Путин уйдет в 2022 году. В России начнется кризис – Соловей

Путин уйдет в 2022 году. В России начнется кризис – Соловей

Президент России Владимир Путин уйдет из власти в 2022 году и в публичной политике его больше не будет. Но проблема в том, что передать власть ему некому. Что будет с Россией и как его уход повлияет на Украину – в интервью OBOZREVATEL рассказал российский политолог Валерий Соловей.

В первой части интервью читайте, почему Путин поставил себе цель на 2020 год во чтобы то ни стало решить конфликт с Украиной и даже включить ее в Союзное государство.

– Вы говорите, что у Путина ограничено время и он торопится. А какое именно время? Физическое что ли?

– Можете называть это как хотите: историческое время, экзистенциальное, но оно очень ограничено.

– То есть Путин остается на свой шестой срок?

Видео дня

– Нет, это абсолютно исключено, в 2022 году Путина не будет в российской политике и в международной тоже.

– Он хоть в России останется?

– Я сказал только то, что я сказал. А дальше можете домысливать как хотите, но публично Путин не будет присутствовать в российской политике.

Валерий Соловей

– Будет управлять Россией непублично, как Назарбаев в Казахстане?

– Это тоже маловероятно в силу того, как организована политика в России. Тем более, что Назарбаев передоверил власть родственникам. В России с этим гораздо сложнее.

– Кому же Путин передоверит власть?

– А некому! У него, конечно, есть люди, которым он доверяет. Один из них – Дмитрий Медведев. Но сможет ли он удержаться? Вряд ли. Это вечная проблема диктатора – оказывается, что довериться некому. Кстати, Путин это очень хорошо знает. Он реалистичен в понимании приближенных к нему людей.

– Сложно поверить, что Путин уйдет из власти, если учесть, что он руководил страной 20 лет.

– Это естественное заблуждение. Когда человек провел у власти 20 лет, кажется, что это навсегда. Но нет. То, что однажды началось, однажды и закончится. Причем, внезапно.

– Есть мнение, что Путин уйти не может. Слишком много чего им наделано непоправимого.

– Это правильное суждение, но наблюдатели много чего не знают. А точнее, они не знают почти ничего. Все судят по внешней канве событий, не имея представления об импульсах и внутренних механизмах российской политики. Российская политика гораздо более закрыта, чем представляется.

– Что тогда будет с Россией и в России после 2022 года?

– Ничего страшного, тем более апокалиптического не произойдет. Какое-то время будет политическая сумятица, но и она не будет носить чрезмерного характера. В общем, внесение поправок в российскую Конституцию – это уже начало политического кризиса. Система госуправления ставится под сомнение. Кризис приобретет открытые формы, интенсивное выражение, ну и что? К гражданской войне это все равно не приведет.

Критически важен вопрос – кто потом окажется у власти в России? Это предсказать невозможно. Если окажется более-менее реалистическое правительство, оно урегулирует отношения с Украиной и с окружающим миром. Не внешняя политика будет для него приоритетом, а решение внутренних задач. Однако в Кремле есть люди, гораздо более опасные, чем Владимир Путин.

– Кто же это?

– Я не буду никого называть, но очень хорошо знаю, что они гораздо опаснее – и для России, и для Украины, да и для мира тоже.

– Есть вероятность, что власть в России окажется в их руках?

– Маловероятно, но до конца этого исключить не могу. Риск такой есть. На их фоне Путин выглядит образцом самоограничения. И вообще – он интеллектуальная вершина на фоне тех, кто находится рядом с ним.

Владимир Путин

– Для чего тогда создается Госсовет и будет ли Путин управлять им?

– Никто этого не знает. Личные обстоятельства президента – решающий фактор, который движет сейчас российской политикой. Тут возможны различные варианты. Если посмотреть на поправки, то полномочия у Госсовета такие же, как и у президента РФ. Поэтому Путин может возглавить Госсовет, желая уйти в тень. Но также Госсовет может управлять страной в ситуации фактического отсутствия президента. Однако все это не более чем гипотезы и предположения.

– Кто эти люди, которые все решают?

– Это исключительно те, кто обладает политической властью в России. Их немного, это небольшая группировка – до двух десятков человек. Патрушев (Николай Патрушев, секретарь Совбеза РФ. – Ред.), Бортников (Александр Бортников, директор ФСБ. – Ред.), Сечин (Игорь Сейчин, председатель Совета директоров компании "Роснефть". – Ред.). А те, кто принимает внешнеполитические решения – их еще меньше. Исключительно силовики, что очень плохо для России, Украины и для мира. Они проникнуты специфической групповой и корпоративной психологией.

– Путин сам решил уйти из власти или они его вынудили?

– Он пока не собирается уходить, но судьба неумолима. Он может хотеть что угодно, но у его желаний есть предел, установленный обстоятельствами, которые сильнее его. Сейчас он на них и наткнулся, что заставляет его использовать свое оставшееся время как можно эффективнее.

– Он хоть управляет Россией или это делают вместо него?

– Ключевые решения принимает непосредственно Путин, а некоторым людям он позволяет выступать от своего имени и заниматься решением тех или иных вопросов. Но ключевые вопросы решает только он, больше никто. Правда, его часто снабжают фальсифицированной информацией. Но то, что касается внутрироссийской ситуации, он не считает особо важным. Для него гораздо важнее внешняя политика и международные отношения. Украина у него отнимает фактически столько же внимания, что и Россия. К сожалению, и для России, и для Украины. Лучше бы Путин занимался российскими делами. Экономикой, допустим.

– Почему он этого не делает? Все-таки Россия – самая большая страна в мире, да и население 150 млн человек. Для него что, неважно?

– Путин считает, что на этом поприще не снискать всемирной исторической славы и не войти в историю. Он считает, что в России все неплохо, а вот в историю надо войти другими способами. Есть такая хорошая фраза "хорошими делами прославиться нельзя". То есть, подняв Россию экономически – в историю не войти. А вот вернув Крым, что всегда воспринималось как начало чего-то, как первый этап – вот это да. Ну приятно же, когда пресс-секретарь докладывает "а вас снова назвали самым опасным человеком мира". Это льстит. Как по мне, это извращенное тщеславие, но эта штука работает.

– Руководствуясь здравой логикой, это очень странно.

– В этом и заблуждение всех, кто анализирует происходящее в России. Они руководствуются здравым смыслом. А те, кто определяет внешнеполитическую стратегию России, руководствуются совсем другими вещами. У России есть ресурс – ядерное оружие и доктрина, позволяющая первой его использовать. Есть люди, которые считают, что это может казаться необходимым и даже желательным. Есть люди, которые желают взять исторический реванш. Так что это очень опасно.

Аннексия Крыма

– Хотите сказать, что они готовы применить ядерное оружие?

– Очень мало сомнений в их готовности это сделать.

– Разве это билет не в один конец?

– Они так не думают. Война с использованием тактического ядерного оружия считается приемлемым средством решения внешнеполитических проблем и достижения стратегических целей. Это не билет в один конец, с их точки зрения.

– Ну это выглядит как полное сумасшествие!

– Вот вы и демонстрируете разрыв между стилями мышления. Вы рассуждаете как нормальный человек. Я тоже так думал, пока не стал разбираться, что же там происходит и почему. Когда смог в меру своих сил и информации, которую удается получать, понять, что же происходит, то пришел в ужас. Просто в ужас. Да, такой стиль мышления определенной группировки, которая находится у власти и обладает ресурсами. Можно долго выяснять, как это получилось, но сейчас принимайте как факт. Более того, 2020 год – это год, когда они должны принять решительные шаги.

– Насколько в Кремле нацелены нормализировать отношения с Западом?

– Они хотят это сделать, но только на собственных условиях и думают, что смогут продиктовать их Западу. Это признание бывшего советского пространства, в первую очередь Украины, Молдовы, Беларуси и Грузии, сферой российского влияния, плюс снятие санкций. Но это касается Европы. В Кремле достаточно реалистичны, чтобы понимать, что на США они повлиять не могут, поэтому любая активность там свернута. В отношении США Россия вообще ничего не делает. А вот на Европу можно повлиять, и в этом направлении ведется очень интенсивная и последовательная работа.

– И насколько она успешна?

– Вот сейчас все и будет решаться. В Москве считают, что готовы к прорыву, и в этом году можно его добиться. Психологически Меркель и Макрон готовы пойти на условия Кремля, а больше там сопротивляться особо некому. Если Москва предпримет некоторые решительные шаги по изменению статуса-кво, то может продавить Европу. Это будут реализовывать с помощью разных рычагов давления. Их много, но расскажу то, что уже работало. Например, появление в Европе пары-тройки миллионов мигрантов из Северной Африки в течение пары месяцев. Это прекрасно сработало в 2016 году, и это можно легко повторить. Тогда это носило спонтанный характер, а сейчас процесс можно стимулировать. И Европа окажется парализованной.

– Выходит, что 2020 год – это год Х?

– Да, это во многом решающий год. Для Украины, мне кажется, он тоже будет очень важным.