Жизнь после Томоса: кому достанутся все храмы и лавры УПЦ МП

Жизнь после Томоса: кому достанутся все храмы и лавры УПЦ МП

2 августа сеть всколыхнуло заявление главы Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета о том, что две крупнейшие православные святыни – Киево-Печерская и Почаевская лавры – после обретения украинской церковью независимости должны перейти к единой церкви. Позже последовало опровержение.

В то же время вопрос о том, как судьба этих лавр может быть связана с предоставлением украинской церкви Томоса от Константинопольского патриархата, остался неясным.

С просьбой рассказать, кому с сугубо формальной точки зрения лавры принадлежат сегодня и кому могут принадлежать после получения автокефалии, OBOZREVATEL обратился к народным депутатам Украины Виктору Еленскому и Александру Бригинцу.

Нардепы также рассказали о судьбе трех законопроектов, касающихся церквей в Украине - №4128 и №4126, которые вызвали бурю негодования в среде УПЦ МП, а также №5309, который в случае принятия де-факто обяжет эту церковь указывать в своем названии принадлежность к Москве.

Видео дня
Кому достанутся все храмы и лавры УПЦ МП
Кому Киево-Печерская и Почаевская лавры принадлежат сегодня

А.Бригинец: Эти лавры являются памятниками архитектуры, они принадлежат государству. То же касается Михайловского Златоверхого собора, Андреевской церкви, Софии Киевской и многих других известных храмов, которые есть в Украине.

Что касается других храмов, то они принадлежат не какому-то патриархату, а исключительно той общине, которая их построила и которая ими владеет. На самом деле, в Украине нет церковной собственности других государств, в том числе России.

В.Еленский: Статус юридического лица имеет не церковь в целом, а управления, общины, монастыри и так далее. Сейчас каждая религиозная община имеет статус юридического лица.

Но памятники истории и архитектуры принадлежат государству и переданы в пользование той или иной церковной общине. Это касается и этих двух лавр.

Кому Киево-Печерская и Почаевская лавры будут принадлежать после предоставления Томоса

А.Бригинец: Государство передает их тому, кому считает необходимым. У меня нет сомнений в том, что эти святыни будут переданы Украинской единой православной церкви.

В отношении других церквей, которые не являются памятниками архитектуры и не принадлежат государству, то только религиозная община может принимать решение о том, какой церкви как к юридическому институту им подчиняться. Если община решит, что она хочет подчиняться Украинской единой церкви, соответственно, это решение будет принято.

В.Еленский: Думаю, когда будет создана единая церковь, тогда об этом и можно будет говорить. Поскольку каждая община имеет статус юридического лица, не может быть такого, чтобы всё вместе переходило. Это будет более продолжительный процесс. Вопрос будет решать отдельно по каждому храму.

Но что касается памятников истории и архитектуры, каковыми являются эти лавры, то власть может принять решение об их передаче в пользование той или иной общине. Такое решении должен принять Кабмин.

Но, если и когда в Украине появится автокефальная церковь, я не думаю, что передача этих святынь будет одномоментным актом. Очевидно, что он будет осуществляться таким образом, чтобы не вызвать никаких общественных волнений. И такой способ есть: добровольный переход епархий, приходов, монастырей и т.д. УПЦ МП в эту церковь. Я рассматриваю такой сценарий как очень вероятный.

Кому достанутся все храмы и лавры УПЦ МП
Когда будут приняты "церковные" законопроекты

А.Бригинец: Думаю, после того как в Украине будет другая историческая реальность, когда будет создана новая украинская церковь, эти законопроекты не утратят своей актуальности, но потребуются определенные дополнения и изменения.

Мы слышали заявление о том, что принятие решения о предоставлении украинской церкви Томоса может быть в первые дни работы сессии Верховной Рады – 10 сентября. Соответственно, до 10 сентября, как я понимаю, эти законы приняты не будут.

Но то, что церковь, чей центр управления находится за границами Украины, должна иметь другой статус, чем церковь, центр которой находится в Украине, для меня очевидно.

В.Еленский: Конечно, я внимательнее слежу за законопроектом 4128, потому что это мой законопроект и потому что он вызвал наибольшую негативную реакцию со стороны московской патриархии. Они перекрутили суть законопроекта.

Он будет в повестке дня сессии, но сейчас я не могу сказать, когда его рассмотрят.

Когда переименуют УПЦ МП

А.Бригинец: Если 10 сентября состоится Синод Константинопольского патриархата, если в этот день будет провозглашен Томос, то до этого мы точно не сможем принять этот закон. Но между провозглашением Томоса и созданием церкви будет определенный период, и за это время закон точно должен быть принят.

Он имеет большую актуальность, чем те два законопроекта. Я уверен, что лучшее название для Украинской православной церкви - Украинская православная церковь. Но, как мы знаем, такое самозахваченное название уже есть у другой церкви. Поэтому и нужен такой закон, чтобы российскую церковь в Украине называть российской.

В.Еленский: Законопроект прошел в Комитете по вопросам культуры и духовности и его рекомендовали для рассмотрения в первом чтении, чтобы была дискуссия, чтобы депутаты могли вносить в него правки.

Он был в повестке дня прошлой сессии и, думаю, перейдет на следующую сессию.

Кому достанутся все храмы и лавры УПЦ МП
Кому перейдет София Киевская после предоставления Томоса

В.Еленский: София остается в собственности государства. Это вывод, который я сделал после долгого общения с музейщиками и со специалистами по истории Киевской Руси. Там нельзя служить каждый день.

Думаю, идеальный вариант ее использования – то, что делается сейчас. На День независимости там проходит благодарственный молебен, в котором принимают участие все. Он даже не имеет формы молебна, а, скорее, молитвенного обращения, к которому могут присоединиться даже представители других религий.

Эта форма сложилась полустихийно, но это абсолютно нормально.

Для служб Киевскому патриархату в пользование передали Теплую Софию, но это собственность государства.