Богословская докажет: Тимошенко изменила родине

Богословская докажет: Тимошенко изменила родине

Власть и деньги – то, от чего Тимошенко не может отказаться. Вор должен сидеть в тюрьме, а не в президентском или премьерском кресле.

Больше трех месяцев работает Временная следственная комиссия по расследованию обстоятельств заключения злосчастных газовых контрактов 2009 года. Как снежный ком растет гора фактов, указывающих на вину Юлии Тимошенко и так же быстро уменьшаются шансы на оправдательный приговор для экс-премьера…

О работе ВСК, о том, что уже открыто и еще предстоит открыть в «деле Тимошенко», «Обозревателю» рассказала глава Временной следственной комиссии по вопросам газовых соглашений 2009 года Инна Богословская.

Видео дня

«Обозреватель»: Каковы наработки ВСК на сегодняшний день?

Инна Богословская: ВСК была создана 17 марта этого года с общим сроком работы год. То есть комиссия закончит работу 17 марта следующего года, если раньше не будет готов окончательный отчет. За первых три месяца работы ВСК составила предварительный отчет для Верховной Рады. 16 июня он был утвержден Постановлением ВР большинством голосов. Мы подвели итоги первых трех месяцев работы и получили задание на следующие этапы работы.

На первом же заседании Комиссия приняла решение работать исключительно с документами. Мы не работаем с другой информацией. Все доводы и все выводы, которые имеют место в работе ВСК – это выводы, сделанные исключительно на основании документов. Впервые ВР занялась вопросом возможных признаков государственной измены в действиях высшего должностного лица. Это очень серьезное обвинение, поэтому мы с самого начала определились в том, что мы не будем работать ни с чем, кроме документов.

На сегодня работа ВСК разделилась на две части. Первая часть, которую мы считаем завершенной, касалась факта и обстоятельств подписания газовых соглашений, подписания директивы премьер-министром Украины, подписания соглашений главой «Нафтогаза» Дубиной и заместителем главы Диденко. Мы оценили все без исключения документы по этому вопросу и комиссия пришла к выводу, что в действиях премьер-министра Тимошенко усматриваются признаки уголовного преступления – превышение власти и служебных полномочий, которые нанесли значительный ущерб государству.

Согласно с Законом Украины, Кабинет Министров является исключительно коллективным органом, поэтому любые решения КМ должны приниматься исключительно коллективным путем. Вмешиваться в деятельность независимой хозяйственной структуры, НАК «Нафтогаз Украины», имело возможность либо государство в виде Кабинета Министров как коллективного органа, либо Министерство топлива и энергетики – также как коллективный орган. Но премьер-министр Украины Тимошенко подписала бумагу, которую она назвала директивой, под которой поставила собственную подпись, на который, в нарушение закона, была поставлена гербовая печать Кабинета Министров. Это прямое доказательство противоправных действий Тимошенко.

Мы получили доказательства, что абсолютно все должностные лица, имеющие отношение к подписанию газовых контрактов – Дубина, Диденко и члены Кабинета Министров, который созывал первый вице-премьер Турчинов в день подписания контрактов – все они определились с тем, что невозможно подписывать газовые контракты на таких основаниях, потому что они противоречат интересам государства.

Вторая часть, которая изучается сегодня, напрямую касается признаков государственной измены. Состав преступления, о котором мы говорили только что, не предусматривает наличия или отсутствия личной выгоды. Сам факт превышения власти, который вызвал убытки, и есть составом преступления. Но были или нет частные корыстные интересы и вступали ли они в конфликт с интересами государства – это вопрос, который мы будем изучать дальше.

Сегодня есть три огромных блока этих обстоятельств. Первое – подтвердился факт существования личных долгов компании Тимошенко перед Министерством обороны России, которые в размере 405 миллионов долларов США существовали на момент вмешательства Тимошенко в ход газовых переговоров. Этот факт подтвержден письмом министра обороны России, которое поступило на наш запрос через дипломатические каналы.

Далее. Мы получили ответ от Генеральной прокуратуры России, из которого видно, что Тимошенко на сегодня является лицом, признанным российским уголовным законодательством виновным в совершении тяжкого преступления – неоднократной дачи взятки должностным лицам Министерства оборони России. Действительно, это дело было закрыто ГПУ России, но по нереабилитирующим обстоятельствам. То есть в любой момент постановление о закрытии уголовного дела может быть отменено – и это было огромным фактором давления на нашего премьер-министра во время ведения переговоров.

И третье – мы нашли огромное количество векселей, выписанный в своей время НАК «Нафтогаз Украины» в счет погашения долгов частной компании Тимошенко «Босфор» и «Единые энергетические системы Украины». Эти векселя были выписаны в нарушение закона, они признаны фиктивными. Если этот факт подтвердится в полном объеме, это также будет означать, что Тимошенко во время вмешательства в ход газовых переговоров, мы будем иметь первое в Украине дело в отношении государственной измены должностного лица.

«Обозреватель»: Вы сказали о том, что Комиссия использует только документы, ничего, кроме документов. Как известно, сторона защиты Тимошенко настаивает на том, что контакты подписывались в крайне тяжелых условиях – холодная зима, жесткая позиция России, давление Евросоюза… Есть ли документы, подтверждающие это?

Инна Богословская: Какими были обстоятельства по состоянию на 19 января 2009 года? Первое – Украина имела фантастически выгодные условия для подписания цены на газ, потому что тогда цена на нефть была 40 долларов за баррель – самой низкой за 10 последних лет. Эта цена давала возможность Украине вести переговоры о базовой цене на уровне 180-250 долларов за тысячу кубометров газа. Мы получили 450.

Второе. И премьер-министр Тимошенко, и глава «Нафтогаза» Дубина неоднократно заявляли, что все газовые хранилища переполнены газом. Украина впервые за все годы независимости имела стопроцентно наполненные хранилища. Его полностью хватало на то, чтобы полностью обеспечить Украину до конца апреля 2009 года.

Третье. Поскольку вся мировая общественность была уверена в том, что газ для транспортировки в Европу был перекрыт именно Россией, а не Украиной, Украина не имела никаких проблем в Европой. Россия теряла в лень до 100 миллионов долларов в связи с тем, что она перекрыла транспортировку газа в Европу. Поэтому все украинские специалисты говорили, что у нас есть еще два месяца, чтобы удерживать свою позицию и не дать давлению со стороны России переломить нашу позицию.

Украина имела возможность все возможности провести переговоры, которые дали бы нам хорошую цену на газ. Для этого были все объективные, документальные подтверждения.

Читатель «Обозревателя» Иван: Линия построения обвинения на факте, что премьер-министр не имеет права подписывать документы без согласования со всем Кабинетом Министров - полный бред! Когда обвинение строится на подобном бреде, значит серьезных аргументов нет?

Инна Богословская: К сожалению, у нас грамотность населения очень низка, особенно правовая. Для чего во всех законодательных актах всех европейских стран прописана процедура принятия решений? Потому что это называется «защита от дурака». Представьте себе: премьер-министр находится на территории какой-либо недружественной страны и имеет право подписать по своему усмотрению любой документ. Достаточно любого психотропного вещества, не говоря уже о личных договоренностях, чтобы премьер-министр подписал отказ от части территории или от какого-нибудь стратегического предприятия. Именно для того чтобы защитить общество и государство от спонтанных, непродуманных, неграмотных решений первых лиц любое государство имеет процедуру принятия решений.

У нас существует разное отношение к правам и свободам человека и правам и свободам должностного лица. Это две противоположные презумпции. В отношении простого человека действует презумпция: разрешено все, что не запрещено. В отношении должностного лица действует ровно противоположная презумпция: должностному лицу разрешено исключительно то, что прямо предусмотрено в его должностных обязанностях. Премьер-министр Украины не вправе принимать единоличные решения, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью хозяйствующих субъектов. Это прямое нарушение закона.

«Обозреватель»: В свое время вы заявили о том, что адвокат Юлии Тимошенко Сергей Власенко является заинтересованной стороной в вопросе заключения газовых контрактов. Какими доказательствами вы располагаете?

Инна Богословская: Мы получили от государственной налоговой администрации копии заявлений о принятии на работу и об увольнении господина Власенко из ГНА. Из этих документов видно, что Власенко незаконно совмещал должности заместителя главы ГНА и народного депутата Украины.

На сегодня дата, когда была незаконно прекращена деятельность «Единых энергетических систем Украины» и дата, когда господин Власенко был заместителем главы ГНА, совпадают. Мы сделали запросы, чтобы выяснить, имело ли место документально вмешательство господина Власенко в процесс иска налоговой администрации.

Хочу напомнить: когда госпожа Тимошенко была премьер-министром, после того, как она подписала газовые соглашения в январе 2009 года, на протяжении лета и осени 2009 года были предприняты попытки незаконной ликвидации ЕЭСУ по иску ГНА и было проведено дело о банкротстве фирмы «Босфор», которая имела обязательства перед Министерством обороны России.

Если мы будем иметь подтверждения того, что господин Власенко имел отношение к незаконному прекращению деятельности этих компаний Тимошенко, это будет безусловным подтверждением его личной заинтересованности в этих делах.

Читатель «Обозревателя» Владимир: Где была оппозиция в тот момент, когда подписывались договоры? Ведь по логике вещей оппозиция - это контроль над властью.

Инна Богословская: В то время, когда подписывались газовые соглашения, я была главой ВСК парламента, которая изучала вопрос во время «газовой войны». Тогда в выводах ВСК мы заявили о том, что газовые соглашения были тайными и никто из власти не имел возможности их увидеть даже после подписания. Что 21 января, когда Тимошенко вернулась из Москвы и вместе с Турчиновым пыталась сделать хорошую мину при плохой игре, когда они через Кабмин пытались провести утверждение якобы газовых соглашений. Согласно со стенограммой, которая также является доказательством в ВСК, видно, что Турчинов и Тимошенко поставили на голосование вопрос поддержки Кабмином то, что подписано в Москве, не раздав министрам ни одного документа. Члены КМУ, в том числе Васюнник, сказали: «За что мы голосуем? Если вы хотите, чтобы мы поддержали то, что вы там подписали, то хотя бы покажите». На что Тимошенко сказала: «Вам достаточно информации из СМИ». Таким образом утверждение газовых соглашений было фиктивным.

Читательница «Обозревателя» Ксения Голуб, Донецк: Согласна, Тимошенко много сделала плохого. Но ведь Партия регионов ведет этот процесс для того чтобы Тимошенко не могла больше претендовать на позицию премьера и президента и была конкурентом для Регионов. Разве это не месть за то, что сажали Колесникова и других регионалов?

Инна Богословская: Я не знаю, месть это или не месть. Может, у кого-то это и месть. Но я знаю одно: есть закон, который говорит, что так делать нельзя. Есть доказательства, которые свидетельствуют о том, что это было сделано с грубым нарушением закона и повлекло колоссальный ущерб. Есть объективно преступление. Почему сотни тысяч людей, совершивших преступления с маковое зернышко по сравнению с преступлением Тимошенко, сидят в тюрьме, а ее только потому, что она в свое время вскочила в политику, скрываясь от уголовного наказания…

Хочу вам напомнить, когда Тимошенко появилась в украинской политике. Когда ее задержали с контрабандой на таможне в Запорожье, она была бизнес-леди, самой богатой женщиной мира. Ее задержали на таможне, по ней было стопроцентное уголовное дело, она знала, что будет иметь приговор. В связи с этим быстренько освободили один мажоритарный округ, дали должность человеку, который до этого на этом округе был, проложили газ на округе и Тимошенко посреди депутатского срока на довыборах по мажоритарному округу заскочила в парламент и получила депутатскую неприкосновенность.

С тех пор всю жизнь она использовала власть как способ покрытия своих преступлений. Это мое убеждение. Это то, что я вижу по всей жизни Тимошенко. Власть и деньги – это то, от чего она никак не может отказаться. Таких людей к власти допускать категорически нельзя. Если они совершили преступление, они должны сидеть. Вор должен сидеть в тюрьме, а не в президентском или премьерском кресле.

Читайте новости по итогам пресс-конференции:

Богословская: преступление Тимошенко – доказанный факт

В январе 2009 у Украины были фантастически выгодные условия - Богословская

Дело Тимошенко, возбужденное ГПУ РФ, могут снова открыть - Богословская

Богословскую облили водой и пообещали: следующий - бензин

Тимошенко показала в суде свое хамское нутро – Богословская

Тимошенко обошла «защиту от дурака» - Богословская

Богословская-Тимошенко: ничего личного

Смотрите видеозапись пресс-конференции (с ответами на вопросы читателей):

Часть 1

Часть 2

Часть 3