"В Украине хуже, чем в 90-х, у людей на руках до 4 млн единиц оружия, а власть деградирует". Интервью с Кинахом

  • На сегодня в Украине ситуация хуже, чем в начале 90-х

  • Государство теряет монополию на использование силы

  • Наблюдается тенденция деградации институтов власти

  • Кабинет министров фактически недееспособен

  • Кризис в стране начался задолго до карантина

'В Украине хуже, чем в 90-х, у людей на руках до 4 млн единиц оружия, а власть деградирует'. Интервью с Кинахом

В Украине сложилась ситуация, хуже, чем в начале 90-х. Власть теряет монополию на использование силы. В стране наблюдается тенденция деградации институтов государственной власти. Программа деятельности правительства превращается в имитацию, за последние годы Кабмин ни разу не отчитывался перед Верховной Радой, хотя это и предусмотрено Конституцией.

После трех месяцев карантина министры не имеют четкой программы антикризисных действий. Фактически страна не знает, куда идет. Об этом и многом другом в эфире ObozTV заявил премьер-министр Украины в 2001-2002 годах Анатолий Кинах.

Начать хотел бы с тех событий, которые произошли в последнее время. Криминальные новости юноша, который решил заминировать мост Метро, перестрелка в Одессе. Есть ли гарантия того, что завтра полиция какой-то области не скажет: у нас здесь тоже решили пострелять и разобраться. Мы что, в 90-е возвращаемся?

Видео дня

– Это ситуация хуже, чем в начале 90-х. Она сформирована не только за последний период, а практически за все последние несколько лет.

Прежде всего, очень угрожающе то, что власть теряет монополию на использование силы. Я думаю, это одна из главных функций государства, независимо от его названия, в рамках действующей Конституции, законодательства защищать жизнь, безопасность и, безусловно, имущество и другие интересы граждан.

И то, что в Украине такие тенденции, – очень угрожающе для нас, потому что это происходит на фоне трагических событий на востоке, на фоне войны.

По некоторым данным, которые не афишируются, но они объективны и соответствуют действительности, на руках у граждан Украины на сегодняшний день, по разным оценкам, до 4 миллионов единиц нарезного незарегистрированного оружия.

К сожалению, все чаще мы видим очень серьезные и трагические случаи. Более того, это связано и с тем, что так называемая реформа правоохранительной системы, институтов Министерства внутренних дел, полиции превратилась, по сути, в имитацию.

Каждая реформа должна опираться, в первую очередь, на системные комплексные меры. Должны быть четкие программы реформирования, подготовка кадров, ресурсная база, этапы, контроль и главное – положительные результаты, которые создают безопасную жизнь в Украине.

По поводу монополии на силу со стороны государства. Мы понимаем, в чьих руках она. В частности, это два профильных министра – обороны и внутренних дел. Реформы и там, и там должны происходить. Мы понимаем, что это не только контроль этой ситуации, но и ответственность. Так что получается? Если мы видим на наших улицах такие инциденты почти каждый день, значит, где-то кто-то не дорабатывает?

– Тут надо говорить о более детальных исследованиях. Кстати, когда меня спрашивают, какова сегодня одна из главных угроз для Украины как государства, я вынужден констатировать, что эта угроза формулируется как очень опасная тенденция деградации институтов государственной власти по всем направлениям.

Чтобы не было голословно, я рекомендую в порядке справки посмотреть последний рейтинг Всемирного форума в Давосе. Там очень много показателей за 2019 год для 141 государства, в частности очень важный показатель: эффективность системы государственного управления. У Украины было 104-е место.

Но это рейтинг за предыдущий год.

– Что дальше происходит? За последние 4-5 лет в Верховной Раде Украины не было отчета ни одного правительства. Это четко прописано Конституцией и законами.

Получается, что программа деятельности правительства превращается в имитацию. Не отработан механизм качественной кадровой политики, а действует по принципу личной преданности, "свой-чужой" или кто более "эффективно" обслуживает интересы политико-финансовой группы.

На высшем государственном уровне нет понимания ответственности. Особенно когда речь идет о членах Кабинета министров, в том числе министров правоохранительной системы, которых вы назвали.

После таких трагических случаев – Житомир, Одесса, Кагарлык, Бровары – в любой цивилизованной стране министр, как минимум, уходит в отставку, не дожидаясь отчета. А у нас даже нет четкого жесткого механизма отчетности конкретного должностного лица. Более того – проходит заседание Комитета парламента, а министр не является.

Эти вещи еще раз подтверждают, насколько деформирована, насколько дестабилизирована система государственного управления по всей вертикали.

Мы видим, что парламентарии не очень довольны тем, что происходит в Кабмине. Программа не утверждена. Два месяца она лежит в столе, переписывается.

Это не программа. Я сам ее внимательно смотрел – четыре страницы, лучший вариант - листовка на очередные выборы. Ни одной цифры.

Уже 12 комитетов сделали негативные выводы и отправили так называемую программу на доработку правительства. В таком виде ее однозначно нельзя принимать.

К сожалению, это оценка недееспособности сегодняшнего высшего исполнительного органа государства – Кабинета министров. Это уже подтверждено текущими событиями.

"Кабинет министров фактически недееспособен"

На сегодняшний день весь мир преодолевает текущие проблемы пандемии коронавируса. Мы ведем мониторинг от Австралии до Узбекистана – поддержка бизнеса, платежеспособности, доступа к ресурсам, защиты национальных рынков и так далее. В Украине скоро три месяца карантина, но, в отличие от большинства стран мира, нет утвержденной четкой, системной, комплексной, высокопрофессиональной программы антикризисных действий.

Сейчас у нас речь идет только о нескольких проектах, кроме того, по которым парламент уже, по сути, сделал свое отрицательное заключение. На следующей неделе будет внесен очередной проект. Мы его уже видели, но там много вопросов.

Это еще раз подчеркивает, что, когда в государстве нет эффективной системы институтов власти, когда теряется коммуникация с реальной ситуацией, с обществом, бесполезно ожидать системных профессиональных комплексных действий. И это та угроза, о которой я сказал выше.

А запрос от общества как раз идет. И от представителей бизнеса тоже. Флешмоб "Откройте рестораны", который почти неделю распространялся по социальным сетям, перерос в акцию под стенами Кабмина. Мы уже не первый раз видим протесты за период карантина. Как должны реагировать в правительстве?

- В связи с карантинными мероприятиями больше всего пострадали такие отрасли нашей экономики, как гостинично-ресторанный бизнес, транспортные, грузовые, пассажирские перевозки. К сожалению, промышленность в глубоком упадке, и эта проблема растет.

В качестве примера – за апрель горно-металлургический комплекс потерял объемов производства более чем на 30%, а машиностроение – около 19%. В результате доходы бюджета мая текущего года выполнены только на 62%.

Это очень серьезный кризис. И люди, по сути, правы. Потому что запаса финансовой прочности ни у наших граждан, ни тем более у малого и среднего бизнеса практически не было еще до начала карантина.

Что делают другие государства? Не надо далеко ходить. В Восточной Европе задействованы очень мощные меры поддержки платежеспособности, четко отработаны механизмы доступа к ресурсам. Когда речь идет об аренде, то не только государственной собственности, но и обо всем комплексе вместе с частной собственностью. Работает четкий механизм учета интересов и снижения до минимальных уровней потерь и рисков, которые сейчас существуют.

Я могу напомнить так называемую программу в Украине 5-7-9%, которая была декларативно направлена на поддержку малого и среднего бизнеса и распиарена на всех уровнях. Ею воспользовались 470 предпринимателей по всей стране.

Анатолий Кинах

Даже в Кабмине признали, что она не работает.

– Абсолютно! Собственно, сегодня люди правы, потому что они попали в очень трудную ситуацию.

Если у правительства до сих пор нет утвержденной программы, означает ли это, что в правительстве не знают, что делать, и работают ситуативно, без четкой стратегии на полгода, год или 4-5 лет?

– К сожалению, нет ни модели развития государства в целом, ни текущей стратегии, программы определенных действий.

Если простым языком: мы не знаем, куда идем?

– К сожалению, да. Это для нас огромная проблема. И это связано с профессионализмом, кадровой политикой и так далее.

На сегодняшний день у монокоалиции в парламенте нет даже соглашения.

Говорят, оно где-то есть, под ним даже подписываются депутаты, но показывать пока не готовы.

– Это опять подтверждает, насколько деформирована система государственных институтов власти, когда сама власть часто показывает пример нарушения Конституции и действующего законодательства.

Как можно требовать от наших граждан законопослушания, когда такой правовой нигилизм присутствует на самых высоких уровнях власти?

Полгода уже прошло. Багажом еще с прошлого года лежит дефицит госбюджета. Может ли за следующее полугодие этот дефицит возрасти вдвое, и мы будем иметь дефицит почти 200 миллиардов?

- Дефицит растет. Необходимо понять, что наши проблемы растут не только в связи с карантином. Кризис в Украине начался задолго до начала карантина.

Во второй половине 2019 года мы видели опасный тренд снижения объемов промышленного производства. Уже в декабря 2019 года падение производства составило -8,3% по отношению к аналогичному периоду предыдущего года.

Во второй половине 2019-го резко упали темпы роста ВВП. В январе 2020 году у нас был минус по динамике ВВП. А карантин и пандемия ускорили эти процессы.