Парень Дорофеевой показал родной Бердянск до и после прихода "русского мира" и назвал Россию "сифилисом"

2 минуты
24,2 т.
Парень Дорофеевой показал родной Бердянск до и после прихода 'русского мира' и назвал Россию 'сифилисом'

Украинский музыкальный исполнитель и ресторатор Михаил Кацурин, которому приписывают роман с Надей Дорофеевой, показал кадры из Бердянска, откуда он родом, до и после прихода "русского мира". Знаменитость сравнил Россию с венерическим заболеванием "сифилисом, который пытается выдавать себя за веснушки".

Видео дня

Соответствующий пост Кацурин опубликовал на личной странице в Instagram. Он в ироничной форме рассказал историю "бердянского нацизма". По его словам нетерпимости в любых ее проявлениях никогда не было места в его городе (чтобы посмотреть фото, доскролльте страницу до конца).

"Мой прекрасный, спасенный от нацистов Бердянск. У нас действительно был нацизм. Когда я учился в гимназии, в городе вел активную деятельность 1 скинхед. Он бухал и слушал "коррозию металла". В то же время, в Бердянске училось несколько студентов из Африки".

"Однажды, скнхед сказал им какую-то грубость на Приморской площади, за что мгновенно получил от них п*зды. На том настоящая денацификация Бердянска завершилась. Теперь пришла россия", – написал Кацурин.

Кадры из Бердянска Михаила Кацурина.

Ресторатор сравнил Россию с венерическим заболеванием, а также сопроводил пост фотографиями родного Бердянска, скриншотами пропагандистских материалов РФ о "свободной" жизни и рассказами украинцев о тотальной безработице с приходом оккупантов.

Кадры из Бердянска Михаила Кацурина.

"Россия – это сифилис, который пытается выдавать себя за веснушки. Греет душу только одно – 100 лет назад сифилис лечить не умели. А потом научились", – подытожил он.

Скриншоты пропагандистских материалов и рассказ украинцев.
Скриншоты пропагандистских материалов и рассказ украинцев.

Ранее OBOZREVATEL писал о том, что Михаил Кацурин не улетел за границу, как считали его поклонники. Поводом для мнения об его возможном побеге из Украины, стал снимок в Барселоне, сделанный еще в довоенное время.