Пивоварский о том, когда закончится дефицит топлива и что будет с ценами

12 минут
166,9 т.
Что будет с ценами в Украине

Главной темой украинских автомобилистов остается дефицит топлива. В очередях приходится проводить до трех часов, а бензин можно найти далеко не на каждой заправке. Обещанные правительством сроки преодоления кризиса уже прошли, но ситуация кардинально не изменилась.

Видео дня

В авторском проекте "Орестократия" шеф-редактора OBOZREVATEL Ореста Сохара – один из ключевых игроков украинского топливного рынка, управляющий директор WOG Holding BV Андрей Пивоварский рассказал, когда закончатся очереди на АЗС, сколько будет стоить топливо и какие три революции придется пережить для преодоления кризиса.

"В Европе не были к этому готовы"

– Всех интересует, когда будет легче с горючим и какие будут цены. Но мне кажется, что не стоит давать слишком простые ответы на сложные вопросы. Поэтому я хочу спросить, что происходит на топливном рынке, почему возникли проблемы с перебоями бензина и дизеля?

Если сделать два шага назад и посмотреть, что было до войны, откуда брали нефтепродукты, то увидим, что около 90% нефтепродуктов – Беларуси, России, портов и собственного производства в Кременчуге.

Что сейчас: импорта из Беларуси и России нет, нефтеперерабатывающий завод в Кременчуге разбомбленный, порты заблокированы. У нас остался единственный источник поставок нефтепродуктов – западная граница. До войны оттуда уходило только 10% нефтепродуктов, сегодня – 100%. И это единственный оставшийся канал.

– Что это значит?

– Во-первых, европейский рынок должен поставлять миллионы тонн дополнительного ресурса в Украину. Готова ли была Европа к этому? Нет. Никаким образом даже в страшном сне никто не мог представить, что Россия нападет на Украину.

Во-вторых, готовы ли логистические переходы между ЕС и Украиной принять дополнительно в десятки раз больше продуктов? Нет.

– Но Европаэто большой рынок. Неужели так сложно расширить его еще на одну страну?

– Не совсем так. Оказалось, что некоторые европейские порты не готовы были принимать увеличенные объемы. Некоторые железнодорожные переезды между европейскими странами и Украиной не готовы принимать в разы увеличенный поток грузового транспорта. Физически не готовы. Еще одна ситуация – если везем нефтепродукты в Украину, обратным путем идет сельхозпродукция, металлы, руда и т.д. Выходит, что давление на европейскую железную дорогу насколько возросло, что они физически не могут быстро перестроиться. Не хватает вагонов, у Deutsche Bahn не хватает цистерн. Этого никто не мог представить, что у такой мощной компании будет чего-то не хватать.

Пивоварский спрогнозировал ситуацию на рынке

В-третьих. Европа готовится к эмбарго на российскую нефть и нефтепродукты. А это значит, что ЕС придется находить где-нибудь нефтепродукт и завозить его. Некоторые нефтеперерабатывающие заводы без российской нефти могут уменьшить объемы переработки, пока не найдут альтернативные источники сырой нефти. Европейцам нужно будет больше продуктов. Им нужно будет той же железной дорогой, портами больше завозить на собственные нужды.

В-четвертых. Это безумный рост стоимости нефти, что привело к безумному росту цен на нефтепродукты в ЕС и к определенному кризису в ЕС по отношению к 95-му бензину. В некоторых странах, в том числе Польше, есть дефицит 95-го бензина, хотя войны у них нет.

Все, что мы проговорили, показывает, что трейдерам, правительству нужно провести революцию в логистике. 100% нефтепродукта должно идти через западную границу. Нам нужно совершить революцию в закупке. Закупки из-за стандартных поставщиков больше не работают, они также не могут справиться с объемами. Необходимо изменить систему финансирования закупок. Украинские компании за свои деньги по предоплате вынуждены покупать продукт, который может ехать месяц-два. Раньше было много инструментов, сейчас они не существуют. В Украине война, для банкиров наш рынок рискован, компании теперь сами должны искать источники финансирования.

Есть сразу три революции. Если посмотреть, через западные границы месяца три назад уходило в десять раз меньше продуктов. То есть мы уже нашли в десять раз больше продукта.

– А если в цифрах? Мы общались с тобой месяц назад, и ты сказал: большое достижение ввозить в сутки 5 тыс. тонн. Какова потребность Украины, сколько вы сейчас ввозите и когда будем компенсировать потребность в полном объеме?

– Да, как помню, тогда было 5 тыс. Но сегодня это уже 15 тыс. А 3 месяца назад было где-то 1,5-2 тыс. в день. Понимаешь, какой путь мы вместе прошли? Для того чтобы выйти на нормальный уровень потребления, нужно везти где-то 22 тыс. в день. Это мое понимание. Если говорить обо всех каналах сбыта, это потребности и для армии, и для аграриев и т.д., то ритмично должно заезжать 25-27 тыс. тонн продукта в сутки.

– Есть понимание, когда будут достигнуты такие объемы?

– Если не будет форс-мажоров, рынок в течение месяца выйдет на комфортный уровень относительно дизеля. Что касается 95-го, то здесь ситуация более сложная. Здесь уж вопрос не только завезти, но еще нужно найти, купить. В Европе – дефицит 95-го. С того, что сейчас вижу, нужно будет больше месяца. Но ежедневно есть положительная динамика, ввозим больше.

Что ждет украинских автомобилистов

Учитывая, что Украина находится в состоянии войны, в большинстве стран, где проходили боевые действия, топлива вообще не было. Нельзя было купить за валюту, завезти. А у нас сегодня армия обеспечена – воюет, железная дорога – ездит, специальные службы – скорые, полиция, пожарные – работают. Да, для персонального потребления есть очереди. Но очереди там, где есть нефтепродукт. Было бы хуже, если бы не было очередей и не было бы нефтепродуктов.

Польша делает все возможное, а из Венгрии нет бензина

– Правильно ли я понял, что ты осторожно прогнозируешь удовлетворение потребностей рынка в дизеле за месяц, а спустя некоторое время и в бензине?

– Я осторожно говорю, что кризис мы прошли и мы растем. Я осторожно говорю, что по дизелю мы скорее восстановимся, есть объемы. И дизель можно везти поездами, находятся индустриальные объемы. Бензин предпочтительнее возить машинами. Поэтому восстановление по бензину будет чуть длиннее чем по дизелю.

Не могу называть конкретные даты, но возобновление будет.

– Прежде чем говорить о ценах, хочу поговорить о гибридной войне. Единственный упрек вам, трейдерам: вы не рассказываете, что происходит. Разбомблены более 10 нефтяных баз, как только доставляли топливо на конкретную базу, россияне ее бомбили. Читая в отчетах разведок, что россияне коррумпируют западных чиновников, чтобы помешать переговорам украинских компаний по доставке топлива в Украину. Что ты можешь сказать?

– Нам удается найти продукт.

– Вы чувствуете влияние россиян, когда ведете переговоры?

– Мы чувствуем, что что-то могло быть быстрее, чем делается... в определенных странах, не хочу их называть. Но некоторые страны быстро отстраивают логистические цепочки. А некоторые страны вообще ничего не сделали.

– Топливные терминалы есть в Польше и Румынии.

– Поляки очень хорошо работают и всеми методами пытаются помочь. Из Румынии уходит меньше, чем хотелось бы. Не хотел делать никаких намеков, что кто-то тормозит. Завод Rompetrol был приостановлен на стандартный ремонт, сейчас возобновляет работу. Из Польши проще, из Румынии тоже идет продукт, но меньше, чем хотелось бы.

Из Венгрии практически ничего не уходит. Из других европейских стран идет продукт, но в меньших объемах, чем хотелось бы.

Хочу еще прокомментировать по поводу нефтебаз. Логистика в Украине – искусство. Нигде невозможно что-либо хранить. Как только накапливаются существенные объемы, туда что-то прилетает. Поэтому сейчас в связи с этой ситуацией логистика – что-то из колес, что совершенно ненормально для рынка. Сделать стандартные запасы на 10-15 дней невозможно, потому что может прилететь туда и уничтожить нефтепродукт. Все, что завозится, – сразу развозится или ездит по Украине, пока не найдет покупателя.

"Все элементы, составляющие себестоимость, выросли в разы"

– Из чего состоит цена топлива. Во-первых, это очень сложное логистическое плечо. Что еще входит?

– Если посмотреть на структуру цены топлива, есть базовая цена – показатель Platts. Далее к индикативу начинают прилагаться определенные элементы:

● премия производителя;

● премия трейдера;

● логистические расходы до границы и после границы.

Я так скажу: базовый показатель за последний год вырос в два раза в долларах. К примеру, что-то стоило 650 дол. за тонну, стало 1300 дол. Премии были 20-40 дол. за тонну, и это было нормально. Теперь стало 350-400 долларов на тонну. Чувствуешь разницу?

Логистика до границы: когда был трубный ресурс, логистика была очень дешевая. Когда было море, тогда логистика занимала где-то 40 евро на тонне и это казалось много.

Сегодня уже никого не удивляет логистика в 100 евро за тонну. И это только до границы. Можно найти что-нибудь и за 60 евро, но 100 евро уже никого не удивляет. Задание – привезти любой ценой.

Логистика по Украине, без деталей, выросла в несколько раз. Ранее восточную часть Украины можно было снабжать из России, Беларуси, с моря – южную. Теперь все идет с западной границы. Нужно проехать всю страну, чтобы доставить продукт на восток, на юг. Внутренняя логистика подорожала и стала более сложной. Я не могу углубляться в детали, но все составляющие себестоимость элементы выросли в разы.

– А может быть так, что в Днепре будет топливо дороже, чем во Львове, потому что доставка в Днепр дороже?

– До войны везде были одинаковые цены. Сейчас уже можно говорить о дифференциации цен. Чем ближе к западной границе, тем меньше цены. Так может быть. У больших брендовых сетей этого еще нет, у них цены одинаковые. А в меньших сетях это уже есть. Я не удивлюсь, если и большие сети придут к этому.

– Когда выйдем на норму, какие будут цены по твоим ощущениям?

– Я не могу привязаться к цифрам. Цена будет рыночной. Здесь вопрос даже не в курсе доллара, это вопрос о том, сколько это будет стоить Европе, сколько будет стоить доставка. Сегодня это 52, завтра может быть 48, затем 53 грн.

Цены на бензин в Украине будут меняться

– Какие сейчас цены?

– Бензин А-95 – 52 грн, дизель – 57 грн/литр.

– Почему изменилась диспропорция? Бензин всегда был дороже дизеля раньше.

– Мировые тенденции.

– Это временно или навсегда?

– Я думаю, что тренд изменится.

– Если говорим о мировых ценах на дизель и бензин, может ли быть ситуация, когда вернется цена до 35 грн?

– Это изменится, если цены в мире пойдут вниз. Сейчас нефть где-то 110 долларов за баррель. Если цена на нефть снизится до 70 дол. за баррель, Platts также упадет и цены упадут. В настоящее время на рынке происходят уникальные вещи.

К примеру, цена на нефть может упасть на 10% и держаться на таком уровне несколько недель и постепенно идти вверх. За этот период Platts может даже увеличиться. Кто-то из производителей допроизводит нефтепродукт из нефти, которую купили раньше. Или другая ситуация – спрос на дизель и А-95 так высок, что трейдеры не успевают.

Если баррель упадет на 20%, то это не значит, что Platts упадет на 20%. Platts может падать, даже если баррель растет. Для нас, как для потребителей, важен даже не баррель, а показатель Platts, нам нужно как потребителям начать изучать, что такое Platts на дизель и Platts на 95.

– Давай объясним аудитории, что такое Platts.

– Имеется базовый индикатив стоимости дизеля А-95. Он называется Platts. Это глобальный индикатив, который публикуется на постоянной основе, он меняется ежесекундно, ежеминутно. Это средневзвешенная стоимость корзины на дизель и на А-95 по определенным точкам. Это определенная формула расчета. Берется куча разных бирж, куча точек. Выводим среднее значение и получаем определенный индикатив. И все производители привязываются к этому индикативу. Есть северный индикатив, это русская нефть, и южный индикатив. Есть два индикатива, они отличаются тем, где произвели и из какой нефти. Они сильно не отличаются. Это как мировая цена на золото, кукурузу и т.д.

– Как на ситуацию может повлиять нефтяное эмбарго в ЕС?

– Будет определенный шок. Как я уже сказал, это будет означать, что европейцам нужно будет для собственного потребителя больше ввозить нефтепродукты, произведенные не в Европе. У шока будут определенные сроки. Нефтеперерабатывающие европейские заводы найдут новые источники поставки нефти. Но месяц-полгода, может, даже год на европейском рынке будет шок.

Если европейцы быстро не найдут источники новой нефти, то им придется больше завозить готовых нефтепродуктов откуда-то, а для нас, для украинцев, будет заходить меньше нефтепродуктов. Мы это понимаем, европейцы понимают это. Все готовимся к тому, чтобы были мягкими.

– Расскажи для человека, который сейчас на заправке читает это интервью: это значит рост цен, дефицит?

– Это не рост цен. Это значит, что для нас будет меньше нефтепродуктов в Европе. Мы будем меньше получать от европейских трейдеров.

– То есть частичный рост дефицита?

– Да, частичный рост дефицита. Если будет глубже дефицит, то может возрасти и цена. Европейские трейдеры потребуют больше премии за доступ к нефтепродуктам. И украинский бизнес это заплатит. Ибо самое главное сегодня, чтобы был нефтепродукт в Украине, а не цена.

– Когда начался кризис, системно работали только ваши WOG и ОККО. Насколько я понимаю, мелкие заправки имели топливо, но закрыли розницу и продавали аграриям, промышленникам. Почему так случилось, или одни работали на малодоходный ритейл, а другие пошли в высокомаржинальную нишу?

– Для нас это вопрос патриотизма, а не извлечение максимальной выгоды.

– В розницу продавать дороже, чем заправить цистерну для аграриев?

– Цены для аграриев были выше, чем в рознице. И там намного меньше головной боли, завез и быстро продал. Не нужно заниматься сетью в 400 АЗК, кормить 7 тыс. человек, очереди, эмоции, скандалы, а здесь еще бомбят нефтебазы. Этого можно избежать, если продавать аграриям. Завез – продал – получил валюту – отправив на трейдера и ждешь к завозу. Я не говорю, что все так сладко, там тоже есть свои проблемы. Но я говорю, что для снятия ценового регулирования выгоднее было работать в мелкой группе. Определенное количество ритейлеров заманивалось на это и пошли там работать. Потому временно закрыли сеть.

– Как ведет себя правительство? Вам сняли ценовые ограничения? Разговаривал с главой налогового комитета Данилом Гетманцевым, он говорит, что намерений возвращать акциз на топливо нет (хотя считает его отмену ложным решением). Какие еще есть фидбеки от власти?

– На сегодняшний день сотрудничество с правительством самое лучшее, которое я когда-либо видел. Правительство делает все возможное для упрощения логистики, для упрощения регуляторных процедур при пересечении границ правительство помогает бизнесу вместе воевать на этом фронте поставок.

Когда ты говоришь, что правительство пошло навстречу и сняло ценовое регулирование, то должен сказать, что это не "нам навстречу", это нужно было сделать, чтобы рынок насытился продуктом. Кто угодно может везти нефтепродукт в страну без ограничений к насыщению рынка нефтепродуктов. После того как происходит насыщение, нужно постепенно возвращать акциз, НДС, проверки, контроль. Но после того, как добьемся определенного насыщения. Сейчас кто-либо и любым образом может привезти нефтепродукт, чтобы он был. Потребитель сам выберет, по какой цене и у кого купить. И это понимают и в правительстве, и в Верховной Раде.

– Есть проблема с качеством?

– Об этом слышим время от времени. Я не слышал о таких проблемах в больших брендовых сетях, потому что мы завозим из Европы. Что касается небольших сетей, региональных сетей, то я слышал о проблемах с качеством, но это касается того продукта, который так или иначе изготовлен на мини-НПЗ. Туда очень тяжело завозить сейчас качественные компоненты, потому страдает качество.

– Топливо бодяжат…

– Да.

– Предлагаю вернуться к разговору через месяц-полтора, надеюсь поздравить тогда рынок с тем, что проблема решена.

– Да, и даже мне интересно взглянуть на ситуацию в ретроспективе.