"Северный поток" политического сознания или газовый гамбит?

16 минут
56,8 т.
'Северный поток' политического сознания или газовый гамбит?

Глубоководное "яблоко раздора"

12 июля президент Украины Владимир Зеленский провел в Берлине встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель. Несмотря на широкий спектр вопросов, оговоренных сторонами во время беседы, ключевой темой обсуждения, с учетом степени её злободневности и международного резонанса, стала проблема "Северного потока – 2". Как и следовало ожидать, переговорщики озвучили друг другу принципиально известные и заведомо лишенные тождественности позиции, соответствующие отличающимся экономическим интересам двух стран, и обнаружили, что предмет дискуссии по сути уже давно стал хронически неразрешимой дилеммой, по которой взаимное согласие просто невозможно.

Видео дня

Характерно, что невзирая на двусторонний характер прошедших переговоров, последние подспудно имели многосторонний формат, ибо Германия, в значительное мере, представляла весь Евросоюз, а незримыми, но при этом вполне влиятельными фигурантами диалога выступали лукавый "газовый коммерсант" – Россия и легкомысленно открывшие "ящик Пандоры" - безвинные и благодетельные США, которые "всего лишь" внезапно отказались от "репрессивного давления" на ситуацию…

Казалось бы, обстоятельства складываются для Украины исключительно неблагоприятно: её интересы в соотношении с экономическими выгодами эксплуатации "Северного потока" заинтересованными странами не являются очевидным европейским приоритетом даже в контексте провозглашаемого в цивилизованном мире верховенства демократических ценностей и социальной справедливости.

Однако, не будем так категоричны: как известно, на дне ящика Пандоры, после исхода из него бедствий и несчастий, оставалась надежда. Вот её Украине и следует извлечь из выпавшего на её долю сосуда с текущими напастями. Но надежда всегда имеет эфемерный характер мечты и может так и остаться фантомной сущностью, если её обладатель не наполнит свои устремления конкретными действиями. Поэтому Украине нужны целевые усилия – по всем фронтам и с использованием всех доступных ресурсов.

"Северный поток 2" – гордиев узел американо-германских отношений?

После весьма загадочного отказа президента США Джо Байдена от санкций против швейцарско-российской компании "Nord Stream 2 AG", контролирующей строительство газопровода "Северный поток 2" по дну Балтийского моря, мировой геополитический ландшафт обогатился новыми блеклыми красками и нервными мазками: абсолютным непониманием текущего момента с настороженным предвидением неизбежности скорых неожиданных событий самого разного характера. Вроде бы обезвреженный усилиями США, но вновь возрожденный к жизни их же нелогичной пассивностью, газовый кризис оказался очень острым блюдом для глобальной политической кухни, резкое послевкусие от которого еще очень долгое время не удастся упразднить в международных отношениях.

Несомненно, очень сложно заподозрить американского лидера в скоропостижно воспламенившейся любви к России и её самодержавному правителю. Поэтому вряд ли стоит расценивать текущее согласие США на введение в эксплуатацию глубоководной газовой артерии в качестве осознанной или немотивированной уступки "убийце Путину" и его стране, являющейся одним из наиболее циничных агрессоров в современном мире. В той же мере, как представляется, вряд ли стоит всерьез рассматривать такие озвученные американскими официальными лицами сомнительные обоснования, как "контрпродуктивность запрета использования практически готового газопровода" или "необходимость укрепления дружеских отношений с Германией", в качестве реальной движущей силы столь резонансного решения США по болезненному для Украины "газовому вопросу".

Почему? Давайте попробуем порассуждать…

Во-первых, в этом году в Германии (после выборов 26 сентября в Бундестаг) закончится знаковая шестнадцатилетняя эпоха правления Ангелы Меркель, которая всегда являлась одним их главных инициаторов развития американо-германской повестки дня. Именно Меркель и её партийный блок ХДС/ХСС, хотя и с изрядными внутрипартийными разногласиями по поводу "российской газовой зависимости", являлись последовательными сторонниками концепции "сугубо экономической" природы "Северного потока" и необходимости его достройки.

Как будут складываться отношения США с новым канцлером зависит от совпадения в скором времени точек зрения новообразованных политических элит двух стран на современные геополитические вызовы. В частности, один из лидеров электоральных предпочтений немецких избирателей и наиболее вероятных претендентов на пост канцлера от партии "зеленых" - Анналена Бербок является категорическим противником достройки "политически мотивированного" "Северного потока" и каких-либо уступок "угрожающей европейской стабильности" России. В тоже время, главы ныне правящего блока ХДС/ХСС Маркус Зёдер и Армин Лашет, которые пока не могут поделить первенство и, хотя бы частично позаимствовать высокий персональный рейтинг покидающей руководящий пост Ангелы Меркель, являются приверженцами балтийского газопровода, но вполне могут проиграть выборы коалиции социалистов, свободных демократов и зеленых.

Таким образом, вопрос "Северного потока" крайне неоднозначно воспринимается немецким политикумом, а также обществом в целом, и на самом деле не является таким уж определяющим для формирования содержания перспектив американо-германских отношений.

Во-вторых, несмотря на то, что отдельные частные немецкие инвесторы (например, компании Uniper, Wintershall Dea, которые, есть основания полагать, высокие политические риски своих инвестиций в экономическое сотрудничество с Россией должны были осознавать изначально) понесут многомиллиардные убытки от возможной консервации "Северного потока", сама Германия не претерпит от такого обстоятельства серьезных экономических изъянов. Да, конечно, она в таком случае не приобретет экономически выгодный статус главного газового транзитного хаба в Европе (до сих пор доля российского газа на немецком рынке, наряду с поставками из Нидерландов и Норвегии, составляла лишь 40%, а в масштабах всей Европы – 39%) и не сможет динамично реализовать утвержденные программы формирования национальной экономики "климатически нейтрального государства" (увеличение доли зеленой энергетики с параллельным сокращением сегментов угольной и ядерной энергетики за счет увеличения потребления природного газа). Но последствия военно-политической дестабилизации, которую, без сомнения, не преминет затеять в регионе милитаристская путинская Россия, почувствовавшая возрастание своей экономической значимости для Европы, чреваты для Германии (одного из основных инвесторов и хранителей благополучного европейского единства) гораздо большими финансовыми потерями и серьезным социально-политическим напряжением.

В-третьих, с "Северным потоком" или без него – современной России просто некуда деться. Она будет продавать нещадно добываемые и не возобновляемые ископаемые природные ресурсы, пока окончательно не исчерпает их запасы. Её экономика фундаментально зависима от нефтегазового экспорта, без которого эта огромная, но не умеющая и даже не пытающаяся производить какую-либо конкурентоспособную продукцию, страна просто не выживет. Поэтому, не без традиционных для путинского вероломства манипуляций, но поставки российского газа в Европу будут иметь место независимо от окончательного разрешения ситуации с злополучным морским газопроводом.

В-четвертых, всё-таки, несмотря на изрядную долю российского импорта, поставки газа в Европу значительно диверсифицированы и у России есть конкуренты: Норвегия (120 млрд. кубометров поставок трубопроводом), Катар (32,7 млрд. кубометров сжиженного газа), Алжир (30 млрд., трубопровод и сжиженный газ), США (17,7 млрд., сжиженный газ), Нигерия (15,7 млрд., сжиженный газ), Азербайджан ("Трансадриатический газопровод" в Южную Европу, 10 млрд.). Мощность в 5 млрд. кубометров будет иметь достраиваемый по дну Северного моря газопровод "Baltic Pipe" из Дании в Польшу. Кроме того, в Турцию поставляется иранский газ. А гипотетическая возможность Ирана продавать газ в Европу, в случае снятия с него всё тех же санкций США, могла бы исчисляться объемами в 35 млрд. кубометров. И такая перспектива тоже зависит от позиции Белого дома.

"Северный поток" политического сознания или газовый гамбит?

Неадекватность или глубокомысленный расчет

Соединенные Штаты от принятого администрацией Байдена решения о неприменении санкций к Северному потоку на данный момент не получили никаких явственных дивидендов: ни политических, ни экономических, ни идеологических или имиджевых. Не проявили себя в качестве доминирующего мирового лидера, который "жесткой дланью справедливости" укрощает "злодея" (что должно быть американским нарративом после официального провозглашения Путина "убийцей") и поддерживает миропорядок. Не дали четкий сигнал своим союзникам о нерушимых стандартах восприятия и оценки многочисленных преступлений руководства России. Не продвинули, наконец, свои экономические интересы в виде интенсификации поставок американского сжиженного газа в европейские страны. Правда, всё же следует сделать оговорку, что отмена американских санкций в отношении российского "потока" практически совпала с отказом Евросоюза от масштабного инвестиционно-технологического договора с Китаем (провозглашенным Байденом главным конкурентом США), который подготавливался 7 лет. Впрочем, процедура принятия консолидированных решений в Евросоюзе столь публична, громоздка и длительна, что вряд ли стоит усматривать прямую зависимость и закулисную подоплеку в этих событиях.

Однако общеизвестно, что США всегда рассматривали политику в качестве своеобразной формы ведения выгодного глобального бизнеса. Бизнес – это вообще принципиальный американский образ жизни, национальная стратегия развития и специфика миропонимания. Будучи помноженной на тяготение к героике и неизменно обостренное чувство справедливости, деловая хватка наполняет собой условно обобщенную американскую ментальность. Поэтому нет никаких оснований полагать, что в ситуации с Северным потоком Штатам отказала их традиционная предприимчивость, и санкции с "Nord Stream 2 AG" были сняты бездумно или недальновидно. Если бы дело обстояло именно таким образом, то стоило бы заключить даже не столько о сокрушительном политическом провале Байдена (хотя и о нём – тоже!), сколько - об абсолютной невразумительности, некомпетентности его многочисленной команды. Эти обстоятельства весьма сложно предположить, учитывая традиционно мощную платформу соизмерения политических интересов и принятия решений в классической американской политической системе демократических "сдержек и противовесов", а также масштабное профессионально-экспертное сопровождение политических процессов. Собственно говоря, именно эти два механизма не позволили бывшему президенту США - эксцентричному Дональду Трампу ввергнуть в эклектичный авторитарный хаос систему государственного управления страны.

Неочевидная тактическая жертва

Несомненно, какие-то весомые резоны для отмены санкций Вашингтон предварительно осознал, сформулировал и тщательно всесторонне проанализировал. Учитывая, что подобные истинные мотивы поступка обитателя овального кабинета в Белом доме не были доверены широкой общественности, их реализацию возможно лишь с тревожным нетерпением ожидать и строить разнообразные догадки.

Думается, что при любом раскладе стимулов и событий не стоит, пожалуй, допускать что США и их союзники предоставят России реальную возможность "наслаждаться" неожиданно легко ей доставшейся "газовой" победой и свободно диктовать свою политическую волю доминирующего поставщика "голубого топлива" как оказавшейся в незавидном положении отвергнутого транзитёра Украине, так и всей Европе. По-моему, должно быть очевидно, что такое положение вещей абсолютно исключено.

Вероятно, что и в самом Кремле были не мало обеспокоены и искренне озадачены, узнав о непредсказуемо непоследовательном решении американской администрации. Всё-таки всегда лучше предугадывать прогнозируемого оппонента, чем пытаться противостоять замысловато импровизирующему врагу. Теперь Москве следует либо разгадать нераспознаваемую уловку Байдена, либо однажды столкнуться с её непредвиденными последствиями.

Также, пожалуй, нет оснований говорить о новой американской политике "перезагрузки" отношений с Россией, поскольку у стран нет абсолютно никаких общих точек солидарных геополитических соприкосновений: РФ по-прежнему авторитарна, лицемерна, недемократична, коррумпирована, излишне милитаризована и агрессивна, не привержена реальной рыночной экономике, а непримиримый тон заявлений из Вашингтона не оставляет сомнений в том, что США не приемлют столь глубинные и неискоренимые российские политические ценности и традиции.

Так с какой же формой политической инициативы мы имеем дело в случае с отказом США от санкционного давления на "Северный поток -2"? Не вызывает сомнений, что Штаты по собственной инициативе пожертвовали определенной частью своих геополитических интересов во имя некоторого предположительно благоприятного для себя будущего результата. На лицо своего рода провокационные "поддавки" – вариант шахматного "гамбита", окончательная реализация которых со всей очевидностью не должна понравиться России и призвана компенсировать Америке ситуативные уступки. В противном случае логику анализируемого поступка американского руководства просто невозможно понять как-либо иначе, кроме проявления этакой политической деменции.

Двойные стандарты

Для того, чтобы наиболее адекватно осознать действительное положение вещей в текущей ситуации с газоснабжением Европы, вероятно следует вспомнить, что в свое время Италии пришлось отказаться от запуска в эксплуатацию "Южного потока" – проекта, в реализации которого, помимо России, участвовали Болгария, Австрия, Венгрия, Греция, Сербия, Словения и Хорватия. После аннексии Россией Крыма и военной интервенции на Донбасс, по консолидированному решению органов политического управления Евросоюза, газпромовская труба в Болгарии в 2014 году была демонтирована.

По прошествии почти восьми лет обстоятельства остаются прежними и даже приумножили свою катастрофическую тяжесть увеличивающимся числом жертв российской агрессии и её противоправными акциями в отношении имущественных объектов суверенной Украины. Россия по-прежнему оккупирует Крым и ведёт гибридную войну на Донбассе. Получается, что в 2014 году запуск "Южного потока" был расценен формой поощрения агрессора и являлся не приемлемым для Евросоюза, а "Северный поток" ныне представляется его сторонниками исключительно экономическим проектом, не имеющим прямого отношения к геополитической проблематике. Может быть всё дело в политическом весе и экономической мощи европейских выгодоприобретателей от строительства морских российских газопроводов? И то, что было непозволительно Италии и маленьким балканским странам, почему-то допустимо для влиятельных "политических тяжеловесов", государств – кураторов Евросоюза и прежде всего – Германии.

Фактология и озабоченность зарубежных партнеров

Как известно у Украины на данный момент действует заключенный в 2019 году договор с Российской Федерацией на транзит газа в объеме 65 млрд. кубометров в 2020 году и по 40 млрд. кубометров ежегодно - до 2025 года. И несмотря на то, что сама Украина, многие сочувствующие ей страны, а также трезвомыслящие эксперты и политики прекрасно осознают латентную недоговороспособность и вопиющую необязательность руководства России в части соблюдения каких-либо правил, жесткая и консолидированная позиция США и Европы способны заставить Москву исполнять условия действующего соглашения о поставке газа по украинской ГТС. Которая, к слову, способна прокачивать более 100 млрд. кубометров газа в год.

Кроме того, периодически озвучивается, что Германия и США придерживаются единой позиции, относительно того, что и впредь, после 2025 года, российский газ в гарантированном объеме будет обязательно прокачиваться через территорию Украины.

Также ведутся консультации о всевозможных формах финансовой поддержки Украины и оказании ей помощи в модернизации национальной ГТС, в том числе - с возможной перспективой её использования для транспортировки водорода.

"Зубастая" надежда и окно возможностей

Вернёмся к упоминавшейся надежде, находящейся на дне пресловутого "гибридного ящика Пандоры" по-братски вероломно изготовленного для Украины лживым и жестоким северным соседом.

Несомненно, Украине следует активными дипломатическими усилиями активировать и развивать все возможные опции противодействия российской газовой агрессии, которая способна многократно усилить негативные последствия масштабной и всесторонней интервенции России против нашей страны. Очевидно, не лишним будет регулярно настаивать на реализации озвученных обещаний лидеров США и Евросоюза об обязательном сохранении квот прокачки газа через украинскую ГТС даже в случае запуска "Северного потока".

При этом, имея тесные взаимодействия по заявленной проблематике со своими демократическими западными партнерами, нашей стране следует уповать не только на тактику уговоров, жалоб и причитаний, но и на факторы активных и настоятельных апелляций к правовым нормам. Аргументационное оперирование доводами в рамках законодательного поля Евросоюза и США могут способствовать реализации более активных методов противодействия развитых правовых государств традиционному беспределу Российской Федерации. Которая, при прочих равных условиях, всегда предпочитает коррупционно "решать" насущные вопросы, нежели их легитимно регулировать в соответствии с нормативными требованиями.

В частности, по Закону "О защите энергетической безопасности Европы" (Protecting European Energy Security Act, PEESA), каждые 90 дней Госдепартамент должен подавать в Конгресс новые санкционные списки. Поэтому есть вероятность того, что активная дипломатическая работа Украины и неизбежные "изъяны" в поведении России подвигнут США к введению жестких, блокирующих санкций против "Северного потока -2", "Газпрома", а также его западных партнеров, подрядчиков и операторов в любой момент – даже после формального введения этого газопровода в эксплуатацию. В этом случае экономический, эмоционально-психологический и имиджевый удар США по России окажется даже более сокрушительным – ибо осуществленные российской стороной инвестиции в проект достигнут своего максимума и уже фактически функционирующий газопровод будет остановлен, что причинит России дополнительные огромные убытки.

Не исключено, что именно такую возможность, в рамках условной концепции "политического гамбита", держит в уме американская администрация, намеревающаяся наказать окончательно уверовавшую в свою безнаказанность (невзирая не систематическое попрание норм международного права) Российскую Федерацию наиболее болезненным способом.

Также в соответствии с Третьим энергетическим пакетом (Third Energy Package), устанавливающим либерализацию газового и электрического рынков, а также ограничивающим монополию поставщиков энергоресурсов, европейское законодательство требует предоставлять половину мощности газопроводов, приходящих на территорию ЕС по морю, независимым поставщикам. Таким образом, Украина имеет все основания обращать внимание европейских и американских партнеров на то обстоятельство, что "Газпром" является монопольным владельцем "Северного потока", и не вправе осуществлять через него прокачку всего объема газа, соответствующего мощности газопровода как самостоятельно, так и с помощью аффилированных (юридически либо экономически связанных или находящихся в зависимости) лиц. Обоснованное введение ограничений монопольного положения российского поставщика при эксплуатации "Северного потока" неизбежно приведет к необходимости загрузки украинской ГТС.

Кроме того, европейские и американские партнеры должны применить своё антимонопольное законодательство в отношении квалификации того факта, что Газпром в целом ограничивает поставки газа на европейский рынок, злоупотребляет своим доминирующим положением на нём. В частности, эта "глобальная энергетическая компания" просто обязана юридически перенести точки передачи газа из стран Центральной Азии (Туркменистан, Узбекистан, Казахстан) в процессе его транзита в Европу, перестав представлять такие ресурсы в качестве собственного товара и признав свой статус лишь транзитёра азиатского газа. Такая позиция в целом способна дифференцировать транзит в европейском направлении и запретить россиянам ограничивать продажи газа альтернативных поставщиков.

Наконец, абсолютно любые агрессивные, противоправные действия России в отношении Украины, в качестве одного из неизбежных последствий, должны иметь обоснованную постановку под сомнение права Газпрома на осуществление поставок газа в Европу через балтийский газопровод. Ибо в любом таком случае "Северный поток" фактически будет использоваться агрессором как фактор политической дестабилизации, экономического давления, ограничения конкуренции, использования доминирующего положения на рынке и угрозы энергетической безопасности Европы.

Надежда на благополучный для Украины исход газовой эпопеи в Балтийском море может быть вполне объективной и реализуемой. Но такой надежде, благодаря разумным политическим усилиям руководства страны, надлежит быть не только обоснованной, активной и настойчивой, но и способной к самореализации и даже постоянному воспроизводству, возрождению (словно птица Феникс). Отчаяние – недопустимо! И тогда кажущаяся сейчас "газовая победа" России вполне может оказаться для неё "пирровой" - слишком дорогой, бессмысленной и фактически равной поражению.

Меньше пуха на собственном рыльце

Ну, и наконец. Если в национальном общественном сознании и политикуме действительно преобладает воля к тому, чтобы зарубежные партнеры воспринимали Украину (и её насущные сложности) ни как навязчивую данность или проблематичный довесок к хроническим проблемам развала СССР и существования нецивилизованной России, а как солидного члена международного сообщества, ставшего жертвой имперской агрессии, стране необходимо интенсивно качественно преобразовываться.

Отбросить демагогию, попрощаться с популизмом, отказаться от расшаркивания перед вороватыми олигархами и начать реально преодолевать по-прежнему всевластную коррупцию, а также реализовывать структурные экономические реформы.

Ну как можно вразумительно объяснить тот факт, что практически за восемь лет российской интервенции, Украина так до сих пор не озаботилась диверсификацией поставок голубого топлива и снижением газовой зависимости от России, путем возведения на своей территории регазификационного терминала для приема и обработки поставок сжиженного природного газа (СПГ)? Почему на такой шаг пошли Польша, страны Балтии, почему подобные терминалы функционируют в Испании, Великобритании, Франции, Нидерландах, Бельгии и Италии, а в целом по Европе имеют суммарную мощность до 230 млрд. кубометров? Неужели страдающая от российского гибридного беспредела страна не заинтересована в своей газовой независимости? Да, технология использования СПГ стоит несколько дороже трубопроводных поставок. Но многие промышленно развитые страны, такие как Япония, на 100 % покрывают свои потребности именно сжиженным газом. Да и суверенитет государства гораздо важнее, не так ли? Тем более, есть все основания полагать, что ведущие страны – экспортеры сжиженного газа (например, Катар, Австралия и США), МВФ или традиционные европейские кредиторы нашей страны наверняка с удовлетворением предоставили бы Украине необходимые инвестиции для строительства соответствующих производственных мощностей.

Воистину, для того, чтобы не зависеть от погрешностей чужих мыслей и поступков, следует сначала преодолеть свои…

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.