Мэр Черкасс Бондаренко: вакцинация в Украине полностью провалена, а города вынуждены выживать

29 минут
59,9 т.
Мэр Черкасс Бондаренко: вакцинация в Украине полностью провалена, а города вынуждены выживать

После громкого конфликта с президентом из-за карантина, который произошел год назад, Анатолий Бондаренко вновь выиграл местные выборы – и возглавил Черкасский городской совет. Правда, в этот раз он выдвигался не от "Батькивщины", а от партии "За будущее", которую ассоциируют с олигархом Игорем Коломойским.

Чем завершилась "война" мэра Черкасс с президентом Украины? Почему он резко сменил политический вектор и помогло ли ему это в избирательной гонке? Как Черкассы противостоят пандемии коронавируса и из-за чего мэр едва не устроил "мужские разборки" с главой местной ячейки "Нацкорпуса" прямо во время сессии? Об этом, а также других скандалах и достижениях на посту председателя Черкасского городского совета Анатолий Бондаренко рассказал в интервью OBOZREVATEL.

– Не один год подряд ваша фамилия ассоциировалось с ВО "Батькивщина". Однако перед последними местными выборами вы внезапно сменили политическую силу – и пошли на выборы от партии "За будущее". Почему? И не смущала ли вас определенная не слишком положительная репутация отдельных людей, которых с этой политической силой связывают?

– Отдельных – это каких?

– Это, например, господин Коломойский.

– Коломойский, Палица, да? У меня тогда – встречный вопрос: а почему репутация этих людей не смущала украинцев в 2014-м году? Ведь если бы не они, у нас сейчас вполне могла быть "Днепропетровская народная республика"!

Я привык судить по поступкам, а не по слухам. Поэтому к упомянутым людям отношусь вполне нормально. И решение о присоединении к партии "За будущее" было осмысленным и взвешенным. Потому что с этими людьми мне по пути.

Да, я действительно долго был с "Батьківщиной". Однако став мэром, местной ячейкой этой партии я руководил лишь де-юре. Ведь я – мэр для всех жителей Черкасс. И руковожу городским советом, где представлено немало политических сил.

– Смена политической силы повлияла на ход избирательной кампании?

– Бесспорно повлияла. Победа далась тяжело. Мы рассчитывали на победу в первом туре, ее показывало и подавляющее большинство социсследований. Но, очевидно, именно изменение партийного вектора повлияло – и мне пришлось побороться еще и во втором туре.

Но ничего. Мы одержали важную победу, серьезную. Особенно, если вспомнить, что мне противостоял не просто выдвиженец. Против меня на этих выборах фактически были два президента, Зеленский и Порошенко, лично и публично поддерживавшие моего оппонента. И направляли в Черкассы правоохранительные органы, делали немало для того, чтобы не дать нормально провести избирательную кампанию. Впрочем, все это лишь показало, что мы имеем прочную структурированную команду. Поэтому сейчас мы настроены на серьезную работу в течение следующих 5 лет.

– Что имеете в виду под "направляли правоохранительные органы"?

– В течение 90 дней у нас происходила проверка Государственной аудиторской службы Украины. Работали 45 лучших аудиторов со всех уголков Украины. Затем налоговая милиция подключилась, еще 8-10 человек, которые уже изымали документы у аудиторов.

И я вам скажу – чего они только ни нашли... Самым крупным нашим нарушением оказалось то, что мы финансировали учреждения профессионально-технического образования, которые государство бросило на произвол судьбы – а мы профинансировали на 150 млн грн. Что мы на 30 миллионов гривен профинансировали больных из других районных центров нашей области, заболевших COVID-19, которые лечились в нашей Черкасской городской инфекционной больнице, являющейся, по сути, областной.

Нам записали в нарушение финансирование прокуратуры, полиции, пожарных и судов. Государство их недофинансировало, а мы выделили деньги. Например, купили и передали нашему пожарному спасательному отряду новую пожарную машину – не "МАЗ", которые государство производит, а MAN, точно за такие же деньги. С немецким оборудованием. Мы профинансировали создание государственного единого ресурсного центра МВД Украины, где люди могут без очереди получить права, техпаспорта на автомобили, зарегистрировать свои средства передвижения. Мы профинансировали ремонты в управлении МВД. Оплатили создание ситуационной комнаты, на которую будут замкнуты все камеры из области... Вот как раз это нам записали как нарушение.

И самым большим нарушением стало то, что мы выплатили людям одноразовую денежную помощь в соответствии с коллективным договором. Вот такие нарушения нам зафиксировали на крупную сумму.

– Чем закончилось? Зафиксировали – и все?

– Ничем не закончилось. Мы идем в суды, спокойно отстаиваем. Сейчас ситуация – в подвешенном состоянии. Я думаю, это был исключительно политический заказ накануне выборов, чтобы мы не занимались кампанией, а встречали проверяющих.

– В свое время Украина наблюдала за развитием вашего конфликта с президентом Зеленским. Тогда тоже речь шла о каком-то безумном количестве производств в отношении вас. При этом вы уверяли, что все производства – политически мотивированы. Чем завершился тот конфликт и что с теми делами сейчас? 19, кажется, их было?

– Да, президент говорил о 19 делах. Но на самом деле ни одного дела, где я проходил бы обвиняемым или подозреваемым, где есть приговор суда, не существует. И когда мы встречались в суде с представителями Офиса президента (Бондаренко обратился в суд по поводу оскорбления чести и деловой репутации со стороны президента, который назвал его "бандитом". – Ред.), я предоставил справки из Генеральной прокуратуры и со всех правоохранительных органов, что ни одного производства против меня как против городского головы не возбуждено. Такая история.

Мне кажется, те люди, которые президенту рассказывали о якобы возбужденных в отношении меня делах, – их сегодня нет уже в ОПУ, кстати, – ввели президента в заблуждение. Мягко говоря.

– Но сейчас Зеленский наверняка уже в курсе, что его ввели в заблуждение. Какая-то реакция, возможно, извинения за "бандита" в ваш адрес прозвучали? Вы же через суд извинений добивались?

– Суд отказал. В ОПУ тогда настаивали, что президент не имел в виду мэра Бондаренко. Он, мол, говорил о чиновниках, которые плохо выполняют свои обязанности.

Подавать на апелляцию я не стал. В Украине – и в Черкассах, в частности – сегодня множество куда более важных проблем, чем суд с Зеленским.

– Тогда причиной конфликта стало ваше решение об отмене карантина. Какова ситуация с коронавирусом в Черкассах сейчас и до сих пор ли вы придерживаетесь точки зрения, что карантинные ограничения не так уж эффективны?

– Смотрите, когда чиновник государственного уровня говорит, что "мы запретили посещать людям парки и скверы, чтобы их напугать" – этот чиновник не должен дальше ни дня вообще работать в органах государственной власти. Он, во-первых, должен за свои слова отвечать. И во-вторых, он обязан говорить правду и только правду. Но пока в Украине так не принято почему-то.

К примеру, каждый из 4 губернаторов Черкасщины, назначенных уже президентом Зеленским, активно обещал нашему городу государственные субвенции на строительство дорог. Один обещал 100 млн, другой – 150. Но потом их снимали, а преемники заявляли: а я ничего не обещал. Я уже не раз говорил: друзья, вы же представители президента! Вы же доносите его мнение народу, являетесь его представителями в регионе. Поэтому хорошо обдумайте, прежде чем что-то публично заявить или пообещать. Но нет. Мы слышим обещания, которые не выполняются.

Точно та же история – и с Ляшко, который выдал это "напугать людей"

Почему у нас сложилась ситуация такая по карантину? Потому что мы одними из первых ввели жесткие ограничения. Первыми, наверное, в Украине. И мы отслеживали ситуацию. Всегда были на связи с медиками, с МЧС, с другими специалистами, имеющими отношение к проблеме. И ни нам, ни профильным специалистам не было понятно, как так: если у нас набережная переходит в парк без забора – по набережной ходить можно, а в парк заходить дальше по дорожке нельзя, потому что это парк? Почему с собакой гулять можно, а с ребенком – нет?

Думаю, абсурдность тогдашних карантинных органичений в конце концов дошла и до государственной власти, до Кабмина – и тогда право принимать решения, исходя из ситуации, передали на места.

Да, у нас сегодня тоже существуют определенные ограничения. У нас также сегодня дети 5-11 классов не учатся в школе, образовательный процесс для них проходит дистанционно. Мы сдерживаем ситуацию. Не в последнюю очередь, благодаря временному госпиталю для больных коронавирусом, который мы в свое время открыли на базе родильного дома. Хотя тогда, когда мы его делали, на нас сыпался шквал упреков и обвинений. И представители провластных сил тогда участвовали в митинге против нас, когда мы открывали этот инфекционный стационар.

– А почему? Что плохого в подготовке к возможной эпидемической вспышке?

– Потому что им надо было тогда снизить рейтинг городского головы. А на сегодняшний день этот временный инфекционный стационар спасает наш город от попадания в "красную зону". Потому что мы его сделали на 150 коек. В случае необходимости можем разворачивать дополнительные места. Как мы это сделали недавно, когда понадобилось: переместили 40 коек из резерва – и увеличили количество.

Наш госпиталь полностью обеспечен кислородом. Надо отдать должное, 2 миллиона гривен на это нам выделил государственный бюджет – на подведение кислорода. Кислородных концентраторов в Черкассах – около 400. Новых аппаратов ИВЛ мы купили 25. Оборудования и средств защиты в предыдущем году закупили на 104 млн. Тогда как другие города, такие как Днепр, например, выделили на это по 50, 70 млн грн. Хотя эти города – в четыре раза больше, чем Черкассы.

Когда мы готовились к новой волне эпидемии, когда мы планомерно создавали койко-места другие думали о рейтингах и занимались выборами. Да, это сказалось на выборах – мы не получили той поддержки, на которую рассчитывали. Ведь пошли на непопулярные шаги, вместо того чтобы заниматься популизмом. Мы закрыли роддом и сделали там временный стационар. Но сегодня это дает нам возможность спокойно работать, решать другие проблемы в тот период, когда врачи занимаются борьбой с коронавирусом. У нас все работает слаженно, нормально – и я благодарю наших медиков, наше руководство Департамента здравоохранения, которые убедили, в том числе и нас тогда, что надо идти на непопулярные шаги.

– Какие основные претензии к этому госпиталю выдвигались? Что для его размещения выбран именно роддом?

– Ключевая претензия действительно заключалась в том, что это родильный дом, расположенный в одном из крупнейших микрорайонов города. Наши оппоненты подстрекали коллектив этого учреждения – и люди вышли на протесты. Мы столкнулись также с информационными атаками, в которых были задействованы центральные телеканалы, такие как ICTV и другие, которые освещали эту тему и показывали нам в очень некрасивом свете. Целые сюжеты посвящали тому, что мы закрываем роддом.

Но когда я сегодня говорю: друзья, так где же вы? Где вы, те, кто протестовал? Сегодня госпиталь заполнен на 70%. А нас упрекали, что мы неправильно делаем, мы непрофессионалы, мы занимаемся популизмом... Сегодня все молчат. И не приезжают сейчас центральные каналы, чтобы освещать работу этого госпиталя.

– Насколько сказалось на ситуации с заболеваемостью то, что Черкассы имеют еще и этот госпиталь сейчас? Возможно, удалось бы избежать критической ситуации и без него?

– Не будь этого госпиталя – мы давно были бы в "красной зоне". В городе случился бы коллапс. Мы давно уже отменили бы и плановые операции, и все остальное. А на сегодняшний день, когда я получаю письмо от начальника местного управления СБУ с требованием запретить плановые операции, госпитализации, – я могу ему ответить, что у нас достаточное сегодня количество койко-мест, чтобы мы могли и дальше обходиться без такого запрета. Если ситуация станет критической – мы задействуем все ресурсы. Но ни одного человека не бросим на произвол судьбы.

– Сколько стоило перепрофилирование?

– Это вы об обвинениях, что оно обошлось в какие-то космические средства? Это неправда. Мы потратили небольшие деньги. Ведь основное уже было: кровати, тепло, палаты. Нам оставалось только завезти кислородные концентраторы и аппараты ИВЛ... Самой большой статьей расходов стало подведение кислорода. Это обошлось нам в сумму около 5 млн. Усилили также электропроводку, так как старая была слабой, не хватало мощности. Ну и немножко навели порядки. Ведь здание было не в очень хорошем состоянии. И хотя помещение было построено в 1980-х годах – оно требовало и капитального ремонта, и обновления.

Сейчас мы обращаемся к областным властям с предложением создать на базе этого роддома областной инфекционный стационар (которого в регионе до сих пор нет). Один для всех. Чтобы не было Черкасской городской инфекционной больницы, а был областной стационар. Чтобы мы принимали всех. Потому что специалисты у нас в городской инфекционной больнице – лучшие. Это доказано уже. Многие жители Черкасской области хотят лечиться исключительно в этой больнице. Не в районных больницах, а у нас, в профильном медучреждении, где врачи действительно разбираются в этих делах лучше. И мы им не отказываем.

– Какова ситуация с коронавирусом в Черкассах сейчас?

– Как по всей Украине, заболеваемость у нас растет. Ситуация напряженная. Но мы ее контролируем. Муниципальная инспекция постоянно следит, чтобы не нарушались требования по пребыванию максимально допустимого количества людей в тех или иных учреждениях, заведения питания работают до 23 часов с соблюдением всех санитарных норм. Ситуация тяжелая. Но справляемся потихоньку – и благодаря Богу, благодаря нашим медикам, надеемся, что заболеваемость пойдет на спад.

Город готов полностью к различным ситуациям. В том числе, и к "красной зоне".

– В разных регионах предприниматели по понятным причинам не очень счастливы из-за введения карантинных ограничений. Как с этим в Черкассах? Удается выстраивать конструктивный диалог с бизнесом?

– Общий язык с предпринимателями пока находить удается. Понятно, что они недовольны теми или иными ограничениями, и нам удалось, когда был первый локдаун, частично компенсировать им расходы – по аренде коммунального имущества, например. Мы уменьшили некоторые налоги, средства от уплаты которых поступают в городской бюджет. Но несмотря на все наши усилия – ситуация тяжелая. Очень многие предприниматели вынуждены были закрыться еще в первый локдаун. Даже здесь, в центральной части города, где находится Черкасский городской совет, три магазинчика, в которые я сам заходил, закрылись.

Бизнесу чрезвычайно трудно пережить эту пандемию. Но хуже всего – то, что люди видели огромную социальную несправедливость, в частности, во время первого локдауна.

– Это вы имеете в виду "Велюры" разные, которые работали тогда, когда другим это было категорически запрещено?

– Да, и это, в частности. Немало таких ситуаций было.

– Как думаете, что бы могло и должно было сделать государство, чтобы хоть немного поддержать малый и средний бизнес, которому пандемия нанесла сокрушительный удар?

– Скажу, что те 6-8 тысяч гривен компенсации, которые выделяются – это, конечно, хорошо. Но совсем не решает ситуации. Потому что двести миллионов гривен, которые мы недополучили в прошлом году – это очень большие средства для городского бюджета. 104 миллиона мы потратили на противодействие коронавирусу.

Государство должно было бы сесть за стол переговоров с городскими головами, с председателями ОТГ, поселков... И обсудить какую-то компенсацию местным бюджетам. Потому что, например, мы до сих пор не можем рассчитаться за те объекты, которые начали в прошлом году: нет денег. Фактически, мы вынужденно остановили развитие города на несколько лет. В тот период мы недополучили поступления – и предприниматели вынуждены были по полгода, по 8 месяцев ждать средства за работы, которые они уже выполнили. А средств не было, потому многие предприятия остановились... Такой замкнутый круг.

И, не дай бог, сейчас остановить работу предприятий – это будет все равно, что остановить страну.

– 200 миллионов Черкассы в прошлом году недополучили. В этом году, учитывая ситуацию, плановые поступления также не будут выполнены, скорее всего. Как компенсировать огромный дефицит? Как будете выходить из ситуации?

– Мы, посоветовавшись с депутатским корпусом, решили сейчас наладить более серьезно продажу земельных участков через аукцион. У нас есть достаточно привлекательные земельные участки в центральной части города. Это бывший военный полигон, около 100 га. И в окрестностях города есть земля. Черкассы фактически не застроены. И мы приглашаем инвесторов, предприятия. Ведь город имеет очень привлекательное географическое расположение. Логистика хорошая. Широкие дороги. Прекрасные условия для различных складов и запуска производства. И сейчас мы выставляем на продажу крупные участки по 2, 3, 9 га. Для того, чтобы компенсировать частично убытки черкасского городского бюджета.

Я не знаю, сколько нам удастся получить компенсаций за счет продажи этих земельных участков, но хотелось бы, конечно, чтобы мы потерянное наверстали. Вернули прежние темпы развития.

У нас были серьезные планы. В прошлом году планировали закончить строительство сквера в центральной части города с парком, начать реконструкцию набережной, спроектировать красивый парк на берегу Днепра – что-то вроде "Софиевки-2" в Умани... Но вынуждены были остановились.

Сегодня надеемся закончить наш парк "Юность", где будет лучший и самый большой сад магнолий в Украине. Все-таки мы хотим эту мечту воплотить в жизнь. Что касается "Софиевки-2" и набережной – то мы только начали сейчас техническое задание выписывать. Потому что понимали, что просто не сможем это все потянуть одновременно.

Фактически, мы выживали. Платили заработную плату нашим учителям, врачам, чиновникам, понятно. Но каждый чиновник наш в этом году взял 10 дней отпуска за свой счет, так как ситуация с бюджетом критическая.

– С государственной властью так и не получается диалог?

– Диалог?.. Знаете, как в народе говорят: отношения есть, разговор есть – а вот результата нет.

– Депутаты вашу идею о продаже земельных участков поддержали? Есть ли вообще взаимопонимание с коллегами из других политсил?

– Не полностью, но в основном депутаты поддержали. И даже на одной из последних сессий горсовета из сотни вопросов только 3 не нашли поддержки депутатского корпуса. У нас большинство сформировано так, что в него входят все политические силы, кроме разве ОПЗЖ. Все остальные политические силы входят в большинство, имеют представителей в исполкоме, заместителей городского головы, курирующих то или иное направление – как то образование, здравоохранение, культура, ЖКХ, архитектура, земля. Пусть работают. А через год посмотрим, о чем они отчитаются общине города Черкассы. Будем смотреть тогда, что делать.

Как таковой оппозиции фактически нет.

– По всей Украине сейчас началось движение, когда общественные организации, активисты требуют от местных советов обращений о запрете ОПЗЖ. У вас как в городе с этим?

– У нас также есть люди, которые этого требуют. Обращение соответствующее мы уже принимали. Но это не компетенция городского совета. Знаете, когда мэру болит, что произошел порыв на теплосети, а здесь с флагами на сессии Черкасского горсовета люди требуют запретить ОПЗЖ – ты сидишь и думаешь: тебе дальше сессию продолжать, или ехать на место и смотреть, как ликвидировать аварийную ситуацию. Понятно, что им хочется попиариться. Но это не вопрос городской власти. Это вопрос исключительно государственных органов и они должны его решать.

– Зачем же в таком случае Черкасский городской совет такое обращение принимал?

– Потому что активисты вышли, было обращение, одни прочитали, другие поддержали. Но я считаю, что это обращение – исключительно политическое. Оно не несет никаких юридических последствий. Все должно быть в юридической плоскости. Не стоит наступать на те же грабли, на которые наступало уже не одно правительство и не один президент. Потому что оно потом все на простом люде скажется. Если в юридической плоскости этот вопрос решен и есть какая-то доказательная база, то точку ставить должен Генеральный прокурор, министр юстиции и все другие должностные лица. Но точно не депутаты городского совета, которые к этому никакого отношения не имеют.

– Недавно во многих ведущих СМИ было опубликовано видео вашего конфликта с руководителем местной ячейки "Национального корпуса" Дмитрием Кухарчуком, случившегося во время сессии горсовета. Что это было вообще? Не жалеете о том, что в ходе этого конфликта употребляли вовсе не дипломатические высказывания?

– Знаете, я человек горячий. Представитель "Нацкорпуса" получил ровно то, чего заслуживал. Я ему ответил так, как он хотел общаться с городским головой. Хотя мне немного досадно из-за этого случая. Но с ними как раз на таком языке и надо общаться.

– А ведь раньше с Кухарчуком у вас были нормальные отношения. Вы даже агитировали за него на парламентских выборах 2019 года. Что же случилось?

– Да, поддерживал его. Во всем поддерживал. Но человек себя неадекватно ведет. Вот и приходится ему так же отвечать. Общество не поддержало "Нацкорпус" на выборах в Черкасского городского совета. Возможно, это их оскорбило. Если люди за них не голосовали – по-видимому, у людей к этой организации есть вопросы. Значит, надо работать лучше, доносить свой политический вектор, доносить свое мнение, чтобы завоевать доверие общества. А не рассказывать сейчас, что те или иные силы, которые прошли в Черкасский городской совет, – не такие. Наверное, они просто поработали так, что их люди поддержали в Черкассах. И мне как мэру приходится с ними работать – как бы я лично ни относился к тем или иным партиям. Потому что они получили мандат доверия от людей на следующие 4 или 5 лет.

– Давайте поговорим об угрозах. Сейчас имеем очень напряженную ситуацию на украинских границах. И начинают появляться сообщения, что ваши коллеги в других городах взялись формировать отряды терробороны. Все чаще на местах вспоминают о том, что надо бы проверить существующие бомбоубежища – на всякий случай. Черкассы как-то реагируют на этот вызов, на возможную угрозу? Есть ли в городе бомбоубежища, организуете ли какие-то добровольческие отряды?

– Бомбоубежища есть. Есть и подразделения терробороны. Есть соответствующие инструкции на всякий случай, что нужно делать. Но хотелось бы, чтобы более серьезной была координация с государственной властью в этом направлении. Потому что я откровенно скажу: мы, городские головы, – как слепые котята в этом. Я, общаясь с коллегами, в том числе, из областных центров, которые находятся неподалеку от границы, вижу, что они не знают, что делать в случае той или иной угрозы.

Откровенно скажу: мы готовы защищать нашу страну. Готовые организовывать, готовы помогать – так, как делаем это с 2014 года. Но мы должны четко понимать, что делать, как делать – и делать это профессионально. У нас есть армия, есть государственные органы власти, чтобы задавать тон в этом направлении. Не могут органы местного самоуправления брать на себя такую роль. Разумеется, будем делать, что от нас зависит. Но хотелось бы действовать в четкой координации, в том числе, с президентом.

– В период, когда вы конфликтовали с Зеленским, много говорили о проблемах в сотрудничестве центральной власти с местной. Что есть какая-то непонятная конкуренция. Что-то меняется в этом направлении?

– Должен сказать, что сейчас у нас складываются нормальные отношения с главой Черкасской ОГА. Только есть одна проблема: опять средства, которые выделяются из областного бюджета, проходят мимо областных центров. Я не знаю, как в других регионах, но у нас, к сожалению, так. Из распределенных 750 млн грн на строительство дорог Черкассы получили 20 млн. Хотя в нашем городе живет 4-я часть населения области. И было бы логично по крайней мере четверть выделенных средств направить на Черкассы. Или учесть протяженность. Сделайте объездные дороги, сделайте другие дороги государственного значения... Но нас не слышат.

Есть депутатский корпус, который представляет нашу политическую силу в областном совете. И только благодаря их вмешательству мы получили хотя бы эти 20 млн грн. А так, думаю, не получили бы вообще ничего.

– Но вы же говорите, что сотрудничество с новым губернатором есть. Вы задавали ему вопрос, почему так?

– Задавал. Он говорит: это было до меня. И, действительно, он может отвечать только за то, что происходит после его назначения. За время его каденции серьезные средства пока не распределялись. Поэтому пусть это останется на совести предшественников, которые нам обещали финансирования строительства дорог – и не выполнили обещания. И на совести президента, который их назначал.

– Почему у вас так часто губернаторы меняются, как вы себе объясняете такую ситуацию?

– Знаете, за каденцию президента Зеленского – это четвертый губернатор. 100 дней, 100 с лишним дней, 7 месяцев его предшественники работали. Я не знаю, почему они не задерживаются надолго. Мне кажется, серьезно проседает кадровая политика в Офисе президента. Хотелось бы, чтобы этот губернатор остался немного дольше. И смог изучить этот регион. Ведь регион у нас – чрезвычайно сложный. Регион исторический. Нужно понять менталитет людей. Как они здесь живут, чем живут. Потому что в большинстве своем наши люди – патриотически настроены. Уже даже факт рождения на нашей земле таких личностей, как Тарас Шевченко, Богдан Хмельницкий, создание здесь Холодноярской республики, Колиивщина и многие другие исторические факты, касающиеся Черкасщины, говорят о том, что регионом должен руководить сильный, амбициозный человек, имеющий свое мнение и не боящийся его высказать прямо в глаза даже президенту.

Чтобы изучить регион, нужно минимум полгода. У нас столько губернаторы обычно не досиживают. Хотелось бы, чтобы эта тенденция изменилась – и действующий губернатор проработал хотя бы год. Тогда он сможет показать какие-то результаты своей работы.

– Если уж речь зашла о дорогах – как в Черкассах с ними? Несколько лет назад, если не ошибаюсь, город был лидером по соотношению асфальтированных дорог на душу населения. Удается удерживать лидерство сейчас? И что бы вы ответили тем людям, критикующим качество дорог, которые прокладывались в последние годы?

– 2016 и 2019 годах по информации Госстата Украины Черкассы действительно занимали первое место по количеству квадратных метров отремонтированных дорог в расчете на одного жителя. В этом году нам предстоит лишь закончить те ремонты, которые начались в 2020 году. Понятно, что мы будем в лидерах, но не возглавим рейтинг, а войдем в десятку.

Что касается качества – то я вам скажу, что это человеческий фактор. И часто сейчас украинское законодательство не позволяет определить качественного подрядчика. Мы можем ориентироваться только на низкую цену. Поэтому время от времени выигрывают тендеры предприниматели, несоответствующие квалификационным требованиям.

У нас есть несколько долгостроев. Мы не можем их закончить: с предпринимателями, которые должны были выполнять эти работы, мы соглашения разорвали, потому что они не выполняли своих обязательств – либо нарушали графики, либо не делали вообще ничего. И у нас есть несколько дорог, которые мы все-таки думаем закончить в следующем году, проведя новые тендеры.

Сейчас этими предпринимателями занимается прокуратура, в частности, относительно гарантийного ремонта тех участков, которые они сделали. Ведь согласно законодательству, гарантия на капитальный ремонт – 10 лет. И, к сожалению, по моему мнению прокуратура в этом направлении работает недостаточно эффективно. Претензионную работу они проводят нормально, правильно, подают в суды – но исполнительная служба недостаточно активно работает над тем, чтобы обязать подрядчиков ликвидировать грехи, которые были допущены в ходе строительства.

– Вообще никого не заставили сих пор? Или были и положительные примеры?

– Есть случаи, когда удалось добиться перекладки асфальтобетонного покрытия. Латают ямы, которые остались. Но есть и такие случаи, когда предприятия, которые делали дороги в 2013-14 годах, еще до меня, – они просто исчезли. Ликвидировались. Вот вам и гарантийный ремонт.

– Средств нет, дорог нет, претензии предъявлять не к кому, я правильно вас понимаю?

– Да, претензий не к кому предъявлять. Мы уже своими силами устраняем некоторые недостатки. Но в этом направлении должна работать государственная машина. И помогать, в том числе, органам местного самоуправления.

Скажу так: не ошибается тот, кто ничего не делает. Ошибки у нас есть. Мы их признаем и готовы на них учиться, готовы их исправлять.

– Есть у нас больная тема на общегосударственном уровне – вакцинация. В Черкассах процесс стартовал?

– Вакцинация у нас началась. Провакцинированы 1883 человека вакциной CoviShield: 97 педагогов, остальные – это работники медицинских учреждений. Лично я не вакцинировался. Хотя когда только начали вакцинировать – многие работники Черкасской ОГА мне звонили и настаивали, что я должен сделать прививку первым. В прямом эфире. Чтобы показать, что ничего страшного здесь нет. Но я незадолго до этого переболел, у меня антитела 96. Врачи просто не рекомендовали тогда вакцинироваться. Хотя не исключаю, что чуть позже прививку я таки сделаю.

В целом убежден: вакцинация полностью провалена. Как в Украине, так и в нашей области. Досадно. Единственным спасением могла бы стать возможность органам местного самоуправления напрямую закупить эту вакцину в Индии, Израиле, Китае или еще где-то – и, возможно, мы бы скорее с этим справились, чем справляется государство.

– То есть проблема не в том, что люди боятся?

– Проблема в том, что просто нет вакцины. Нужно вакцинировать всех людей, которые этого хотят. Многие врачи не прививаются. Многие – не хотят, отказываются. В том числе и те, что работают с больными коронавирусом пациентами. Это еще один провал государственной власти: неверно проведена информационная кампания. Вы же знаете: миром движет информация. И если ты правильно ее преподносишь, показываешь преимущества вакцинации – люди будут идти делать прививки так же активно, как они ходят на выборы.

– Есть ли основания считать, что право закупки вакцины государство может делегировать местным органам власти?

– Нет. Это большой бизнес. Мы знаем, сколько стоит вакцина за рубежом и за какие деньги ее продают уже. Это большой бизнес, который контролируется государственными органами власти. Никто его не уступит.

– Если мы уже упомянули о медиках – есть ли в Черкассах какая-то поддержка для врачей, работающих с ковидными больными? Существуют ли какие-то доплаты, возможно? Финансируете ли вы дополнительно городские больницы – и в каких объемах?

– В 2020-м мы профинансировали одноразовую поддержку медиков. Врачам, работавшим в ковидном центре, мы доплатили по 10 тысяч гривен. Около 5 млн из городского бюджета мы потратили, чтобы обеспечить надбавки для медиков. Сейчас государство финансирует. Мы лишь помогаем с закупкой оборудования и всего остального.

– Насколько серьезны сейчас потребности города в закупке оборудования для больниц?

– Если говорить о коронавирусе – можно сказать, что у нас достаточно аппаратов ИВЛ и кислородных концентраторов. Их у нас – вдвое больше, чем в других областных центрах. Мы лучше подготовлены.

– Наряду с пандемией мы имеем еще и продолжающуюся войну на Донбассе. Как поддерживаете семьи погибших героев из Черкасс, ветеранов АТО/ООС? Есть ли чему другим городам у вас поучиться?

– Мы приняли программу денежных компенсаций вместо получения земельного участка – и выплачиваем по 100 тысяч гривен. Такое есть и в других областных центрах. Уже два года действует программа ежемесячной стипендии семьям погибших. Каждая семья получает по 2 000 гривен в месяц из городского бюджета. Немного, но все же – поддержка. Я не говорю уже о том, что мы постоянно на связи. У нас есть Совет ветеранов, в который входят матери погибших, и мы постоянно стараемся им помогать. Хотя по собственному опыту скажу: очень часто людям нужны не деньги, они нуждаются в живом общении, подтверждении, что власть обращает на них внимание.

И я сегодня благодарю, прежде всего, матерей наших павших героев, говорю спасибо вдовам наших бойцов за их активность, за то, что не опустили руки, не дали горю себя сломать.

Несколько дней назад мы высадили клены на Аллее памяти на нашем Холме славы.

Это было сделано в рамках инициативы "Миллион деревьев на планете". И эти клены будут напоминать следующим поколениям о тех людях, которые положили свои жизни за то, чтобы мы в центральной части Украины могли жить под мирным небом.

У нас издана хорошая книга "Память сердца", которая рассказывает о каждом погибшем. Мы воздвигли, на мой взгляд, один из лучших в Украине памятников павшим на войне героям.

Эскиз этого мемориала создала дочь одного из наших павших воинов. А архитекторы впоследствии реализовали ее замысел. В городском совете напротив зала заседаний у нас есть галерея памяти с портретами наших погибших героев-земляков. И каждый, кто туда заходит, имеет перед глазами напоминание, благодаря кому Черкассы остаются мирным городом.

Все эти меры – это лишь маленькая капля в море, маленькая дань, которую мы ежедневно должны отдавать этим людям. И моя самая большая мечта – чтобы на стеле нашего мемориала, где высечены имена погибших ребят, больше не прибавлялось новых строк.

Я вам скажу, что и Центр ветеранов создан у нас, и отдел по работе с участниками АТО в Департаменте социальной политики. Мы создали Музей памяти. Доделываем хостел, чтобы ветераны из других областей, когда едут домой или на фронт, могли остановиться у нас. Полностью реабилитация работает. Это было заброшенное здание бывшего детсада. Часть левого крыла этого здания мы полностью переоборудовали – там теперь и музей, и хостел, и комнаты ветеранов, там работают люди. В мечтах – создать там пекарню, обеспечить новые рабочие места.

Открыли мы также общественное пространство Амброс-хаб для ветеранов – в честь нашего погибшего воина. Он создан на средства общественного бюджета. Его профильное министерство даже в пример нашим коллегам из других городов ставит. Теперь у наших ребят, прошедших войну, есть место, где они могут встретиться, провести мероприятия какие-то. Расположен хаб в помещении бывшей табачной фабрики, которое нам передали. Оно имеет большую площадь и два немалых зала. Один мы оборудовали под общественное пространство, а один – под спортзал.

– Вы в свое время вообще рассказывали о мечте превратить Черкассы в спортивную столицу Украины. Как продвигается реализация мечты?

– Трудно, потому что приходится конкурировать и с другими областными центрами. Но в этом плане мы двигаемся очень быстро. И приятно, что Министерство молодежи и спорта отмечает, что именно мы первыми в Украине сделали стипендии и доплачивали тренерам по 10 тыс. грн. В Черкассах введена стипендия городского головы для одаренных спортсменов. По этой программе сейчас поддержку от города получают около 50 спортсменов. Я уже не говорю о количестве футбольных, баскетбольных, других полей, которые мы построили в школах, на открытом пространстве. Возле набережной мы сейчас кроссфит-стадион строим большой, пляжи, различные спортивные зоны.

И мы стремимся к тому, чтобы в Черкассах развивались все виды спорта: футбол, баскетбол, женский волейбол, кроссфит, легкая атлетика. Наш центральный стадион – городской спортивный комплекс "Днепр" – является базовым стадионом легкоатлетической сборной Украины. Мы создали там также хостел: около 25 человек спокойно могут разместиться прямо на базе центрального стадиона, с питанием.

Работаем. Как нам это удается – судить, наверное, не нам. Министерство наши усилия отмечает. Но мне кажется, мы на четверочку выполняем свою работу. Всегда хочется лучше и больше сделать.

И в этом плане у нас неплохие отношения и с частными спортивными клубами. Это очень приятно, потому что они также вкладываются в развитие спортивной инфраструктуры. В частности, плодотворно работаем в этом направлении с баскетбольным клубом "Черкасские мавпы" – вместе развиваем детский баскетбол. Многие детки занимаются в их школе. Спортивный зал создан на базе 18 школы. Хороший зал, большие средства вложены. Мы вообще в этом плане открыты, приглашаем наших предпринимателей, которые готовы, вкладываться в спорт. Взамен даем им зеленый свет по всем остальным бизнес-вопросам, ведь они делают большое и хорошее дело: нашу нацию делают здоровой.

Наши "Черкасские мавпы" стали второй командой в этом сезоне. Это очень приятно, мы за них рады. Благодаря владельцу клуба Михаилу Бродскому, который активно инвестирует в город Черкассы и в развитие баскетбола, я вижу, как горят глаза этих детей, которые занимаются этим видом спорта. И такие воспитанники этой школы, как Святослав Михайлюк, который как баскетболист сформировался именно в клубе "Черкасские мавпы", а сейчас играет за океаном, в одном из ведущих американских баскетбольных клубов – это наша гордость. Убежден: в нашем городе родится еще не один Михайлюк. И мы будем точно спортивной столицей баскетбола.

– У музыкантов, писателей или художников часто мои коллеги спрашивают в завершение разговора о творческих планах. Я спрошу о ваших планах в городе. Какие самые амбициозные главные цели на эту каденцию вы перед собой ставите – и насколько их выполнение реалистично, учитывая сложную ситуацию сейчас?

– На эту каденцию моя самая главная цель – строительство лучшей набережной Украины. Эта набережная должна быть спортивно-культурно-развлекательной. Мечтаю, чтобы со всех уголков Украины приезжали люди любоваться ею. Так, как ездят у нас в соседний Кропивницкий на аллею тюльпанов, в Винницу – на фонтаны, в Ужгород – на сакуры... Так же мы хотим сделать лучшую набережную. Ведь в Черкассах – самый широкий Днепр. У нас самый большой природный сосновый бор. Нам есть чем гордиться. У нас есть величественная история...

И мы потихоньку к этому движемся, без спешки – ибо, как говорится, лучше 7 раз отмерить, и один раз отрезать. Мы хотим привлечь лучших архитекторов, лучших строителей, лучших ландшафтных дизайнеров, чтобы действительно создать современную красивую набережную, которая прослужит жителям города сотни лет.

Мы уже привлекли грузинских специалистов, которые работали над набережной в Батуми. Не одну встречу с ними провели. С архитекторами, которые создали "Софиевку-2", встречались неоднократно. И потихоньку мы вырабатываем концепцию будущего проекта набережной, чтобы там были променадные зоны, велодорожки, локации для отдыха. Хотим сохранить зеленые насаждения, которые есть, стометровую зону возле Днепра. Это у нас главные планы.

– Успеете?

– За эту каденцию мечтаю закончить большую часть этой набережной. В следующем году мы надеемся начать работы. Строительство ориентировочно продлится около 5 лет. Ведь набережная тянется 13 км. Поэтому впереди – много работы. И серьезное намерение довести начатое до конца.

УкраинаЧеркассыМестные выборы в Украине 2020Лечение коронавируса в УкраинеКоронавирусДороги в УкраинеВакцинация в Украине и миреВО БатьківщинаПартия "За майбутнє"БК Черкаськи МавпыИгорь КоломойскийАнатолий БондаренкоИгорь ПалицаВладимир ЗеленскийВиктор Ляшко