Деньги для больных детей "растворяются" в банке Черновецких

481
Деньги для больных детей 'растворяются' в банке Черновецких

С дедом и бабой Вики Лях встречаемся в вестибюле Киевской областной детской больницы. 47-летний Сергей Лях подает медицинские калоши — в онкогематологии запрещено заходить в обуви. 43-летняя бабушка Валентина выносит девочку на руках. Снимает с ее головы вязаную шапочку, потому что малышке жарко. Голову Вики пересекает глубокий шрам, который понемногу заростает волосами. Девочку трижды оперировали в институте нейрохирургии, вырезали злокачественную опухоль мозга.

— Месяц как Вика начала ходить, — говорит Сергей Лях. — После операции у нее парализовало левую сторону тела. Слава Богу, все пошло на лад.

В прошлом году в сентябре к Сергею Викторовичу позвонила журналистка газеты ”Имею право” Анна Варавва. Предложила написать о Виктории статью, которая будет побуждать читателей помочь. Ляхи согласились. В номере от 26 сентября газета напечатала материал под заглавием ”Виктория обязательно победит”. Внизу предлагали сделать благотворительный взнос на счет фонда ”Социальное партнерство” в ”Правекс-банке”.

— С тех пор я звонил в редакцию и в фонд, — продолжает дед. — Хотел узнать, пришли ли деньги. Меня отправляли то в центральный офис банка, то в редакцию. Дали шесть номеров, по которым я напрасно пытался дозвониться. В последний раз звонил в ”Правекс” в конце февраля. Узнать ничего не удалось.

Родителей детей выгоняли из офиса ”Правекса”

Мы разговаривали еще с пятью семьями больных детей, которых взялся опекать фонд ”Социальное партнерство”.

— Я приходила в офис фонда на Кловском, — говорит киевлянка Наталия Артеменко, мама больной лейкозом Анечки (Газета ”Имею право”, N39). — Сказали написать заявление директору фонда с просьбой выдать деньги и оформить бумаги. Женщина, которая отвечает за это, постоянно куда-то исчезала. До сих пор нам ничего не дали. Мы даже не можем узнать, есть ли деньги.

Двухлетний Володя Гусаренко из Днепропетровска, о котором шла речь в августовской публикации газеты ”Имею право”, больше месяца ждал помощи. 1 октября 2006 года мальчик умер от лейкоза.

— Я звонила в фонд, посылала факсы. Ничего. Куда же делись деньги? — спрашивает мать Владимира. — В ”Охматдете” родители детей рассказывали, что ходили в офис ”Правекса”. Оттуда их просто выгоняли.

Нам удалось найти семью, которая получила помощь от ”Социального партнерства”. Татьяна Павлишин, бабушка 8-летней Анны Твердохлеб из поселка Кельменцы Черновицкой области, говорит, что выплакала деньги у ”Правекса”.

— В прошлом году в сентябре Аня была в онкогематологии ”Охматдета”, — плачет в трубку Татьяна Павлишин. — Я ходила, звонила в банк. Мне дали 1974 гривни. А первого февраля Ане стало плохо, ее снова положили в больницу. Вчера за три укола нейкогена заплатила две с половиной тысячи гривен, а сегодня взяла еще два за тысячу шестьсот. Молим Бога, чтобы это был не рецидив лейкоза.

Журналистка Анна Варавва, которая готовила материал о больной раком мозга Виктории Лях, уволилась из газеты ”Имею право” в ноябре 2006-го. Говорит, ушла из-за того, что герои ее публикаций не получали от фонда ”Социальное партнерство” помощи.

— Я работала в газете с апреля 2006-го, — рассказывает Анна. — Еженедельно писала об онкобольных детях. После третьей публикации о Денисе Лысенко, у которого был рак желудка (мальчик умер 23 августа 2006 г. — Ред.) мне позвонил его отец Олег. Жаловался, что не может получить деньги. Потом звонил знакомый отца Дениса и утверждал, что перечислил средства. Я не могла понять, в чем дело: после моей первой публикации родители ребенка все-таки получили до 30 тысяч гривен помощи. Спросила у редактора. Он ответил, что это не мое дело, и деньги получают все. Потом начали жаловаться и другие родители. Я снова пошла к редактору, а он отмахнулся. Мол, если бы писала хорошие статьи, то и деньги перечисляли бы. Тогда я пошла в банк и положила три и пять гривен на счета Викуси Лях и Ани Твердохлеб. Редактору говорила о квитанциях, но никто меня не хотел слушать. Уволилась, чтобы не принимать участия в этой афере.

”Имею право” еженедельно печатает материалы об отверженных и тяжелобольных детях. Распространяется газета через филиалы ”Правекс-банка”. Перед выборами в Верховную Раду ее бесплатно получали киевляне. Это периодическое издание поддерживало Леонида Черновецкого на должность мэра столицы.

Фонд ”Социальное партнерство” и газета ”Имею право” размещены в киевском помещении центрального офиса ”Правекс-банка” на Кловском спуске, 9/2.

Председатель Наблюдательного совета этого банка — 29-летний Степан Черновецкий, сын городского председателя Киева Леонида Черновецкого. Президентом фонда ”Социальное партнерство” до недавнего времени была жена мэра Алина Айвазова.

Мы пыталась получить комментарии у руководства фонда ”Социальное партнерство”. По телефонам из интернет-страницы фонда трубку снимает секретарша. Говорит, с директором Любовью Разиной поговорить невозможно, потому что она находится в медицинском центре ”Социальное партнерство” на улице Регенераторной.

— У нас только кормят бомжей и выводят у них вши. А директор здесь бывает нечасто, — говорят в центре.

На письмо президенту фонда с просьбой предоставить информацию о поступлении и распределении пожертвований мы ответа не получили. Без отзыва остались и предложения прокомментировать жалобы родителей.

"Газета по-украински"