Гетманцев о новых правилах для "ФОПов": украинцы теряют миллиарды, а приоритеты диктует базар. Интервью

Гетманцев о новых правилах для 'ФОПов': украинцы теряют миллиарды, а приоритеты диктует базар. Интервью

Глава комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев инициировал обязательство для бизнеса устанавливать кассовые аппараты или специальные программы на телефоны и выдавать всем клиентам чеки. Это даст возможность увидеть, сколько они на самом деле зарабатывают и имеют ли право оставаться на "едином налоге". Однако физлица-предприниматели ("ФОПы") продолжают выходить на акции протеста с требованием отменить введение учета их оборотов.

Но на самом деле учет оборотов и чеки – распространенная практика во всем мире. Кассовые аппараты или программы используют не только в ЕС и США, но даже в соседних Беларуси, России и других странах. В Украине же теневой бизнес продолжает диктовать свои правила.

Даниил Гетманцев в первой части интервью OBOZREVATEL рассказал, сколько теряет каждый украинец из-за отсутствия прозрачных правил и как нужно исправлять ситуацию.

– В 2021-м в Украине должны были ввести учет для физлиц-предпринимателей. К сожалению, это решение опять отсрочили. Вы считали, сколько мы теряем из-за того, что почти несколько миллионов предпринимателей вообще не ведут никакого учета?

– Хочу немного объяснить ситуацию. У нас сейчас больше 1,9 млн физлиц-предпринимателей. Институт "единого налога" ввели в конце 90-х. Наверное, тогда это было правильное решение. Но, к сожалению, сейчас мы видим, что единый налог используется как механизм уклонения от налогов представителями крупного и среднего бизнеса.

Активисты, которые якобы отстаивают интересы "ФОПов", сами говорят, что борются за права малого и среднего бизнеса. Но "единый налог" вообще не должен касаться среднего бизнеса. И, давайте признаем, сейчас – это самый распространенный инструмент уклонения от уплаты налогов. Тут и доказывать нечего: заказав товар в интернете или пройдясь по улицам наших городов, любой может в этом убедиться.

Сама по себе дискуссия – вводить или не вводить РРО (регистраторы расчетных операций. – Ред.) – абсурд. Даже Танзания ввела РРО.

Даниил Гетманцев

Все развитые страны мира, азиатские страны, страны СНГ – все пошли по этому пути. А мы почему-то хотим обсудить возможность не вводить этот простой и эффективный инструмент и конструировать очередной украинский велосипед отказывая в защите гражданам и бюджету, а значит медикам, учителям и пенсионерам.

По данным налоговой, в системе единого налога прячется 5 млрд поступлений в год, а вне рисковых – намного больше, плюс скрутки, которые не работают без черного нала – еще 2-3 млрд в месяц. И добавим также к этому таможню: контрабанда в таких масштабах возможна именно потому, что в Украине существует беспрецедентный рынок сбыта контрабанды.

Сам бизнес заинтересован в РРО. Невозможно развиваться, если у нас в пределах одной юрисдикции существуют разные правила игры. Нет равных условий. Одни должны работать по-белому, а другие могут не платить налоги и получать совсем другую рентабельность...

– То есть в сумме за год мы недополучаем больше 30 млрд грн?

– Я специально привел цифры вот в таком порядке. Нельзя просто взять и суммировать. Мы не можем сказать, что введем РРО и завтра закончатся скрутки. Но это значительно повлияет на масштаб схем. Всю контрабанду невозможно побороть с помощью РРО, но такая массовость, как есть сейчас, конечно уйдет.

– Почему введение РРО опять перенесли? Вы называли развитые страны, даже Россия уже ввела регистраторы в том числе для самозанятых, а у нас почему-то это невозможно. Неужели такое сильное лобби?

– Это проблема власти, которая играла и играет в популизм. Я считаю, что власть должна принимать решения в пользу общества, а не в пользу отдельных групп населения.

Для этого должна быть политическая воля, смелость. Это обязанность власти.

Когда идешь во власть, ты должен быть готов жертвовать собой ради страны, это must have для любого политика. Я до последнего отстаивал необходимость немедленного введение РРО, как и многие мои коллеги. Мы убеждены, что РРО нужно было вводить уже давно. Но Верховная Рада приняла решение перенести, мы его уважаем. Надеюсь, что это последняя отсрочка.

– Вы сказали, что у власти должна быть смелость. А она есть?

– Да, я же перед вами (смеется). Если говорить серьезно: политика, кроме всего прочего, это искусство возможного. Конституционное большинство приняло такое решение и конечно это решение нужно уважать.

Я уверен, у нас есть политическая воля. Об этом свидетельствуют те решения, которые мы уже приняли. Эти решения не могли принять десятилетиями, а мы сделали это быстро и качественно.

– "ФОПы" не говорят, что не хотят вводить РРО, потому что они уже превышают лимиты и не имеют права оставаться на "едином налоге". Говорят, что очень сложно, практически невозможно, ввести учет...

– Программное РРО – простое приложение в телефоне. Если скачиваете приложение YouTube, вам же не нужны консультации айтишника, известного блогера. Все желающие овладели. А здесь, почему-то, возникают какие-то проблемы.

Это такое же приложение, как и любое другое. Кто хочет, а не ищет оправдания, уже пользуется. На конец 2020 года 112 млн чеков сгенерировали программными РРО. Там больше 60 тыс. зарегистрированных РРО, за которыми стоят в том числе физлица-предприниматели. Даже я скачал себе на телефон, проверял. Это очень просто и бесплатно.

Очередной миф, который распространяют, что это платно. Ничего подобного. На самом деле – сложного ничего нет. Всем, кто задает мне вопросы, я даю ссылку на сайт налоговой (https://tax.gov.ua/baneryi/programni-rro/programniy-reestrator-rozrahunkovih-operatsiy/), где есть очень простая инструкция.

Даниил Гетманцев о введении РРО

– Еще несколько лет назад была идея прописать в законе, кто может быть "ФОПом". Эта идея осталась идеей. Сейчас "ФОПами" оформляют нанятых сотрудников, чтобы не платить взносы и налоги с зарплаты. Что делать с этим?

– Я осознаю масштабы уклонения от налогов путем перечисления зарплаты на счета "ФОПов". Мы понимаем, что схема работает и работает в большинстве компаний. Однако, я не уверен, что исключительно административными мерами мы решим эту проблему.

Зарплата в конверте – это же не только уклонение от налогов, хотя такой мотив главный. Это еще и попытка бизнеса и работника урегулировать свои отношения иначе, чем прописано в устаревшем Трудовом кодексе. А еще это желание работника уклониться от призыва в армию (его сложнее найти без официального места работы. – Ред.), это желание застраховаться от валютных рисков. Здесь есть целый ряд факторов. Зарплаты из тени мы обязаны вывести. Но это путь не в один шаг.

– Сейчас "ФОПы" первой и второй группы платят меньше налогов, чем учитель со своей зарплаты. Все они платят единый социальный взнос с минимальной зарплаты. Разве это справедливо? Не пора ли увеличить для них ставки?

– Это говорит о тех приоритетах, которые, к сожалению, существуют в нашем обществе. Говоря о "ФОПах", мы же говорим не о промышленности, не о мелкой промышленности. Мы говорим с вами о торговле.

И вот наше общество, которые мы бы хотели считать цивилизованным, устанавливает льготную систему налогообложения именно торговли. Это очень важная сфера экономики, но она не может являться локомотивом развития страны. Это сфера, которая…

– ...Ничего не создает

– Вот как раз от такой формулировки я бы хотел уйти. Торговля – это тяжелый труд. Но получается так, что мы сами выстраиваем ценностные приоритеты. Физическое лицо-предприниматель создает рабочее место для себя и трудоустраивает 3-4-10 человек вокруг себя. Мы должны в этом им помогать. Конечно.

Но создавая им особые условия, мы тем самым вынуждаем учителя идти на рынок, где он может заработать больше. Мы говорим, что торговля для нас важнее чем образование, медицина, промышленность. Кроме этого, мирясь с тем, что торговля пребывает в тени, мы лишаемся возможности платить достойную зарплату. Если мы строим общество торговцев, давайте откровенно об этом говорить. Но тогда стоит сказать избирателю: мы строим общество торговцев. Государство в 90-х выгнало интеллигенцию на базар, а теперь этот базар диктует обществу приоритеты.

Но, может быть, все-таки стоит создавать рабочие места в переработке, промышленности, авиастроении, судостроении, в дорожном строительстве? Там, где есть высокая добавленная стоимость, там, где платятся налоги, используемые на зарплаты учителям, медикам и пенсии, а не продолжать усугублять ту ошибку, которую совершили в 90-х.

– У нас уже есть ситуация, при которой мы имеем одни из самых низких пенсий в Европе.

– Почему одни из? Самые низкие в Европе.

– Дефицит Пенсионного фонда растет, министр Степанов предложил повысить зарплаты врачам хотя бы до 23 тыс. грн, денег на это не нашли. Повышение зарплат учителям отменили. Даже общество торгашей должен кто-то лечить и учить. Может пора уже сказать: ребят, надо платить, вам тоже нужна медицина, вы тоже станете пенсионерами. Разве может предприниматель платить 227 грн единого налога? Не пора ли повысить ставки?

– Добавить к этому нечего.

– Так оформите в законопроект и повысьте ставки.

– Я думаю, нам надо отделить малый бизнес от среднего и крупного. Это то, что мы должны сделать сейчас. Есть виды деятельности, которые не могут быть малым бизнесом.

Малый бизнес пусть работает на той системе, которая есть. Но если малый бизнес уже стал средним, будьте любезны платить налоги так, как это делают все. Средний и крупный бизнес не имеет права использовать единый налог.

Вторую часть интервью с Гетманцевым о "стыдном" решении снизить НДС для миллиардера Андрея Веревского, зарплатах в конвертах и пенсионной реформе читайте вскоре на OBOZREVATEL.

УкраинаНалоги в УкраинеГосударственная налоговая служба (ГНС)налогиПартия Слуга народаДаниил Гетманцев