newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

Фейгин: ЧВК "Вагнер" может исчезнуть под Бахмутом, Пригожину грозит смерть. Интервью

Фейгин: ЧВК 'Вагнер' может исчезнуть под Бахмутом, Пригожину грозит смерть. Интервью

Конфликт владельца ЧВК "Вагнер" Евгения Пригожина, минобороны и руководства "специальной военной операцией" – войной в Украине приближается к кульминации. Пригожину была поставлена задача взятия Бахмута, которую тот не может выполнить в течение месяцев. При этом высшие военные чиновники в России, похоже, не заинтересованы в том, чтобы "начальник Вагнера" выполнил свою миссию. Не исключено, что ему намеренно ограничивают и урезают военную помощь, чтобы в ожесточенных боях за украинский город положить оставшихся в живых контрактников "Вагнера". В таком случае Пригожин теряет свою армию, а с ней и новые задачи в войне против Украины.

Пока не ясно, готов ли сам глава Кремля Владимир Путин распрощаться с Пригожиным, но очевидно, что, потеряв "Вагнер", тот станет не интересен кремлевскому диктатору. Без своей ЧВК "повар Путина" становиться бесполезным источником шума, у которого остается только два пути: тюрьма или могила. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал российский правозащитник Марк Фейгин.

– В американском Институте изучения войны обратили внимание на то, что старый конфликт между Пригожиным и минобороны России на сегодня достиг своей кульминации. Что происходит? Как вы можете объяснить этот феномен?

– Конфликт действительно есть, и он публичный. Это выражается в том, что Пригожин сам комментирует его и постоянно говорит о своем аппаратном понижении. То ему не дают снарядов, он не может добиться этого от руководства минобороны и генштаба, то он заявляет, что ему отключили связь, то жалуется на то, что теперь ему не разрешают набирать зэков и так далее. Это не чьи-то фантазии, а вполне авторизированная информация от самого Пригожина.

То, что Пригожин перешел в публичную плоскость выяснения отношений, – это, безусловно, показатель. Это означает, что другими способами добиться того, чего он хочет, он не может. Он бы укрепил свой аппаратный вес, прежде всего вес перед самим Путиным, – как я понимаю, это единственное, что его защищает, – если бы он выполнил поставленные задачи. Например, взял Бахмут, вышел на границу Донецкой области. И именно тому, чтобы этого не сделал именно он, препятствует командование "СВО".

Условно говоря, если ограничить Пригожину возможности – устроить снарядный голод, затруднить пополнение рядов личным составом контрактников ЧВК "Вагнер", – то он, может, и выполнит эту задачу по взятию Бахмута, но это будет последняя задача, которую он выполнит. Истратит всех зэков в качестве фарша. Как бы молодец, наградили, но воевать уже больше нечем.

Пригожин заявляет: мне нужен миллиард долларов в месяц на войну. Он обосновывает это участием в войне: зарплата, амуниция, снаряды, расходы на месте и так далее. Но мне интересно, кто этот миллиард даст? Это пойдет из бюджета минобороны?

То есть это еще и некая форма шантажа. Он хочет еще и зарабатывать, он не собирается вкладывать свои деньги. По сути, он требует и снарядов, и денег для того, чтобы выполнить задачу, выполнить которую он обязался сам. Думаю, минобороны и генштаб не заинтересованы помогать ему в этом.

Условно говоря, хочешь брать Бахмут – иди и бери. Я не исключаю, что Бахмут все-таки может быть взят, но какая цена будет за это заплачена? В принципе, минобороны России все равно. Равно как до известной степени и самому Пригожину. Ему не хочется остаться вообще без войска, а такая ситуация вполне возможна.

Есть ощущение, что это делается целенаправленно со стороны министерства обороны, командования "СВО", генштаба, чтобы тех нескольких десятков контрактников из ЧВК "Вагнер" в течение месяца-двух практически не осталось. Слишком велики потери. В таком случае Пригожину уже не будет ставиться никаких задач, потому что ему нечем будет их выполнять.

Кто такой Пригожин для минобороны? "Директор" ЧВК "Вагнер". Но, простите, там люди военные, серьезные, людей без военного образования туда не берут. Кстати, у Пригожина даже нет воинского звания.

Я думаю, что конфликт действительно входит в пиковую фазу, потому что поставлены какие-то сроки взятия Бахмута, и он явно в эти сроки не укладывается. Конечно, посмотрим, что будет дальше, потому что эта картина зависит от многих составляющих. Но то, что Пригожин теряет ресурс – это совершенно очевидно.

– Пригожин теряет только свой человеческий и материальный ресурс или также политический ресурс своего влияния на то, что происходит в России?

– Тут ситуация двойственная. Безусловно, он набирает политические очки – о нем с восторгом говорят какие-то солдаты и офицеры, он интересен публике своей прямолинейностью, жесткостью. Он постоянно брутально заявляет: пусть дети олигархов пойдут в окопы и так далее. В отличие от многих лиц, которым поручено воевать, он находится прямо на передовой или где-то рядом. Он записывает ролики оттуда, уезжает в другое место и выкладывает видео.

Это может нравиться публике. Но аппаратно он, безусловно, теряет. Что он приобретает? Он что, увеличивает влияние на губернаторов, на минобороны, на правительство? Нет. Это зависит совершенно от других вещей, а не от политической саморекламы.

Пригожин воюет не только с минобороны и генштабом. Он воюет и с губернатором Бегловым в Санкт-Петербурге, а Санкт-Петербург – это важнейшее место. Беглов – человек Ковальчука, и ссора с ним – это ссора с непосредственным окружением Путина. Он, безусловно, теряет и в отношениях с администрацией президента, с которой у него по-разному складываются отношения.

Пока его удерживает на плаву необходимость взятия Бахмута и то, что пока не понятно, готов ли Путин с ним расстаться. Этого мы пока не понимаем – убеждают в этом Путина или нет, хочет он сам этого или нет.

– Вы сказали, что Пригожин фактически воюет с окружением Путина. Но сегодня нельзя сказать, что он воюет с самим Путиным?

– Нет-нет, абсолютно точно. Он постоянно обходит этот вопрос, апеллирует к президенту. Он на такое точно не пойдет, потому что тогда его дни будут сочтены. Если он выступит еще и против Путина, в тот же день его не станет.

Он действует в такой логике: царь хороший, бояре плохие. Это старая, избитая тактика. Другая для него уже невозможна, потому что с боярами он отношения потерял. А с Путиным у него отношения есть. Он получил всю возможную поддержку от Путина самим фактом создания ЧВК "Вагнер" и тем, что она существует по сей день.

В этой парадигме он может существовать достаточно долгое время. Но опять же, для Путина он интересен, только пока он имеет ресурс в виде ЧВК "Вагнер". Как только он теряет этот ресурс или не выполняет поставленную задачу, которая и оплачена, и обоснована, и политически поддержана со стороны Путина, зачем тогда Пригожин? Он создает только шум и больше ничего. Тогда у него два пути: тюрьма или могила.

Так что – нет, Путин останется для Пригожина неприкасаемой фигурой. Все что угодно говори, но только не про Путина.