Жданов: Путин поставил на карту свою жизнь, он исчерпал резерв и засел в бункере. Интервью

Жданов: Путин поставил на карту свою жизнь, он исчерпал резерв и засел в бункере. Интервью

Российско-украинские переговоры на реке Припять, первый раунд которых состоялся 28 февраля, нужны главе страны-агрессора России Владимиру Путину, чтобы выиграть время. У него закончился резерв войск, и теперь нужно найти новые силы. А с этим у него проблемы.

Эту паузу могут заполнить беларусские войска, которые уже "приведены в движение". В войне с Украиной Путин пошел ва-банк и поставил на карту все. Он спрятался в бункере на Урале, опасаясь, что будет убит собственным окружением.

Об этом в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL рассказал военный эксперт Олег Жданов.

Какой вывод можно сделать из итогов встречи на реке Припять?

– Россия тянет время. Им нужна оперативная пауза, чтобы перегруппировать войска и ввести в Украину резервы. Они ведь исчерпали наступательный потенциал.

Видео дня

Поэтому Россия и согласилась на переговоры, поэтому сегодня и сидели полдня – три раунда и все остальное. Сразу было понятно, что, кроме обмена мнениями, ничего не будет. Это не тот уровень делегаций, которые принимают какие-то решения. Они должны были обменяться бумажками и разъехаться.

Это все шоу и постановка.

Кстати, за сегодняшний день (28 февраля. – Ред.) все войска Беларуси приведены в полное движение. Разосланы повестки, Лукашенко начал мобилизацию.

Так что, скорее всего, Беларусь будет заполнять оперативную паузу для РФ, чтобы мы сражались с Беларусью, пока Путин собирает новую армию.

Переговоры на реке Припять были нужны для паузы.

Сколько времени нужно Путину, чтобы собрать новую армию?

– Все будет зависеть от того, насколько быстро Росгвардия отловит полмиллиона человек. Я не думаю, что сейчас они все пойдут стоять в очереди под военкоматом.

У РФ и Беларуси есть резерв военнослужащих. Что касается нас, то союзники дают нам оружие и финансовые средства, но они не дают нам людей, военных. Может ли это быть проблемой?

– Нет. Дело в том, что у них остался не такой уж большой резерв военнослужащих. Они даже эту группировку формировали за счет того, что забирали солдат из частей. То есть они уже собрали часть солдат из тех частей, которые сейчас остались в России.

Если они еще раз пройдут метлой и соберут, то у них части будут вообще пустые.

Но качество таких бойцов будет такое же, как это, или даже хуже, потому что сарафанное радио – это самая сильная в мире реклама. Бойцы знают, что ехать в Украину – это ехать в ад, как они говорят. И обратной дороги может не быть.

Даже в Белгородской области дивизия контрактников, а это 5 тысяч человек, заявили: у нас нет в контракте участия в боевых действиях, мы не поедем.

Есть информация, что перед Росгвардией поставлена задача отлавливать. Но пока еще окончательное решение о мобилизации не принято.

Я уверен, что Путин может пойти и на применение ядерного оружия. Не зря он взялся за эту дубину. Я вспоминаю слова Жириновского двухгодичной давности, когда с трибуны Госдумы он сказал, что надо выбрать небольшое государство в океане и жахнуть по нему атомной бомбой, чтоб весь мир содрогнулся.

Мне кажется, такой сценарий имеет место.

Какой будет цель этого ядерного удара?

– Он неглупый человек. Видите, он сохранил начальника генштаба, не стал снимать. Он понимает, что Герасимов для него ценен тем, что он десять лет воюет в Сирии и победил Грузию. Путин надеется, что это будет победа.

Гитлер тоже думал, что, если он кинет атомную бомбу, то это будет оружие возмездия, все упадут ниц и начнут спрашивать: о наш повелитель, что нам сделать еще?

Путин пошел ва-банк в войне с Украиной.

Путин ввязался в игру, он пошел ва-банк, он поставил на карту не только свою карьеру, но и физическую жизнь. Потому что, если он проиграет, его сметет окружение. Вот почему он уехал на Алтай и сидит в бункере – он боится встречаться с кем-то, чтобы кто-то где-то не брызнул на него чем-то и что-то еще не сделал.

Он сейчас один даже против собственной элиты. Посмотрите, что происходит с экономикой России. Еще пару дней, и там будет просто коллапс.

И не забывайте: он сказал, что все сдохнут, а он пойдет в рай.

Скорей бы уже. В рай.

– Мы его можем пропустить вперед. Пусть идет.