Беженки не могут найти работу в Польше: вскоре Украине придется звать заробитчан из Казахстана и Узбекистана

4 минуты
105,2 т.
Украинские заробитчане должны вернуться из Польши

В Польше из-за самой масштабной со времен Второй мировой войны миграции на рынке труда возник кризис. С одной стороны из страны уехали украинские мужчины, а с другой – приехало несколько миллионов образованных женщин. Работу для них найти не могут, города переполнены, а вакансии остаются незакрытыми.

В то же время кризис на рынке труда обострится и в Украине: как только закончится война и начнется период масштабного восстановления, нужны будут миллионы рабочих рук. И, скорее всего, для этого придется менять закон и звать рабочих из Казахстана и Узбекистана.

О том, как меняется ситуация с заробитчанами из-за войны, читайте в материале OBOZREVATEL.

Открытых вакансий много, но беженки из Украины не нужны

Польша нуждается в заробитчанах – крепких мужчинах, которые готовы к сложному физическому труду. А вот рабочих мест для женщин без знания польского на рынке труда уже практически нет. Согласно данным первых социологических исследований украинских беженцев, абсолютное большинство (76%) имеют высшее или неоконченное высшее образование. А чтобы работать по образованию, нужно выучить польский язык и подтвердить диплом (пройти нострификацию).

Видео дня

"Киевлянка, которая еще несколько месяцев назад имели работу в офисе, не пойдет на ту работу, которую сейчас могут предложить в Польше", – жалуется Светлана, которая бежала в соседнюю страну еще 25 февраля. Она устроилась на одном из заводов в небольшом польском городке. Работа несложная, ее бригадир – украинец.

"Мне еще повезло. Когда я приезжала, еще можно было найти наших здесь и очень быстро устроиться на работу. Сейчас это уже практически невозможно. Очень много, миллионы украинок приехали. Работы нет, а если у тебя ребенок, как его оставить, с кем?", – говорит Светлана.

Томаш Богдевич, генеральний директор Gremi Personal отмечает еще одну проблему: до войны трудовые мигранты приезжали в те города, где были рабочие места. И, в отличие от Украины, крупные промышленные объекты чаще всего находятся за агломерацией крупного города. Теперь же больше всего беженцев там, где меньше всего для них работы.

"Крупные производственные предприятия, складские помещения, экономические зоны находятся вне крупных городов", – отмечает Богдевич.

Около 60-70% открытых вакансий – работа для мужчин, отмечает президент Всеукраинской ассоциации компаний по международному трудоустройству Василий Воскобойник. "Адаптировать эту работу для женщин невозможно. Если требуется крепкий мужчина, который будет работать на стройке, грузчик, разнорабочий, никто не возьмет женщину на эту работу", – говорит он.

Кроме того, для работодателей украинские беженки не интересны: чаще всего дома их ждут родители, мужья, дом. Поэтому они вернутся в Украину, как только закончится война. То есть работодателю нужно обучать работе женщину, которая может уволиться и уехать через несколько недель.

"Мы ожидаем, что "высокий сезон" на польском рынке труда (в пищевом производстве, торговле и логистике, туризме и HoReCa), который обычно начинается в конце апреля и в начале мая, увеличит количество вакансий для украинских женщин", – говорит эксперт в сфере трудовой миграции Анна Джоболда.

Украине понадобятся трудовые мигранты

И до войны ситуация на украинском рынке труда была сложная. Здесь есть целый ряд причин: и трудовая миграция, и сложная демографическая ситуация, и оторванность образования от потребностей экономики. Теперь же, когда закончится война и в стране взлетит спрос на строителей, инженеров, логистов, Украина столкнется с масштабным вызовом.

На этом фоне стоит ожидать вторую волну миграции как только для мужчин откроют границу: кто-то поедет на заработки, чтобы заработать, а кто-то воссоединится со своими женами и детьми, которые не захотят возвращаться в Украину.

Европейский Союз уже взял на себя обязательство оплатить львиную долю расходов на восстановление Украины. "План Маршалла" не только активно обсуждают, но уже разрабатывают его черновой вариант. Но здесь есть большая проблема: будет ли в Украине такое количество строителей, разнорабочих, водителей и т.д. Воскобойник уверен, что нет.

Выход из этой ситуации – привлекать работников из Казахстана, Узбекистана. Это те страны, которые традиционно привлекались на подобные работы в России. После войны экономика агрессора продолжит сокращаться и разрушаться, в то время как у Украины появляется шанс переманить этих специалистов.

Сделать это без изменения закона невозможно. Сейчас работодатель для оформления иностранца обязан платить ему зарплату размером не менее 10 минималок. Сейчас это 65 тыс. грн. Такая норма в законе действует уже много лет и создана для того, чтобы трудовые мигранты не могли занимать малоквалифицированную работу, к которой могут привлекать украинцев. Мол, если нужен высококвалифицированный специалист, например, из Молдовы, его можно трудоустроить, но и платить ему придется не меньше 65 тыс. грн.

Но такая норма закона после войны абсолютно потеряет свою актуальность. "Об этом нужно думать уже сейчас. У нас в парламенте есть законопроект №5795, если его поддержать, то нормы о 10 минималках не будет. Барьеры для привлечения трудовых мигрантов нужно убирать", – считает Воскобойник.

Как только в Украине закончится война, скорость и качество восстановления будут зависеть от каждого гражданина. Чтобы как можно быстрее полноценно запустить и реформировать экономику, необходимы усилия десятков миллионов человек. А еще десятки миллиардов евро. И если деньги нам уже пообещали, то человеческий ресурс на фоне демографического кризиса во всей Европе можно восполнить только собственными усилиями.