Pussy Riot vs. РПЦ

Pussy Riot vs. РПЦ

В начале 2009 года в информационном пространстве Украины появилось новое движение – "Femen". Украинскому обывателю изначально не были понятны цели и задачи феминисток, зато специфика проведения немноголюдных акций поразила не только украинское общество. Буквально через несколько месяцев после старта "голых девочек" из Украины узнавали в России, Европе и даже США. Внимание прессы активистки систематически притягивали не с помощью громких лозунгов и длинных транспарантов, а при помощи своей наготы, которая удивляла и продолжает удивлять.

Видео дня

В разгар популярности украинских феминисток к работе подключились их российские "аналоги". Российская феминистическая панк-рок группа "Pussy Riot", подражая украинским феминисткам, организовывала свои выступления в формате несанкционированных акций в непредназначенных для этого местах. "Площадкой" для выступления у "Pussy Riot" становились станции московского метро, крыши троллейбусов, следственный изолятор полиции, Красная площадь и даже храм Христа Спасителя.

Экстраординарный способ проведения акций – единственный элемент, который объединяет украинских и российских феминисток. "Femen" – протестующие против проституции симпатичные и менее симпатичные раздетые девушки. "Pussy Riot" – также девушки, но одетые в стиле клоуна с разноцветными чулками на головах, которые поют временами непонятную, тяжёлую музыку.

Участницы группы выступают за права женщин и гендерную свободу, под которой подразумевают отказ от противопоставления гетеросексуальности и гомосексуальности. Также борются против авторитаризма и отражающих его традиционных гендерных ролей в деспотической семье, предполагающих фиксацию женщин на физической привлекательности, а мужчин — на коммерциализации женского тела и закрепощении женщин в семье.

Звучит странно. Непонятен мотив: защита прав женщин либо прав сексуальных меньшинств? А чем вообще является сексуальное меньшинство? Меньшинством можно назвать группу людей, которых объединяет национальный признак, общие цели, идеи. Является ли меньшинством субкультура в национальном масштабе, с общим числом сторонников менее одного процента населения страны.

Тогда остаётся вопрос. Зачем себя рекламировать и заявлять о своих взглядах на всю страну, прикрываясь борьбой за права женщин? Ответ прост – пиар. Но чтобы прославиться, не достаточно просто устрашающе одеться. Нужна оригинальность… Перепробовав крыши троллейбусов, станции метро, следственный изолятор и Красную площадь, девушки поняли, что этого мало, и пошли дальше.

21 февраля 2012 года группа совершила акцию, которую назвала панк-молебен "Богородица, Путина прогони!" в храме Христа Спасителя. Участницы забежали на амвон и солею храма, где в течение 20 секунд осеняли себя крестным знамением, стоя на коленях, а остальное время пытались произнести слова песни, пока не были удалены охранниками храма. Именно после этой акции малоизвестная уличная группа оказалась в центре внимания ведущей мировой прессы. В связи с "панк-молебном" в храме Христа Спасителя 26 февраля 2012 года участницы группы были объявлены в розыск по обвинению в хулиганстве и вскоре задержаны. Вот тут-то все и началось.

Международные правозащитные организации забили во все колокола. "Amnesty International" признала участниц скандальной группы "узниками совести". Слова поддержки стали высказывать известные лица культуры, малоизвестные скандинавские политики и даже пресловутая Мадонна поддержала "Pussy Riot". Неужели королеве поп-музыки не хватает в России "узников совести’?

Убери из антуража скандального выступления храм - и интерес к малоизвестной российской панк-рок группе сведется к нулю. В России тысячи подобных музыкальных формаций, о которых никто не говорит, правда, далеко не многие решаются на подобные акции, да ещё в самом сердце столицы.

Православная церковь изначально была привязана к государству и полностью ним контролировалась. Раньше церковь играла авторитетную символическую роль, теперь её роль свелась до минимума. Если коммунисты физически уничтожали церковь, то "авторитарные режимы" с неразвитыми демократиями сообразили, что церковью можно пользоваться, главное - не давать ей высоко поднимать головы. Батюшки, целующие руки президента, Патриарх, он же Владимир Михайлович Гундяев с "домом на Набережной", и другие непонятные для населения новости порождают дистанцию между церковью и верующими.

В данной ситуации речь идёт о противостоянии церкви потоку новых субкультур, которые не соблюдают её доктрины. Но, как правило, не церковь борется с ними, а они борются с церковью. Эта проблема затронула не только Украину или Россию, но также Польшу, где католический костёл начал играть роль теневой власти.

Уже несколько лет Польшу пытаются поставить перед выбором. В центре Варшавы ежегодно проводятся гей-парады, где собираются самые "необычные" люди и требуют разрешить регистрацию однополых браков. Лоббирует этот вопрос небольшая парламентарная формация Януша Паликота, славящаяся своим ультралиберализмом и постоянным конфликтом с костелом. Но как "меньшинства" не старались, реформа не проходит. Никто в Европе не скажет, что в Польше ущемляются права сексуальных меньшинств.

Если в Польше костёл решает, то в России церковь исполняет. Политическая система РФ построена таким образом, что подобные "меньшинства" могут быть, но не могут высовывать головы. Из-за недостатка возможности высунуться публично радикально настроенные "феминистки" устраивают в главном храме страны кощунственный "панк-молебен". А реакция отдельных, заинтересованных "российской либерализацией", западных политиков понятна и ясна. Цель – всячески создать негативный образ "шовинистической православной церкви" в западных СМИ и борющихся "за свободу творчества и самовыражения" пострадавших и репрессированных активисток "Pussy Riot". Только в данной ситуации пиар-менеджеры, раскручивающие эту тему на Западе, не учли одной простой вещи – разницы менталитетов. Результаты социологического исследования, проводимого холдингом РОМИР, показали, что так называемый "панк-молебен" поддержали менее 1% россиян. Как бы там ни было, вывод из сей ситуации один – моральные границы общества девушки переступили, и этот шаг принёс им не только скандальную славу, но и поставил перед трудным выбором церковное руководство – простить или нет.

Автор: Руслан Шошин, специальный корреспондент Обозревателя в Варша