Украина ни в чем не ошиблась, она просто была слаба – российский журналист

Украина ни в чем не ошиблась, она просто была слаба – российский журналист

Пять лет назад Российская Федерация воспользовалась слабостью Украины, чтобы аннексировать Крым и оккупировать часть Донбасса. Эти действия полностью похоронили дружеские отношения между государствами и разрушили мировой имидж РФ.

Сможет ли Москва вновь восстановить доверие, вернуть Крым и Донбасс, OBOZREVATEL узнавал во второй части интервью с российским журналистом, фотографом и волонтером Викторией Ивлевой. Первую часть можете прочитать тут.

Виктория, вы посещали Донбасс еще в первые года войны, больше не возвращались на оккупированную территорию?

– Я не была на неконтролируемой территории два года.

– Что можете вспомнить, что вы там увидели, какие настроения были у людей?

Видео дня

– Когда ты занимаешься вывозом людей, про настроение не спрашиваешь, тебе главное, чтобы люди взяли то, что нужно взять, чтобы люди не боялись и чтоб ты их смог вывезти. А выяснять, какое у них настроение, чтоб потом думать, зачем я их везу, раз у них какие-то другие взгляды, а может его высадить - таким никакой нормальный человек заниматься не будет. Тебе важно спасти человека, увезти женщину с ребенком от войны – это твоя основная задача, а остальное неважно. Потому что все остальное может тысячу раз измениться при условии, что эти люди живы, поэтому про настроения я ни с кем не разговаривала.

Донбасс
Донбасс
Донбасс

Виктория, в чем ошиблись Украина и Россия 5 лет назад , что привело к войне?

– Украина ни в чем не ошиблась, она была просто слишком слаба. Я думаю, что нужно было активно действовать в Крыму, моментально, как только все начиналось, отправлять туда спецотряды. Я не знаю, что из этого получилось бы, но я думаю, что нужно было наносить мгновенный удар.

Ваши отношения с людьми в Крыму, ваши отношения с людьми с Донбасса – это ваши отношения, в любом случае за 25 лет никакой войной и не пахло. Были какие-то митинги и противостояния в Крыму после распада СССР, но постепенно все это успокоилось, а на Донбассе вообще не было даже никаких маршевых выступлений, поэтому, мне кажется, и тут бы все так или иначе успокоилось.

С другой стороны, как правило, после революций начинаются гражданские войны – это свойство революций.

Я думаю, что Украина была просто очень слабой, да и у власти не было решительного человека, который взял бы на себя эту колоссальную ответственность – ввести войска в Крым.

Неправа была моя страна, она и сейчас неправа – это не наша территория, мы пришли туда незаконно, нас туда никто не звал.

Пятилетие аннексии Крыма
Украина ни в чем не ошиблась – российский журналист

А в Крыму были последнее время?

– Я была в Крыму осенью прошлого года.

Что можете рассказать?

– Я заезжала в Крым на пару дней, все это время была в Симферополе, по самому полуострову я не поездила. Но что для меня было странно, когда я пересекала границу с Новоалексеевки в Херсонской области, уже на полуострове российский пограничник смотрел мой паспорт и спросил: "А вы были в Америке? – я стояла и молчала. Он продолжил: А зачем вы туда ездили?". Я сказала: "В гости". Он спросил: "А кто ваши знакомые?" – он ждал, будто я ему скажу, что мои знакомые работают в ЦРУ, чего я не скажу, даже если б они там работали.

Виктория Ивлева

Я сказала: "Пенсионеры", – и тогда он отдал мне паспорт. Но сам факт моей поездки его совершенно поразил, и это здорово отличается от поведения российских пограничников на других КПП при пересечении границы - там не спрашивают, где ты был и что ты делал. Это по-видимому такая крымская деталь.

Это из-за того, что они не могут никуда выехать?

– Я думаю, что это из-за ненависти к Америке, которую им внушили, забыв о нашей с Америкой дружбе, забыв о встрече на Эльбе в 1945 году, забыв о помощи Америки СССР во время второй мировой войны в виде ленд-лиза, забыв про помощь голодающим в Поволжье в 20 годы, и много о чем забыв.

Я не к тому, что Америка – это рай, я к тому, насколько этих людей приводит в состояние какого-то ража виза в паспорте и то, что ты был на другом конце планеты.

– Предложений о том, как решить вопрос Крыма было много, даже была идея проведения украинско-российского референдума о принадлежности полуострова от экс-кандидата в президенты РФ Ксении Собчак. А думаете, есть ли шансы на скорое возвращение Крыма в состав Украины?

– Ксения Собчак вообще-то для меня не авторитет, а просто какая-то забавная фигура легкого поведения, не более того.

То, что Крым – большая проблема, я в этом не сомневаюсь. То, что в Крыму люди стали бояться, и боятся они больше чем на территории РФ – это заметно. То, что там есть люди, которые до сих пор страшно благодарны России – это тоже правда.

То, что в результате всего этого выиграли пенсионеры, – это тоже правда, потому что пенсии увеличились, и пенсионеры там чувствуют себя хорошо. Это все правда. И то, что референдум проходил незаконно, это тоже правда, потому что есть украинский закон о референдуме.

Более того, невозможно организовать и провести референдум за такой короткий срок. Вот можете представить, что Шотландия готовила референдум по отсоединению от Великобритании 5 лет. В результате они проиграли, достойно приняли свой проигрыш и ушли заниматься другими делами.

Референдум в Крыму

Крым стал для России глобальной проблемой, там осознают, что сделали ошибку?

– Думаю, что нет. Все время говорят о возвращении Крыма на Родину – это мантра такая. Нет, нет, никто тут не просыпается особо. Я думаю, что количество людей, которые понимают, что этого не нужно было делать, не увеличилось, скорее, увеличилось число людей, понимающих, что не нужно было заходить на Донбасс, вводить туда военных советников и поставлять оружие, – вот это люди больше понимают.

По поводу Донбасса, вы видите, как можно решать проблему?

– Конечно, убрать российские войска и перекрыть границу. Я думаю, что за 5 лет войны, а это уже дольше, чем Великая отечественная, люди там так устали, они не могли не устать. Война – это очень изматывающее дело. А все эти поездки за соцвыплатами и прочее…

Я понимаю, что по-другому не сделать, Украина в крайне сложной ситуации, большинство людей не занимается и не интересуется политикой, они хотят тихо и спокойно жить.

– Убрать российские войска с Донбасса, как и закончить войну, могут только в Кремле. Что сейчас может сделать Украина для этого?

– Украина должна сопротивляться, и всеми силами идти в другую от России сторону, что она и делает. Из последних сил, падая, умирая, но двигаться в другую сторону.

Что главное произошло в Украине за 5 лет после Майдана? На первое место я бы поставила закон о декоммунизации и переход от президентской формы правления к парламентско-президентской. Вот закон о декоммунизации – это очень важный ход, когда ты едешь полторы тысячи километров по Украине, и не встречаешь ни одного памятника Ленину, ни одной улицы Ленина. Хотя где-то они еще наверняка есть, это все не так быстро делается.

Бывший памятник Ленина в Киеве

Из головы уходит все советское. Да, ушло и что-то хорошее, не показывают определенные советские фильмы, но это можно пережить, показывают другие, ничуть не хуже. Но все эти советские сказки в Украине практически не показывают, а кто хочет, может их найти в интернете и посмотреть.

Я просто сравниваю с тем, что происходит с нашим телевидением, где постоянно показывают фильмы 50-х, 60-х, даже 30-х годов. Есть среди них и шедевры, снятые великими мастерами, например, Эйзенштейном или Довженко. Но в основном идут советские сказки про то, как все было прекрасно в СССР.

И я понимаю, что это невозможно в Украине, запрещено, и это замечательно.

– В то же время вся эта советская пропаганда сохранилась на оккупированных территория Донецкой и Луганской областей…

– Я бы поспорила с названием "оккупированная" территория, я всегда говорю, что это территория, неконтролируемая Украиной. Оккупированная территория – это та, где есть собственная оккупантская комендатура, собственная власть, а там же этого нет. На Донбассе все сложнее и хитрее, вроде бы всем свои заправляют, там действительно нет прямой российской власти, нет российских государственных символов – эта территория не считается российской как таковой, в отличие от Крыма, хотя всем понятно, что там все держится благодаря военной поддержке России.

Донбасс
Донбасс

Я думаю, что это упрощение для бытового сознания, но я не думаю, чтобы это была правда. Возможно, оно и нужно временно, но в этом есть элемент неправды, и поэтому это не очень хорошо, с моей точки зрения.

– Впрочем, как уже повелось. Но я хотела поговорить с вами о сложностях интеграции, и в первую очередь не самой территории, а людей. По вашему мнению, сколько на это может понадобится времени?

– Если вы отключите все российские каналы, то не очень много времени. Людей, конечно, нужно амнистировать, а тех, кого посчитают нужным, судить и сажать за особо тяжкие преступления.

Виктория Ивлева

Понятно, что когда идет война, кто-то кого-то убивает, но одно дело убить человека в бою, а другое – специально поджечь дом, в котором находятся немощные люди — это все-таки немножко разное. Есть Женевская конвенция, есть Международный Красный Крест, который над этим работает и всегда работал. Есть разрешенные методы войны и неразрешенные, но не мне с этим разбираться, а украинскому народу, но я думаю, что миловать всегда лучше, чем карать.

А что касается российских граждан, по вашему мнению, Украина и Россия вернутся к нормальным отношениям?

– Когда Россия покается, тогда и вернутся, но пока этого, видимо, не предвидится. Путин никуда не уйдет и умрет на своем посту, простой народ полностью во власти лживого и агрессивного телевидения, на котором в разных программах спокойно рассуждают о том, какая наша ракета долетит до Киева…

Если придет к власти человек, который возьмет на себя смелость покаяться, сказать, что Россия была неправа, принести Украине извинения за все, что мы натворили, то что-то начнет меняться, но я, увы, не вижу сейчас возможности для такого человека встать во главе моей страны.

Хотя не будем забывать, что Россия – удивительное место в котором все может поменяться в одну секунду…