Почему покушение на Навального касается каждого

Алексей Навальный

Те, кто по должности отвечает в России за закон и порядок, на деле творят беззаконие и хаос. Это грозит стране чудовищными потрясениями в недалеком будущем

Я прочел шутки про "стирку трусов офицерами ФСБ", вспомнил забытое было слово "гульфик" и ознакомился с дебютом Дмитрия Пескова на ниве психоанализа. Но смех почему-то застревает в горле, пишет Константиг Эггерт для "Сноба".

Дело даже не в том, что в беседе с "помощником Патрушева" предполагаемый Константин Кудрявцев обсуждает свою "работу" так, как если бы он был мясником, не справившимся с заказом на халяльную баранину: нож затупился, санитарная проверка не вовремя пришла, туда-сюда. Интереснее — и страшнее всего — его рассуждения о Навальном. Осторожный, внимательный, чувствует опасность. Как будто Николай Николаевич Дроздов в программе "В мире животных" повествует о диковинной африканской птице. Между тем, гражданин Кудрявцев должен хорошо знать — он участвовал в тягчайшем преступлении. Скажем, Богдан Сташинский, убивший Степана Бандеру, мог искренне верить, что поступает правильно, борется с врагами родины. Не оправдывая киллеров НКВД, стоит все же отметить — и страна была другая, и мир, и источники информации.

У гражданина Кудрявцева и других граждан из расследования Bellingcat и The Insider, таких оправданий нет. Они живут в другом мире, чем Сташинский и его боссы из КГБ. Холодная война давно закончилась, границы открыты, информации о чем и о ком угодно более чем достаточно. Не прокатят и дежурные ссылки на израильтян: "Они, мол, ликвидируют всяких иранских ядерных физиков и палестинских террористов, так почему нам нельзя?" Израиль с 1948 года официально живет в состоянии войны, а иранский и ряд других режимов грезят его уничтожением. При этом в Израиле есть радикальные сторонники мира с арабами любой ценой. Но никому в голову не придет приказать убить, скажем, лидеров организации "Мир сейчас". А если бы и пришло, то стало бы концом карьеры политика, который попытался бы заговорить об этом, и началом его или ее блиц-пути за решетку.

Вся группа подозреваемых в попытке убийства Навального отлично знала, что покушается на ни в чем не повинного россиянина, такого же, как и они сами. Более того, даже если герои расследования верили в то, что Навальный — "агент ЦРУ", то и тогда они должны знать: подозреваемых в шпионаже арестовывают и судят, а не травят адскими спецсмесями. Не понимать, что они творят тотальное беззаконие, не только в моральном, но в чисто юридическом смысле слова, эти люди не могли. Не могли не осознавать это и те, кто пропускал их через служебный выход в здание аэропорта, давал доступ к вещественным доказательствам — одежде отравленного оппозиционера, следил за его передвижениями… И даже не похоже на то, чтобы они за каждый такой свой шаг получали очередную звезду на погоны или должность в подконтрольном "органам" банке. Это беззаконие — рутина, повседневность, видимо, даже не особо вознаграждаемая. Достаточно посмотреть на дома, где живут персонажи этой истории.

Лет шесть назад, вскоре после начала российско-украинского конфликта, на одной международной конференции я столкнулся со среднего звена секретарем из российского посольства. Был ли он спецслужбистом "под прикрытием" или "чистым" дипломатом, не знаю, да и не важно это. Человек прекрасно понимал (или искусно делал вид, что понимает) бесперспективность противостояния с Киевом и тот долгосрочный ущерб, которое оно нанесло и еще нанесет России. Но очень быстро уточнил: "Мы люди государевы, наше дело не обсуждать распоряжения, а выполнять их". Я вспомнил этот разговор позже, когда один мой знакомый, американский дипломат, в расцвете карьеры ушел из государственного департамента, будучи несогласным с политикой Белого дома. Он не подписывал письма протеста, не давал интервью Washington Post. Просто тихо забрал со стола семейные портреты, сдал пропуск и ушел. Как говорится, "оказывается, можно и так". А изолгавшиеся сотрудники МИД России крепко сидят в своих креслах на Смоленской площади, хотя прекрасно знают, что именно покрывают, в том числе, и в случае с покушением на Навального. "Государевы люди", словом.

Вероятно, также объясняют себе свою деятельность Кудрявцев и другие "специалисты" из ставшего всемирным хитом сюжета YouTube с миллионами просмотров. Однако фраза "Мы просто выполняли приказ" перестала быть оправданием после Второй мировой. Слишком давно, чтобы притворяться, будто кому-то это еще неизвестно.

И не стоит думать, что все случившееся не касается обычных граждан. Еще как касается! Спецслужбы и полиция, превращенные из органов обеспечения порядка и безопасности в личную охрану правящей верхушки, опасны абсолютно для всех, а не только для оппозиционных активистов. Банально, но факт: их деятельность только тогда имеет смысл для общества, когда основывается на праве, морали и беспристрастности.

Россия не обрушивается в хаос только благодаря сознательности своих граждан и честности отдельных представителей закона, живущих и действующих по совести. Но во всероссийском масштабе система сгнила напрочь. Личная честность и профессионализм в глазах нынешнего режима — преступление. Потому что честный профессионал внутренне независим и неподкупен. Поэтому на авансцене сегодня — коллективный "кудрявцев". Когда он удалится с нее, нам придется буквально подхватывать летящую в никуда страну, заполнять аппаратный вакуум, на ходу воссоздавать государственные институты. После чуть не ставшей смертельной саги Навального готовиться нужно именно к этому.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник:Сноб
РоссияДмитрий ПесковАлексей Навальный