где больше заплатят. Лично для меня нет особой разницы. Неважно, где проходит чемпионский бой,– в нем нужно побеждать в любом случае.

– В современном профессиональном боксе бои супертяжеловесов уже давно не являются самыми кассовыми. В то же время поединки в легком и среднем весе в Германии не вызывают особого интереса. Почему? – "Тяжей" в Германии, конечно, любят больше. Но это – только одна из причин. Мы спрашиваем у руководителей Universum Box Promotion: "Зачем вы набираете в клуб боксеров, представляющих легкий и средний вес, если они вам не нужны?" Нам ничего даже толком не отвечают – мол, отрабатывайте свои контракты.

– Приходилось слышать много нареканий от Сергея Дзиндзирука и Владимира Сидоренко (чемпионы мира из Украины, также представляющие Universum Box Promotion.– прим. ред.) на отсутствие сильных соперников. Прислушиваются ли к вашему мнению в клубе? – Сомневаюсь, что они кого-то из нас слушают. Мало того, нам говорят, что, если нас не интересуют те соперники, которых нам предлагают, нам предоставят еще более слабых. А что мы в этой ситуации можем сделать? Мы для немецкого клуба просто гладиаторы, на которых можно заработать деньги.

– Вы сказали, что больше всего хотели бы провести бой против экс-чемпиона мира – Рикки Хаттона. Насколько реально с ним договориться? – Сейчас реально боксировать с любым соперником. Хаттон свой последний бой проиграл Флойду Мэйвезеру и наверняка хочет вернуться на вершину. Но ситуация сейчас такова – я чемпион мира, и я диктую условия. Теперь всем этим "звездам" придется договариваться со мной.

– Существует ли возможность проведения объединительного боя против Джуниора Уиттера (чемпион по версии WBC) или Пола Малиньягги (чемпион по версии IBF)? – Об объединении поясов говорить еще рано. Сначала нужно защитить только что завоеванный титул, и я хочу сделать это уверенно.

– После поражений в профессиональном боксе – чтобы вернуть позиции, утраченные в рейтинге,– обычно требуется полтора-два года. Насколько сложно вам было подняться после поражений и в 2004 году от М`Байе, и в 2005-м – от британца Джуниора Уиттера (бой за звание чемпиона Европы по версии EBU, поражение по очкам)? – Я с колен не поднимался – эти поражения были не моими, а Universum Box Promotion. И у Уиттера, и у М`Байе я уверенно выигрывал по очкам, но меня засудили арбитры. Почему так? Все решили деньги промоутерских организаций соперников. Лично мне не стыдно – я-то знаю, что оба тех боя выиграл я.