Без воды и еды с отмороженной ногой: пенсионер с Ирпеня пять дней прятался в лесу от россиян

5 минут
24,6 т.
Без воды и еды с отмороженной ногой: пенсионер с Ирпеня пять дней прятался в лесу от россиян

81-летний житель Ирпеня Анатолий Вечерский пять дней скрывался от российских оккупантов в лесу. Он спал в яме, которую выкопал своими руками. Из-за холода пенсионер отморозил одну ногу, но выжил. В настоящее время он находится в Германии на лечении.

Подробнее об этом читайте в материале OBOZREVATEL.

Вокруг тишина, как в гробу

В день, когда российские войска вторглись в Украину, Анатолий Вечерский отмечал свое 81-летие в Ирпене под Киевом, в собственном доме. По семейной традиции, праздновали они вместе с внуком, который родился тоже 24 февраля.

Дочь Анатолия Герасимовича Алла вспоминает, что в то утро сын ей сказал, что началась война. "Я как-то даже не поверила. Какая война? Встала, посмотрела в окно на нашу улицу в Ирпене. А там! Столько машин, все куда-то едут. Я занялась приготовлением, надо было ехать к отцу, отмечать день рождения и сына, и его. Я еще не осознавала, что у нас идет война", – говорит Алла.

Видео дня
Анатолий Вечерский в лесу отморозил ногу, ее пришлось ампутировать

Тогда в Ирпене не бомбили. Алла с двумя детьми и ее сестра со своим ребенком отправились в дом к Анатолию Герасимовичу. Все говорили о войне, поэтому на следующий день Алла решила пожилого отца забрать к себе. Но ему стало скучно, в доме у дочери нет телевизора, и он вернулся назад в свой дом.

"26 февраля я поехала в направлении Бородянки, хотела заправиться, купить продукты. Вокруг тишина, как в гробу, на дорогах никого нет, все закрыто. Бомбили только Гостомель, оттуда доносились взрывы, а тут тишина. Я испугалась и вернулась. Потом приехал кум, привез бензин и сказал, что надо эвакуироваться. Мы с детьми поехали к ним в Бузовую. На следующий день, 27 февраля, я решила вернуться домой за продуктами – все-таки нас трое у кума в доме, надо как-то кушать готовить. И дедушку заодно заберу", – рассказывает Алла.

Однако в Ирпене вовсю шли бои, на улице, где жила Алла, летали и взрывались снаряды. "Я пряталась под машиной, за деревом. Постоянно что-то взрывалось, было страшно, я плакала. Все бросила и помчалась на машине назад, в Бузовую. За отцом уже заехать не смогла. Неслась по дороге со скоростью 120 км. Заеду в лес, поплачу, посмотрю, что вокруг делается, снова выеду на дорогу, снова мчусь, потом опять в лес. А над головой постоянно что-то летает, взрывается", – говорит Алла.

Бои на улицах в Ирпене

На следующий день ей с детьми пришлось бежать и из Бузовой, там неподалеку также уже появились российские танки.

Своими руками вырыл яму

В Ирпене оставалась вторая дочь пенсионера. Но все жители прятались в подвалах, в своих домах, на улицах шли бои. Анатолий Вечерский все это время был в собственном доме, он поддерживал связь с дочерьми по телефону. Однако 5 марта, когда взрываться начало прямо возле его двора, он сильно испугался.

Пенсионер взял куртку, обул сапоги и побежал в лес. Там неподалеку есть дачные участки, где жила его кума, 84-летняя женщина. Но она не пустила Анатолия Герасимовича, сказала, что она и так старая, больная, кушать у нее нечего.

Так выглядит Ирпень после оккупации россиянами

Дедушке ничего не оставалось, как снова вернуться в лес. "Он говорит, что вспомнил свое нелегкое детство. Он же родился в 1941 году, перед самой войной. У него в жизни были четыре мачехи. Он тогда привык ночевать на улице, где-нибудь под лодкой. Своими руками он вырыл яму в земле. Мы, когда его уже нашли, то я удивилась, почему у него такие черные руки. И он рассказал, что копал землю", – со слезами говорит Алла.

На улице было еще холодно, особенно ночью. Пенсионер днем старался ходить по лесу, чтобы не замерзнуть. Он видел российских оккупантов, их танки в лесу. Тогда он бежал подальше в лес, к своему убежищу. Там он проводил и ночи.

Украинский военный отдал еду

Так прошли пять дней. Анатолий Герасимович уже терял силы, потому что все это время он не ел и не пил, к тому же он почувствовал, что у него проблемы с одной ногой – там в лесу он ее отморозил.

Устав, 10 марта дедушка пошел назад в Ирпень. Ему уже было все равно, убьют его, или нет. Он прошел по улице, видел чеченцев, россиян, но никто его, старика, не тронул. Дошел до украинского блок-поста. Там наш военный удивился, спросил, чего он тут ходит? Отдал ему пакет с едой. И Анатолий Герасимович дошел до своего дома, закрылся и уснул.

Анатолия Герасимовича отправили в Германию

"В этот день туда приходила сестра, она его искала. Она смогла открыть своим ключом внешнюю дверь, а вторая была закрыта изнутри. Она стучала, кричала, но никто так и не открыл. Она еще сказала мне, что, наверное, отец дома, но не открывает. Видимо, он так крепко спал", – говорит Алла.

Сестра с детьми должна была выехать в этот день в Германию. Алла за границу уехать не могла, поскольку ей нужно было как-то найти отца. Она уже со своей семьей была в Кировоградской области под Кропивницким. Они жили в заброшенной хате, сами собирали дрова на растопку печи, добывали воду, еду.

Пришел к бывшему зятю

Придя в себя, Анатолий Герасимович отправился искать родных, и пришел к дому бывшего зятя, там он сел и стал ждать. Бывший муж Аллы сам все это время, пока шли бои в Ирпене, жил в подвале Укрпочты. Появлялся дома только чтобы покормить старенькую маму. И во время такого визита он увидел дедушку.

Эвакуация из Ирпеня

Мужчина завел его в дом, уложил, накрыл тремя одеялами. И так Анатолий Вечерский прожил там до 27 марта. О том, что отец нашелся, Алле сообщили, но попасть в Ирпень, чтобы вывезти родственника, было невозможно.

"Я искала, кто может мне помочь. Бывший муж мне сказал, что у отца проблемы с ногой, начинается гангрена. Только 27 марта один из волонтеров смог вывезти отца в больницу № 6. Я сразу же приехала в Киев. Ему провели операцию, к сожалению, отняли ногу. И я его забрала к нам под Кропивницкий. Но условия в доме были ужасными. Нет воды, отопления, мы сами собираем ветки на растопку печи, а папе нужно делать перевязки, медицинской помощи вокруг нет", – вспоминает Алла.

Дома в Ирпене разрушены после обстрелов

Тогда она обратилась за помощью в общественную организацию "Неемия" на Закарпатье и в конце апреля им помогли выехать в Германию.

Семья живет в хостеле, хоть и в одной комнате, но у них отдельный санузел – это уже для них большой комфорт. Сейчас они оформляют документы, получат медицинскую страховку. Алла говорит, что отцу подарили инвалидную коляску, чтобы он мог передвигаться.

Она до сих пор плачет и не может себе простить, что 25 февраля согласилась, чтобы отец вернулся к себе домой смотреть телевизор.