Сага о советском счастье

5 минут
13,9 т.
Российская хоккейная команда в форме сборной СССР

Скоро новый год, но прежде чем провидеть контуры грядущего, неплохо бы очистить от паутины чуланы прошлого. Взять хотя бы советское счастье, все еще преследующее людей и страны, – есть такое понятие, фразеологизм сродни известному "не с нашим счастьем".

Видео дня

Оно, конечно, не знаменитое цыганское, ибо еще хуже и намного страшнее, но вспомнить о нем стоит – в назидание потомкам и чтобы наконец-то забыть. Так итальянцы на новый год избавляются от старой мебели, просто выбрасывая ее на улицу. Жаль только, что в отличие от их рухляди, от нашей не так-то просто избавиться.

Формально той страны вот уже 30 лет нет на карте мира, но еще живы жившие в ней, и живо ее ментальное наследство – совок. Те, кто бывал на Брайтон-Бич, поймут, о чем я, это воплощение законсервированного совка, недаром жители Литтл Одессы en masse голосовали за Трампа. Как там у Окуджавы? "Холуйство, растворенное в крови, неистребимо, как сама природа".

Да и российская хоккейная команда на днях вышла на матч с Финляндией в форме сборной СССР. Против Финляндии! Раболепствующее перед господином Пэжэ руководство команды даже не сообразило, что это как если бы сборная Германии вышла против российской в форме Третьего рейха.

Но к делу. Недавно все социальные сети обошел снимок с необыкновенно красивым золотым конем, который к тому же стоит 100 млн. евро! Конь-огонь и крупная сумма впечатлили всех настолько, что никто не обратил внимания на бэкграунд, а он, пожалуй, интереснее красавца ахалтекинца. Во всяком случае, мне интереснее, ибо на заднем плане красуется солидная подводная лодка на тысячу тонн надводного водоизмещения. Как ее туда затащили?!

Сага о советском счастье

Спасибо компу (как мы раньше жили без интернета?!) – удалось быстро выяснить, что ахалтекинца выгуливают в Петербурге, на Васильевском острове, и что это лодка Д-2 "Народоволец" проекта Д – "Декабрист". Она вошла в состав Балтийского флота в 1931 году, а в 1989-м была установлена в качестве мемориала-музея в Шкиперском протоке, неподалеку от площади Морской Славы. Живал я там, когда ездил в Питер на курсы по атомным спектрометрам, но не знал о ней, а то бы заглянул непременно.

И вот какие параллели и ассоциации возникают в связи с этой лодкой. Моего дядю Николая Кондратьевича Кирпичева после окончания Черноморского высшего военно-морского училища распределили на подлодку Д-4 "Революционер" той же серии, но она стояла в капремонте в Севастополе. Поэтому, а шло приснопамятное страшное лето рокового 41-го, его назначили командиром "тюлькиного флота", как называли военные моряки отряд спешно вооруженных рыбацких судов, которые несли дозорную и прочую военную службу у западного побережья Крыма, от Каркинитского залива до мыса Херсонес.

Дядя сетовал, мол, не повезло. Гм, как сказать. О его "флоте" упоминают в мемуарах боевые товарищи, а Д-4... Она вышла из ремонта в сентябре 1941 года, участвовала в обороне Севастополя, доставив свыше 300 тонн грузов в осажденный город, и погибла в декабре 1943 года от глубинных бомб в Каламитском заливе, где дядин "тюлькин флот" раньше нес дозор. Так что, видимо, порядком повезло дяде Коле.

Но везение оказалось относительным и недолгим, типично советским. После прорыва в Крым частей Манштейна и начала осады Севастополя дядя воевал в морской пехоте, попал в плен (советское командование бросило своих солдат) и сидел в концлагере не где-нибудь, а в Сталино (ныне Донецк), где через десять лет появлюсь на свет я. Моя первая школа (№ 33) стояла напротив парка дворца культуры забыл уже чьего имени, где располагался тот шталаг, – вот он на снимке и кто знает, может быть, один из этих бедолаг мой дядя...

Там сейчас стоит мемориал и горит вечный огонь, во всяком случае, горел до прихода новых оккупантов, российских. На горизонте виднеются трубы Донецкого металлургического завода, на котором я начинал свою трудовую жизнь, и конус шахты Центральнозаводской. Родные места. Увижу ли я их когда-нибудь снова? Вряд ли. Трудно будет выгнать оккупантов оттуда, а времена моей молодости давно в прошлом, доживу ли? Вот такие советско-российские параллели.

Но их можно продолжить. Дело в том, что дядя Коля украинец, несмотря на фамилию, – наши предки бежали из России на вольные земли еще в первой трети XIX века и осели в селе Васильковка, что на речке Волчьей. Оно основано в 1703 году и выросло из сторожевого поста запорожских козаков. Беглецы от крепостничества быстро украинизировались, и в селе их знали не по фамилии Кирпичевы, а как Миненки, по имени Мины, сына первопоселенца.

Узнав, что дядя морской офицер, к тому же украинец, лагерное начальство сообщило о нем родителям в Васильковку, а потом и вовсе отпустило, как отпускало большинство украинцев в первые два года войны. Немцам попросту нечем было кормить миллионы советских пленных, они никак не рассчитывали на такое невообразимое количество сдавшихся! Народ не очень-то рвался сражаться за советскую власть, прекрасно зная ей цену, и, к примеру, крупный промышленный город Мариуполь, забитый советскими войсками, был захвачен одним разведывательным батальоном лихого Курта "Панцера" Мейера, героя боев в Греции!

Между прочим, моя мариупольская светлой памяти тетя Валя Якушкина была во время оккупации уполномоченным Городского комитета общественной помощи военнопленным Мариупольского лагеря, и у меня есть снимок удостоверения, выданного ей 20 марта 1942 года. Ну а легкораненых немцы отпускали из лагеря в город на прокорм, просить подаяния...

Сага о советском счастье

Кстати, точнее, не совсем кстати, по дороге домой дядя Коля разминулся с матерью – та, узнав, что он в лагере, пешком пришла в Сталино за 200 с лишним километров, предлагала охране золотые серьги, единственное ценное, что имела, но сына там уже не было. Дяде снова повезло. И опять-таки ненадолго. Через год в село вернулась советская власть, и он очутился уже в нашем лагере, фильтрационном. Следователь стучал кулаком по столу и орал, почему он, офицер, сдался в плен, а не застрелился. Дядя отвечал, что хотел быть полезным родине, и заодно сочинил историю смелого побега из сталинского шталага. Молодец, надо же как-то выкручиваться, вон, дешевая побасенка про 28 героев-панфиловцев до сих пор в ходу в России. Но в лагерных документах случаев побегов не зафиксировано.

Сага о советском счастье

Позор плена (хотя опозорились не солдаты, а командование всех уровней, включая, точнее, начиная со Сталина) он смывал снова в морской пехоте. Не привыкать. Но и тут повезло не сгинуть в мясорубках штурмов и десантов, уцелеть в кровавых боях, а в 1944 году его послали преподавать в Каспийское высшее военно-морское училище. Среди его курсантов был Делио Грамши, сын видного итальянского коммуниста Антонио Грамши, впоследствии капитан 1 ранга советского флота.

Вот такое оно, советское счастье. Впрочем, у него глубокие корни – вспомните, где появились Советы, и откуда и на чьих штыках их принесли всем соседям, в том числе и Украине? Это самородное творчество русского гения. И худо то, что традиция не прервалась – порукой тому мой родной Донецк, оккупированный последышами советской империи. Все им неймется осчастливить всех вокруг своим жутковатым счастьем.

disclaimer_icon
Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...