УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Вояж Киев-Москва, или От чего в столице жить "хорошо"

309
Вояж Киев-Москва, или От чего в столице  жить 'хорошо'

Москва – столица столиц, город грез… так было раньше, тенденция сохранилась и по сей день. Надменные москвичи с шовинистическими замашками и толпы чернорабочих с неславянской внешностью, дорогие автомобили, олигархи в одежде от кутюр и старые троллейбусы, перекочевавшие из Советского Союза, а в них с унылыми лицами едут пассажиры, одетые с Черкизона*.

* Черки́зовский рынок — ныне закрытый крупный вещевой рынок на востоке Москвы, существовавший с 1990-го года и занимавший территорию более 200 гектаров. В июле 2009 года решением правительства Москвы рынок был закрыт и на его месте планируют построить физкультурно-оздоровительный комплекс. По официальным данным, на рынке трудилось более 100 тыс. человек, из которых большая часть – выходцы из Китая. Данная инициатива мэрии под руководством господина Лужкова вызвала массовые протесты работников, однако решение о закрытии не подлежало обсуждению. Поговаривали, что Черкизовский рынок являлся самым крупным предприятием в мире. В данном случае, если мы ищем сходство, скажем, что Черкизон можно где-то как-то отдаленно сравнить с киевским рынком "Троещина".

Наверняка начинать повествование стоит с описания скорого поезда столичного экспресса "Киев-Москва". Вид украинского поезда, по правде сказать, захватывает дух. Новые вагончики, приветливые проводники, дешевый чай, никакой грязи и неприятного запаха. Не примите за рекламу "Укрзалізниці", однако за 100 у.е. вы получите достойный сервис и за ночь будете в Москве. Быстро, относительно недорого и по сравнению с российским составом – уж очень сердито.

Российский поезд – это жуткий кошмар из нашего советского прошлого, эхо войны, так сказать. Все в лучших традициях: жуткие запахи, старые изношенные ковры, грязные туалеты и очень ненавязчивые проводники. В общем, большой контраст за те же деньги.

Мэр мэру рознь!

Несмотря на заверения о тесной дружбе Леонида Черновецкого с Юрием Лужковыми и, как следствие, гипотетическом обмене опытом, от Москвы Киев пока перенимает лишь массовые жилые застройки, пробки, повышение тарифов … Ну, собственно говоря, и все.

Глядя на московские улицы, вымытые химраствором, сразу же вспоминается киевский Крещатик, не видавший поливалок наверняка с начала мэрствования Черновецкого, а то и того ранее. Аккуратные дворы северной столицы, подъезды, оборудованные не только кодовыми замками, но и камерами внешнего наблюдения... Короче говоря, Киеву с его бабушками-консьержками и службой спасения, ой, простите, доверия, еще до подобных благ цивилизации очень далеко. И дело ведь здесь состоит не в нехватке средств, а просто в отсутствии желания улучшить жизнь горожан. Это не интересно нынешней киевской команде, ведь есть дела поважнее.

Впрочем, мы не станем сейчас обсуждать интересы господина Лужкова в столице Украины. Это касается, в частности, сферы строительства, которую уже давно облюбовала благоверная московского мэра. В этом у двух мэров интересы однозначно едины.

Говоря об уровне доходов в обеих столицах, естественно очевидно, что в Москве порядок цен и соответственно прибылей на несколько порядков выше. Так было и будет всегда.

Это касается и зарплат, и цен на проезд в транспорте (проезд в метро в Москве стоит 22 рубля), и коммунальных тарифов, и цен на продукты питания.

ЕДА!

Вот на этом пункте хотелось бы остановиться более детально. Несмотря на цены, которые превышают киевские в два-три раза, качество продуктов оставляет желать лучшего.

Естественно, накормить огромный мегаполис – задача не из легких. Если во времена Союза за качество в московских продмагах отвечали головой и народ толпами ехал в Москву за "докторской" колбасой, отвечающей всем требованиям ГОСТа, то сегодня  при путешествии в северную столицу было бы неплохо прихватить с собой провиант.

Продукты, лекарства, питьевая вода – это как минимум те три вещи, без которых человек в современном мегаполисе не выживет никак. Собственно, потому и делать бизнес, начиная от малого до среднего, весьма прибыльно на этих трех вещах.

Не стоит забывать также о том, что, рассорившись со своими трудолюбивыми соседями, которых в советские времена называли союзными житницами, не только Москва, но и вся Россия задалась вопросом: где же взять еду.

С наличием средства проблема кажется быстро решаемой, однако быстро, как в "Макдональде", никак не означает качественно, а порой и съедобно. После дегустации картофеля или курицы, которую продают москвичам, аппетит пропадает на несколько дней. Люди же, живущие годами в северной столице, попадая, скажем, в Украину, удовлетворяют свои гастрономические потребности до упора, поражаясь не только вкусу, но и цене.

Все вышеперечисленное никак не может быть весомым аргументом в выборе места жительства, ведь нельзя сказать где лучше – там или здесь. Для коренного жителя его город навсегда останется самым лучшим, кто бы что ни говорил.

Тем не менее, Москва – особый город. Город, в котором большие возможности граничат с огромными провалами, богатые гламурные личности, скрываясь в рублевских особняках, контрастируют с массовым нашествием таджиков, обитающих на московских стройках. Если Киев манит приезжих из украинской глубинки, то Москва, словно магнит, притягивает умные головы, чернорабочих, красавиц со всего бывшего СССР – все они, отправляясь в Москву, мечтают ее покорить.