Есть Кальвин, и есть Кальвин

2 минуты
17,9 т.
Есть Кальвин, и есть Кальвин

Лютер, как известно, учил, что Спасение нельзя получить за деньги (отчего и осуждал индульгенции). Кальвин же, насколько я понимаю, зашёл гораздо дальше, полагая, что Спасение нельзя заслужить даже хорошими поступками, даже делая добро, поскольку круг тех, кто может спастись, всё равно предопределён заранее и изменить его нельзя. С таким жёстким фатализмом очень трудно согласиться, моя душа его не может принять, мне он представляется противоречащим самой сути Христианства.

Оправдывая "тайный замысел Кальвина", могут возразить, что, дескать, творя хорошее не ради Спасения, а просто потому, что хорошее — это хорошо, мы тем самым повышаем его ценность: добро должно быть бескорыстно.

На это отвечу, что из всего, что хорошо, лучшее это Вера, и поступок, идущий от Веры, всегда более ценен, чем тот же поступок сам по себе, Вера не умаляет его, а делает значительно более важным: добро творит Бог, хоть и нашими руками, и это необходимо честно осознавать, не приписывая его только себе.

Видео дня

Вера в Спасение это то, ради чего был дан Новый Завет. Вера это не просто "компас", Вера это и сила, данная Господом человеку, чтобы он стал Человеком, идущим к Богу.

Если кто-то считает, что он и так уже совершенен, что Вера ему не нужна, что, мол, он и так — сам по себе — уже достаточно хорош, это, думаю, просто гордыня. Кальвинизм — это, возможно, дорога к атеизму, атеистам можно сочувствовать, но не стоит уподобляться.

Понимаю, что человек грешен, но верю в то, что Спасение заслужить может каждый.

О религии говорят: даже если она неправильна, всё равно полезна, если способствует Добру. Но о кальвинизме можно, пожалуй, сказать обратное: даже если он каким-то образом истинен, всё равно наносит вред (по сути, разделяя Веру и Спасение), а потому в любом случае опасен.

Но отчего же у кальвинизма миллионы приверженцев? Возможно, дело тут в том, что для очень многих людей важнее кому-то плохо, чем себе хорошо. Из этой категории, очевидно, происходят вожди [контр]революций и войн, они же, видимо, и составляют — вследствие столь особого душевного настроя — паству Кальвина.

Не стану при этом спорить с тем, что страны, где кальвинизм господствует, гораздо более экономически успешны, чем остальные. Но кальвинизм это не только жёсткий фатализм, это ещё и неприятие лени, которое совсем не обязательно вытекает именно из фатализма, даже наоборот: оно ему прямо противоречит (зачем работать, если всё предопределено?) — так вот, как раз неприятие лени (а не фатализм!) и обусловило экономический успех таких стран. Фатализм же ни к чему хорошему не приводит, а просто подтачивает, разрушает души — и это мы тоже (и там же!) видим.

Есть Кальвин, и есть Кальвин. Это, кстати, как-то чувствуют и друзья кальвинизма, его адепты/апологеты, очень многие из которых от самого Кальвина, как ни странно, открещиваются (а то и вовсе его не упоминают) — они, типа, дошли до всего сами, а его и не читали. Но вот читать как раз надо: опасность нужно знать не понаслышке, тогда она очевиднее. И делать выводы

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.