Про нардепа Иванисова, рынок земли и покрывательство преступников: интервью со "слугой" Володиной

Про нардепа Иванисова, рынок земли и покрывательство преступников: интервью со 'слугой' Володиной

Почему открывают рынок земли и скупят ли ее иностранцы, кто зарабатывает на незаконных точках игорного бизнеса и почему в Раде до сих пор работают одиозные нардепы. Как до сих пор Офис генерального прокурора не смог посадить ни одного топ-коррупционера и почему в "Слуге народа" есть неформальные группы влияния, которые отстаивают интересы отнюдь не украинского народа.

Именно эти вопросы OBOZREVATEL поставил члену налогового комитета и нардепу от СН Дарьи Володиной. Она рассказала, сколько страна заработает на легализации игровых автоматов, как именно откроют рынок земли и почему в монобольшинстве так много скандалов.

Следующая неделя пленарная и есть огромное количество проектов законов, которые будут голосовать в Раде. Давайте начнем с игорного бизнеса. Вы автор альтернативного проекта, но приняли в первом чтении идею Олега Марусяка. Что может кардинально измениться при финальном голосовании?

Видео дня

– Мы сейчас собираем рабочие группы, продолжаем общаться с экспертами, с представителями рынка. В законопроекте, который был принят в первом чтении, основных моментов сразу несколько. Казино будут только в 5-звездочных отелях. Уже слышала, что есть желание у международных сетей строить отели в Киеве.

Будут ли для них льготы, налоговые каникулы?

– В моем проекте это предусмотрено, существует нормальная международная практика. Если вкладываешь определенную сумму, то государство идет навстречу. Инвестор может быть освобожден от покупки лицензии, а покупает ее, например, через 5 лет. Пока в этом законопроекте нет такой возможности, но, думаю, ко второму чтению это будет исправлено.

Дарья Володина и Владимир Зеленский

Окей, если касательно казино я все понимаю они будут в тех местах, где играют обеспеченные люди. Но если говорим о “Космолотах”, других подпольных казино практически на каждой улице…

– Я объясню. В проекте уделено внимание лотерейному бизнесу. Большинству коллег нравится идея классической лотереи, никаких VLT-аппаратов, хотя лотерейщики на каждой встрече настаивают на своих позициях. Однако эти аппараты – аналог игрового автомата, тут нужна абсолютно другая лицензия. Кроме того, по какой-то причине лотерейщики просят для себя отдельный закон. Я считаю это неприемлемым, так как все мы понимаем как серый рынок работал последние годы. Все должны быть в равных условиях.

Что касается игровых автоматов – они будут в гостиницах 3, 4, и 5 звезд, с определенным номерным фондом. Главная цель – убрать автоматы с улиц, будем надеяться, что это сработает.

Я со своей стороны отстаиваю полный запрет на рекламу с 6 утра и до 23, запрет на вывод капитала ближайшие пять лет, возможность направлять доходы страны от этого бизнеса в регионы и другие нормы, которые несут большую социальную нагрузку. Этот бизнес – токсичен, в каком бы виде не был легализован, так что необходимо в первую очередь думать о защите граждан и доходах бюджета. Никаких послаблений для этой сферы быть не может.

Чувствуете ли сопротивление от правоохранителей или других органов? Было смешно смотреть, как полиция за один день закрыла все незаконные точки. Сложилось логичное впечатление, что все обо всем и так знают, но закрывают глаза.

– Насколько я знаю, продолжают закрывать точки. Особо смелые бизнесмены пытаются продолжать работать. Здесь важна политическая воля полиции или нового уполномоченного органа. Он же предусмотрен этим проектом, его создадут, и он прямо будет контролировать работу всех структур.

А сколько денег поступит в бюджет, если игорный бизнес легализуют?

– По этому закону изначально было предусмотрено примерно 4,5 млрд гривен. Но сейчас на рабочих группах появляется мнение о снижении стоимости лицензий, что впрочем для меня совершенно непонятно и необъяснимо. Этот рынок далеко небедный… Что касается игровых налогов, то тут тоже важно понимать, что крайне сложно просчитать этот бизнес.

В моем же предусмотрены фиксированные платы в год за лицензии, чтобы упростить доходную часть в бюджет от этого бизнеса и минимизировать коррупционные риски. Да, они немалые, но это стабильный доход в госбюджет, и никто ни за кем не гоняется, выискивая скрытые обороты. В течение года появится оптимальная система онлайн-мониторинга – можно будет говорить о GGR, я так считаю.

Будет ли прописана норма, что эти деньги пойдут на культуру, образование, медицину?

– Касательно всей системы легализации бизнеса есть большие вопросы к Министерству финансов. Еще несколько лет назад была создана группа по легализации игорного бизнеса, куда вошли силовики, налоговая и так далее. Они должны были разработать план легализации, но спустя годы, я, будучи народным депутатом, не могу получить информацию об итогах заседаний этой комиссии. И даже депутатские запросы в Министерство пока остаются без ответа, по крайней мере в срок, что кстати является нарушением закона. Об этом я ещё буду писать позже отдельно.

В октябре я был на игровом форуме в Херсоне. Тогда же там был и нардеп Олег Марусяк, должен был быть Давид Арахамия. У меня ощущение, что эти люди прямо лоббируют законопроект о легализации чувствуется ли это?

– На меня давить невозможно. Я на себе этого не ощущаю, лоббистские истории есть, вижу их в обсуждениях. За последние месяцы, когда я стала вникать в идею легализации, поняла, что большинство людей на заседаниях рабочих групп имеют собственное видение процесса.

Поэтому в разработке проекта закона должны участвовать люди, которые заинтересованы принести в бюджет больше денег. Рынок должен работать под контролем государства. С этим нужно смириться тем игрокам рынка, которые все еще пытаются противодействовать.

Рынок земли профильный комитет в конце декабря сократил правки и подготовил финальный документ. Когда вы его будете голосовать и как считаете, сможет ли парламент открыть рынок земли?

– Эта тема очень сложная, я подавала и свои правки. Затрагивали тему и монополий, и допуска иностранцев. Правильнее открывать рынок земли, я так думаю, не сразу, а поэтапно, по 20-30% ежегодно. В таком случае цена на землю росла бы и мы бы понимали, насколько цена контролируется, какие процессы происходят. Сегодня теневой рынок земли и так работает, только бесконтрольно.

Землю можно незаконно продавать, брать в аренду на 49 лет, переоформить на себя законно или незаконно. Для людей с определённым финансовым капиталом это не очень сложно. Многие люди этого не понимают.

Смотрю на голосование по законопроекту в первом чтении 227 нардепов от “Слуги”, 13 внефракционных. Давит ли Офис президента при голосовании за рынок земли?

– На меня никто не давил. Кто-то глубоко в теме налогов, кто-то разбирается в рынке земли. Если есть какие-то проблемы, вопрос выносится на обсуждение фракции.

4 февраля начнется сессия, будете ли голосовать в первую неделю?

– У нас нет повестки на эту неделю, но, насколько мне известно, планируется рассмотрение в ближайшее время, однако процесс может затянуться.

Заседание налогового комитета

– Вопрос по законопроекту о децентрализации. Почему президент несколько раз вносил законопроект и снова его отзывал. Нельзя было с первого раза подготовить?

– Есть вопросы, закон еще не готов, нет четкого понимания результата. Поэтому президент принял верное решение, отправить его на доработку.

– Чтобы не обвиняли в авторитаризме, ибо префекты получают очень много власти?

– Мы должны двигаться в сторону децентрализации и углубления этого процесса. Местным громадам зачастую виднее их первоочередные задачи и пути их решения. Я считаю, только таким образом можно наладить региональное развитие.

Но это все не совсем мое направление. Что касается налоговых изменений, то мы с коллегами сейчас работаем над налоговой реформой. По мнению экспертов, налоговая реформа как ничто другое может положительно сказаться на средней заработной плате в стране. По разным оценкам, примерно +20%.

Это налог на выведенный капитал, снижение НДС и налоговая амнистия. Но подход к ней должен быть продуманным и последовательным. Стоит подумать и прекратить вносить бесконечные изменения в налоговое законодательство, если мы хотим привлечь инвесторов в страну. Бизнес обращает внимание на стабильность законодательства. Это очень важно для его развития. Важно не количество реформ, а их качество.

– Несколько вопросов по Кабмину. Все, что было с “отставкой” Алексея Гончарука – просто цирк? Фракция бы и так не отправила его в отставку, потому что и голосов нет.

– Для рассмотрения вопроса об отставке премьера, необходимо, как минимум, его заявление в парламент. Сейчас действует иммунитет на один год, поэтому это возможно лишь по его личному желанию.

Проблемным вопросом является отсутствие экономической стратегии. Кроме, безусловно, отношения к президенту. Но если Владимир Александрович принял такое решение, значит на то есть причины. Я доверяю президенту.

– Николай Тищенко назвал эту ситуацию стебом.

– Я не разговаривала с премьер-министром по этому поводу, не считаю нужным углубляться в эти разговоры, учитывая огромное количество других проблем. Думаю, что президент прав – прошло мало времени, чтобы увольнять Гончарука за его выражения. Это могло быть личное решение премьера и его ответственность. Меня больше интересуют экономические планы правительства и их результативность.

– Во фракции 70-80% настроены не трогать премьера?

– Разные настроения, не могу сказать о процентном соотношении. Прошло всего полгода, поэтому слишком мало времени для каких-либо кардинальных решений.

– Но министров же во фракции менять собираются?

– Если уходит премьер-министр, то в отставку уходит и Кабмин. На данном этапе запущены определённые механизмы, переговоры с МВФ, реформы – поэтому невозможно поменять что-то быстро. Через год мы будем оценивать объективные результаты, сравнивать соответствие заявленным показателям. Были амбициозные планы, но пока непонятно, чем они подкреплены. А на личности я предпочитаю не переходить. Но, как известно, кадровые изменения в правительстве уже анонсированы.

– Министр развития общин Алена Бабак – непонятно с ней получилось. Уйдет или нет? Может, есть прогноз?

– Это мы обсудим уже на заседании фракции, пока никакой конкретной информации нет.

– Еще слышал, что один из основных кандидатов на вылет – министр экономического развития Тимофей Милованов, но за него вступился президент.

– Думаю, пока никаких изменений не будет, это важная отрасль. Нужно дать время, чтобы он проявил себя. Можно рассказывать и показывать презентации, но обвинять, что он некомпетентен, преждевременно. Несмотря на личностные отношения… Я выступаю за профессиональный подход в любом деле и предпочитаю давать оценку действиям по конкретным результатам. Их будем оценивать, а не видео или аудио в интернете.

– Вас устраивает зарплата?

– Вы знаете, все относительно. Это меньше тех доходов, которые были до работы в парламенте. А вот относительно средних доходов украинцев по всей стране… Извините, но если сравнить зарплату врача или учителя с депутатской – очевидно, что зарплата депутата на порядок выше. И утверждение о том, что нардеп ведь должен содержать семью – абсурдно.

И учитель должен содержать семью, и врач. Если тебя зарплата не устраивает, нужно заниматься бизнесом или уходить на другую работу, но не выписывать себе 100- или 200-тысячные премии будучи государственным чиновником.

– Тем более, что пока не за что.

– Если бы у нас выросла средняя зарплата на 30-40% в стране, то можно и министрам, нардепам повысить. Пропорционально со средней зарплатой, нет проблем, это справедливо. Есть объяснение, я была в Бундестаге, там депутаты получают 10 тысяч евро ежемесячно. Но в наших странах абсолютно разный уровень экономики. Я уже не говорю об использовании бюджетных средств.

Нам нужно стремиться развивать экономику. Будет рост – будут другие зарплаты. Это честно. Это не работа для зарабатывания денег, это работа ради страны и людей. Если это воспринимать как-то иначе, ничего не выйдет.

– Разговаривал с вашим коллегой по партии. Его посыл был примерно таким: “Я целыми днями работаю, пишу законопроекты, анализирую, но об этом никто даже не вспомнит. Все говорят либо про вызов проституток Яременком, либо про скандальные пленки Юзика”. Если бы все можно было вернуть на полгода назад, сколько нардепов от вашей политсилы вы бы отсеяли на этапе отбора?

– Это не зависит от состава фракции. Любую власть критикуют и это нормально. Важнее результат и разница нашего парламента с предыдущими – желание старых политиков получить быстрый результат. И чаще всего этот эффект проявлялся в виде выгоды, бонусов лично для какого-то конкретного чиновника.

Когда мы говорим о долгосрочной стратегии – это критикуемые и непопулярные решения, но через 5 лет украинцы смогут оценить результат реформ, которые мы сейчас проводим с большими спорами и разногласиями. Многие законопроекты действительно выстраданы.

– Вернусь к вопросу. Понимаю, что вы разбираетесь во многих вещах, также есть нардепы-коллеги из СН, которые усердно работают.

Но есть люди в “Слуге”, к которым сложно применить фразу о стратегических реформах. И я таких людей знаю лично, через их помощников, журналистов. Вы бы хотели их отсеять из парламента? Не стыдно, что кто-то работает, а некоторые нет?

– Никогда не смотрю, кто и чем занимается, я делаю свое дело. Конечно, если увижу вопиющую ситуацию, готова вмешаться и изменить ход законопроектной работы. У каждого есть свои плюсы.

– Неоднократно слышал, что вас относят к неформальной группе Игоря Коломойского. Но я уверен, что вы были в другой группе – Ильи Павлюка. Правда?

– Нет, я не была в этой группе.

– Слышали о ней?

– Да, слышала о разных группах, которые приписывают к депутатам. Это и люди Коломойского, Авакова, Пинчука, "соросята", люди Павлюка…

– Но все равно, есть же неформальные группы? Гончарука, "Квартала"…

– Есть заместители главы фракции, они возглавляют группы. У нас вот Роман Мулик – отличный зам, и группа дружная. Остальное больше похоже на теорию заговоров, хотя я не исключаю таких конфигураций.

– Сколько у вас ушло времени, чтобы запомнить всех депутатов из фракции?

– Я всех помню, надеюсь. У нас много пересечений, мы много вопросов на фракции обсуждаем. Много общих точек и каждый старается высказать свое мнение.

– Вы сейчас говорили об известных группах, ранее их было 15, сейчас, как понимаю, 14. Еще пару месяцев назад были громкие скандалы с якобы деньгами в конвертах. СМИ писали, что через замглав фракций заносят по карманам деньги.

– Я в шутку, после скандалов в прессе, даже подходила к своему замглавы фракции и спрашивала: "Что ты скрываешь?" А если честно, мне никто не предлагал и никогда конвертов не видела. В любом случае, такими вопросами должны заниматься правоохранители.

– Вопрос по Роману Иванисову. Мне многие нардепы говорили, что нардеп-насильник в Раде будет нерукопожимаемым. Мол, он всех обманул и так делать нельзя. Но прошло 2 месяца, он пришел в парламент и все с ним здороваются так, как бы ничего и не было.

С одной стороны, его нельзя выгнать, но с другой – почему никто из фракции не поговорил с ним и не намекнул сложить мандат? Не кажется ли вам, что Офис президента просто договорился с ним?

– Эту тему никто не обсуждал последние недели.

Романа Иванисова в Раде встретили с объятиями

– Это нормально, что он просто стал внефракционным?

– Я когда-то общалась с главным редактором одного из изданий и она говорит: “Смотрю на количество информации, которая вылетает из разных Telegram-каналов, анонимных источников, мне это совсем неинтересно. Потому что на качество процессов это не влияет”. Есть что-то глубинное, а есть вот такие поверхностные процессы. Почему это громко, а еще 5-10 лет это было не так громко?

Потому что не было Telegram-каналов, анонимных источников и так далее. Это все происходило, просто есть понимание, что сейчас внутренние обсуждения у всех на виду. Я не разбиралась в истории детально, но от коллег слышала, что не все так однозначно в том деле и та причина, по которой его помиловали, она достаточно весомая.

– А почему тогда не выйти и не рассказать об этом?

– Думаю, что это личное дело Романа. Мне бы не хотелось исследовать его личную жизнь, если это никак не касается соблюдения закона. Осуждаю такого рода поступки (изнасилование), но в данной ситуации это личное дело Романа: объяснять это, высказывать что-то или нет. Но идеальной репутации или прошлого нет ни у кого, я думаю. Важно воспринимать и юридическую составляющую вопроса.

– Так понимаю, все, что связано с Донбассом – курирует Офис президента. Но тем не менее, может, вы уже во фракции обсуждали особый статус, возможную амнистию жителей ОРДЛО?

– Пока не обсуждали, подождем встречи в Минске. Опорные точки, которые обсуждает Украина, очень важны для нашего парламента. Нардепы понимают, что готовы только к полному контролю за границей и затем уже на местные выборы. Мы хотим сначала безопасность, а затем выборы. Нужно, чтобы наши граждане-вынужденные переселенцы имели возможность вернуться туда и проголосовать. Сейчас важно думать о реинтеграции, восстанавливать моральное единство страны.

– Граница – больше политический вопрос. Самое главное – единство и взаимоотношение с людьми, которые там находятся. Какой вы лично видите амнистию? Тех, кто служил там в армии или работал в школе? А если кто-то и служил, то как понять, стрелял он в наших солдат или нет.

– В рамках одного образовательного проекта мы общались с представителем США, который правильно ответил на такого рода вопрос. На временно оккупированной территории живет много людей не по политическим причинам, а потому, что там находится семья, дом или по состоянию здоровья не могут выехать. Мне кажется, это наши граждане и мы должны к ним относиться с уважением.

К преступникам же только по закону, никак по-другому. Люди без крови на руках, не должны быть обвинены. Они должны быть приняты в семью, которая ждала их, как ждёт мать своих детей домой.

– Там где-то 30 тысяч силовиков…

– Я думаю, что эти силовики покинут пределы страны до того момента, как мы возьмем территорию под свой контроль. Вряд ли кто-то захочет понести наказание за преступление.

– Может, вы уже оценивали, сколько стоит восстановление Донбасса после агрессии?

– Есть комитет по реинтеграции, они этим плотно занимаются. Когда-то общалась с одной из неправительственных организацией, которая занималась исследованием разминирования территории. Один год войны – 10 лет разминирования, понимаете объемы? Сроки и суммы там просто колоссальные.

– Как оцениваете работу генпрокурора? Почему прошло полгода, наступила зима, а никто не сидит в тюрьме?

– Я считаю, что генеральной прокуратуре, как и всем органам, следует вспомнить, зачем мы все шли во власть, зачем с такими усилиями боролись с предыдущим режимом, зачем говорили о том, что сломаем стереотипы и перезагрузим страну. Я думаю, что всем пора перестать воспринимать власть – как инструмент давления или получения прибыли. Это возможность помочь гражданам в первую очередь. Если хотите, такое громкое и пафосное слово – самопожертвование. Вот об этом это должно быть. Но никак не покрывательство преступников, уклонение от исполнения своих обязанностей или иная политическая несостоятельность.

Мы не ради этого все сменили свою обычную жизнь и ушли в парламент. Я точно не ради этого. Я буду следить за такими процессами. Неотвратимость наказания за совершённое правонарушение.Точка. Без исключений. Уже скоро новая весна, а все ещё на повестке дня стоят вопросы: что с делами Порошенко? Стерненко? Свинарчука? Я очень надеюсь, что общественный запрос на логическое завершение таких громких дел будет удовлетворён.

– Блиц. Почему в Верховной Раде так часто говорят о сексе? Давид Арахамия, Богдан Яременко, Елена Криворучкина, Илья Кива, Галина Третьякова?

– Я даже не задумывалась. Журналисты слишком акцентируют внимание. Наши парламентарии не подготовлены к публичной политике, поэтому непосредственно и просто отвечают на вопросы, переписываются, не ожидая, что это будет как-то использовано против них. Мы очень открытые в большинстве.

Кто, по вашему мнению, самый эффективный и неэффективный депутат 9-го созыва?

– Самый эффективный – Макс Бужанский. Мне импонирует его позиция и работа. Самый неэффективный – Ярослав Дубневич, его практически никогда нет. Петра Порошенко тоже редко вижу.

Что вы можете сказать тем, кто голосовал за вас в июле 2019, но уже по каким-то причинам разочаровался?

– Я бы посоветовала смотреть не на обложку, манипуляции в СМИ, а смотреть на результаты работы. А они обязательно будут. Я все ещё исполнена энтузиазма и сил, уверена, мы сможем сделать страну лучше.