Меньше дыма в глаза: врачи призвали ВОЗ изменить стратегию борьбы с курением

9 минут
37,8 т.
Меньше дыма в глаза: врачи призвали ВОЗ изменить стратегию борьбы с курением

В канун 9-го совещания конференции сторон Рамочной конвенции по борьбе с табаком 100 известных ученых и экспертов по борьбе с табакокурением из разных стран мира обратились во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) с призывом сделать бездымные никотиновые товары частью стратегии борьбы с курением.

Украинские врачи тоже призывают ВОЗ "снять розовые очки" в борьбе с табаком: далеко не все курильщики могут или хотят бросить, и не предлагать им никакого другого способа снизить вред для организма – безответственно.

50 лет борьбы с табаком – и курильщиков стало больше

В прошлом году Всемирная организация здравоохранения праздновала юбилей. Полвека назад – в 1970 г. – ВОЗ официально начала свой "крестовый поход" против курения. В это время директор организации представил доклад "Ограничение курения".

Видео дня

Первым мероприятием ВОЗ против табака стало решение не курить во время своих заседаний – раньше это было разрешено.

На первый взгляд, за эти полвека в борьбе с курением было много достижений:

  • почти на каждой пачке сигарет в мире появилось предупреждение (ранее текст, а сейчас – и "страшные" картинки);

  • акцизы на сигареты и, соответственно, цена пачки сигарет увеличились за последние десятилетия в десятки раз;

  • в большинстве стран мира запретили курить в публичных местах;

  • с экранов телевизоров и страниц журналов и газет полностью исчезла любая реклама сигарет (с телеэкранов ее начали убирать даже еще раньше – в 1965 г. первой запретила рекламу сигарет на ТВ Великобритания, а с 1971 г. – США).

Но, несмотря на все эти достижения, к своему "золотому юбилею" борьбы с табакокурением Всемирная организация здравоохранения подошла с одной "небольшой" проблемой: за полвека уровень курения в мире не уменьшился, а наоборот – существенно вырос.

Так, количество курильщиков за последние 40 лет выросло с 0,7 до 1,1 млрд. человек. А количество сигарет, ежегодно выкуриваемых в мире, увеличилось за этот период более чем на 1 трлн. – с около 5 трлн. в 1980 г. до более чем 6 трлн. в последние годы.

Ежегодно от болезней, связанных с курением, продолжает умирать более 8 млн человек.

По статистике, 70% курильщиков хотят бросить курить. Из них 80% даже попытаются бросить уже в этом году. Но менее одного из десяти сможет полностью избавиться от этой вредной привычки. И, к сожалению, объяснения от ВОЗ и Минздрава о том, что "курение убивает", не слишком помогают.

Всемирная организация здравоохранения сделала ставку на давление на курильщиков – налоговое, психологическое, информационное. Хорошо, что не пошли дальше – и не взяли на вооружение опыт борьбы с курением в тоталитарных режимах: в средневековом Китае за курение была предусмотрена смертная казнь, в России до Петра I у курильщиков вырывали ноздри, а одним из основателей антитабачного движения в Европе считается Третий рейх. Там был начат метод резкого повышения налогов на сигареты (налоги составляли до 90% цены сигарет в Германии в те времена), запрещена реклама сигарет (в частности, через громкоговорители, а также на почтовых марках и у железных дорог) и существенно ограничены общественные места, где можно курить.

Успешность этих мер была такой же низкой, как и у ВОЗ за последние полвека – с 1933 по 1939 г. уровень курения в Германии тоже вырос.

Давление не срабатывает. А что тогда может сработать?

Получить никотин, но обойти смолы

Когда же ВОЗ начала запрещать курение на собственных заседаниях, британский профессор, известный психотерапевт Майк Рассел вывел известный "парадокс курения": люди курят ради никотина, а умирают из-за смол в сигаретах.

Действительно, вопреки известной русской поговорке об убивающей коня капле никотина, никотин в сигаретах в большей степени отвечает за привыкание, а основные канцерогенные риски несут смолы, выделяемые при сгорании сигареты.

Все эти годы в разных странах искали ответ: как получить никотин, но обойти смолы. Разные страны нашли для себя разные ответы на этот вопрос.

Например, Швеция, которая имеет самый низкий в Европе процент курящего населения, пошла по национальной традиции: в этой стране еще с прошлых веков очень популярен снюс – жевательный табак. Именно его предлагают курильщикам как замену сигарет.

В свою очередь, другие развитые страны – такие как США, Великобритания и Япония – сделали ставку на использование инновационных технологий в борьбе с курением – прежде всего, на электронные сигареты и системы нагрева табака.

Так, в США использование альтернативных никотиновых изделий помогло снизить продажи традиционных сигарет на 48% за последние несколько лет. Уровень успешности полного отказа от курения при использовании табака для нагрева и электронных сигарет был почти вдвое выше, чем при использовании других заместительных товаров – таких как никотиновый пластырь или резинка (18% против 10%).

Правда, важен надлежащий контроль за составом этой продукции – использование "самодельных" (особенно с добавлением каннабиноидов) или непроверенных жидкостей и электронных сигарет может привести к трагическим последствиям.

В Великобритании переключение части курильщиков на вейпинг помогло снизить уровень курения традиционных сигарет до рекордно минимальных 14,7%. В этой стране даже разрешили производителям электронных сигарет проходить лицензирование наравне с лекарствами – как медицинский продукт, который будут прописывать курильщикам для избавления от вредной привычки.

А в Японии благодаря системам нагрева табака уровень курения традиционных сигарет с 2016 по 2019 гг. упал на треть. Подчеркнем: количество курильщиков не выросло в полтора раза, как при стратегии давления ВОЗ, а упало на 30% - и это всего за три года.

Почему же Всемирная организация здравоохранения так упорно продолжает блокировать использование альтернативных никотиновых товаров для снижения курения?

Потому что официальная позиция ВОЗ: "Курильщики получат максимальную пользу для здоровья только тогда, когда полностью прекратят потреблять как табак, так и никотин".

"Это заявление Всемирной организации здравоохранения неоспоримо, однако оторвано от реальности. Поскольку для многих зависимых от никотина лиц эта цель недостижима", - объясняет ситуацию заслуженный врач Украины, кардиолог высшей категории Марина Долженко.

"Я много лет общаюсь с такими пациентами, провожу тренинги на примере WONCA, как бросить курить, назначаю препараты. Однако на практике для многих таких больных лучше умереть, чем бросить курить. Запреты, штрафы, предостережения не пугают их – все равно эта часть пациентов курит и курит. В настоящее время нужны новые терапевтические подходы, направленные на уменьшение вреда табакокурения", - уверена Марина Долженко.

В конце сентября 2021 г. на заседании Консилиума на платформе WebCardio.academy был проведен экспертный опрос, в котором приняли участие более тысячи украинских семейных врачей, кардиологов, терапевтов, врачей других специальностей.

Абсолютно все врачи, принявшие участие в опросе, подтвердили, что они считают необходимым бороться с табакокурением своих пациентов разными методами, но в случае отказа пациента или неудачной попытки – рекомендовать перейти на альтернативные методы получения никотина в соответствии с мировыми рекомендациями.

Надо "снять розовые очки": стратегия снижения вреда

Мнение украинских экспертов разделяет значительная часть европейских и американских практикующих врачей, имеющих дело с реальными пациентами, а не теоретическими концепциями. Они поддерживают так называемую "стратегию снижения вреда".

"Перекрывать спасительный для многих курильщиков путь через снюс или электронные сигареты – это все равно что во время пожара закрывать двери к пожарной лестнице, потому что, мол, ее ступеньки могут быть скользкими", – критикует стратегию Всемирной организации здравоохранения доктор наук и старший исследователь Норвежский институт общественного здоровья Карл Лунд.

Он стал одним из 100 ученых и экспертов по борьбе с табаком, которые 18 октября 2021 г. обратились во Всемирную организацию здравоохранения и в страны, являющиеся сторонами Рамочной конвенции по борьбе с табаком, с призывом сделать бездымные никотиновые товары частью стратегии борьбы с табакокурением.

"ВОЗ может спасти жизнь более миллиарда курильщиков, если прекратит массовую дезинформацию по всем формам никотина и обновит свои научные подходы, которые сейчас предполагают, что курильщики должны либо бросить курить, либо умереть. Вместо этого следует взять на вооружение политику снижения вреда и использование значительно менее вредных способов доставки никотина", - уверен еще один соавтор письма, профессор социальных и бихевиоральных наук Школы глобального общественного здоровья при Университете Нью-Йорка, доктор Дэвид Абрамс.

На самом деле, стратегия уменьшения вреда уже более 20 лет успешно работает по всему миру во многих сферах – от потребления алкоголя до борьбы с тяжелыми наркотиками.

По сути, она заключается в осознании того, что мир вряд ли в ближайшее время полностью откажется от вредных привычек – курение, потребление алкоголя, нездоровой пищи, наркотиков – но государство и общество могут ограничить негативное влияние этих вредных товаров, услуг и привычек – как на жизнь самого потребителя, да и на окружающих.

Например, здесь нет задачи лишить весь мир алкогольной зависимости, но есть более прагматичная задача уменьшить количество автомобильных аварий из-за потребления алкоголя. Поэтому во многих развитых странах (США, Канада, Австралия, Южная Корея) уже действует программа Designated Driver (назначен водитель – когда даже рестораны и бары либо оплачивают услуги водителя для компаний, активно употребляющих алкоголь, либо предоставляют бесплатные безалкогольные напитки для одного с участников компании, который будет развозить опьяневших коллег или друзей по домам).

Здесь нет иллюзий по преодолению наркотической зависимости в ближайшем будущем. Но есть более реалистичные задачи – снизить распространение ВИЧ/СПИД и гепатита С среди наркозависимых (в т.ч. программа обмена шприцев), снизить количество смертей от передозировки (использование налаксона), снизить количество преступлений, совершаемых наркозависимыми в поиске денег на наркотики – от краж и ограблений до убийств. С этой целью в отдельных развитых странах Запада используется либо контролируемая (по рецепту) выдача наркотика для потребления, либо предоставляется заместительная, например метадоновая терапия.

"Мы должны смотреть на ситуацию без "розовых очков" и руководствоваться международным опытом и стратегией уменьшения вреда от курения, который заключается в том, чтобы создать возможность курильщику, который не смог избавиться от никотиновой зависимости ни самостоятельно, ни при медикаментозной и терапевтической помощи, по крайней мере, снизить уровень интоксикации от употребления никотина", – резюмирует Марина Долженко.

Особенности тоталитарного пути

Примечательно, что в отдельных сферах Украина уже начала реализовывать принципы стратегии снижения вреда – в частности, в сфере борьбы с наркотиками. И здесь Украина, в отличие от многих стран бывшего СССР, показала себя с более прогрессивной стороны. Еще в 2004-2005 гг. в Украине была начата программа заместительной метадоновой терапии для героиновых наркозависимых. В 2017 г. она была расширена. Сейчас около двухсот медицинских учреждений по всей Украине (кроме оккупированных территорий) через заместительную терапию помогают около 12 500 наркозависимых.

Многие медики критикуют метадон, поскольку, по сути, это тоже довольно тяжелый наркотик. Но в то же время есть очевидные позитивы данной программы. Уже через 5 лет после начала ее использования Минздрав заявил о резком снижении зафиксированных случаев потребления нелегальных наркотиков, уменьшении уровня смертности от передозировки, снижении уровня распространения СПИД среди наркозависимых и снижении "проявлений рискованного поведения" под влиянием наркотиков. И хотя финансирование заместительной программы постепенно передается от частных иностранных фондов в госбюджет, для экономики эта программа выгодна. Ведь каждая гривна, вложенная в программу, экономит в среднем 12 гривен на сокращении ущерба от преступности, связанной с наркотиками, расходов на уголовное судопроизводство и медицинскую помощь наркозависимым, в том числе при передозировке.

Ярким сравнением следует считать Российскую Федерацию, где отношение и к заместительной терапии, и в целом к ​​стратегии снижения вреда – крайне отрицательное. Отдельные российские организации, исповедующие принципы снижения вреда, объявлены "иностранными агентами", другие просто ликвидированы.

Успехи такой слепой политики в полной мере осознали в оккупированном Крыму. На полуострове с 2004 по 2014 гг. Украина активно внедряла принципы снижения вреда от наркотической зависимости, обеспечивая заместительную метадоновую терапию. Многие благодаря этой терапии смогли постепенно "сойти с иглы" и вернуться к нормальной жизни. После оккупации Крыма российские власти быстро свернули программу. В результате только через 7 месяцев после резкого завершения программы заместительной терапии из около 800 участников в Крыму и Севастополе примерно сто умерли, резко возросло количество наркоманов, вернувшихся к употреблению тяжелых наркотиков. Увеличилось количество краж и ограблений, совершенных под влиянием наркотических веществ.

Категорическое неприятие любой, даже гораздо более безопасной альтернативы – это тоталитарный путь. Вопрос в том, готова ли ВОЗ, а также Украина, идти по этому пути.