Путин обманет Байдена

4 минуты
49,3 т.
Путин обманет Байдена

Американское издание New York Times говорит о закрытых контактах между администрациями Белого дома и Кремля, которые приобрели особую интенсивность после саммита президента США Джозефа Байдена и президента России Владимира Путина в Женеве. Журналисты обрисовывают со слов американских чиновников тактику администрации Байдена: разговаривать с Москвой по вопросам, которые имеют общий интерес. Это, прежде всего, кибербезопасность и сокращение вооружений.

Вместе с тем в подходе Администрации США к этому диалогу ощущается некая наивность. Например относительно диалога по кибербезопасности говорится, что теперь, когда прошел целый раунд консультаций на высоком уровне между компетентными чиновниками – в Белом Доме ожидают от Путина посадок. То есть наказания тех хакеров, которые дестабилизируют сети и создают угрозу для безопасности и США, и других западных государств, и стран Восточной Европы, в которых Россия, разумеется, действует отнюдь не только с точки зрения дестабилизации компьютерных сетей.

Видео дня

Однако совершенно очевидно, что никаких посадок хакеров в России не состоится. Просто потому, что если в РФ начнется расследование всей этой дестабилизирующей деятельности, Владимир Путин выйдет на самого себя. И он сам это прекрасно знает. И что самое любопытное- это прекрасно знает и американская администрация.

Поэтому все эти апелляции к Кремлю могут быть связаны с желанием несколько угомонить российское политическое руководство в его желании дестабилизировать ситуацию в цивилизованном мире с помощью ручных хакеров. Которые по сути и не хакеры никакие, а обыкновенные офицеры российских спецслужб, которые выполняют соответствующие задания своего руководства.

То же самое касается и сокращения вооружений. Разумеется, Москва пойдет на те компромиссы, которые могут быть важны для нее с точки зрения экономии государственного бюджета на военные нужды, но никогда не согласиться с таким сокращением вооружений, которое перестанет превращать ее в непосредственную угрозу для США, как и оценивается сегодня российская угроза американскими политическими и военными экспертами.

Поэтому тут возникает очень хороший вопрос относительно тактики Байдена по отношению к Путину. Самая главная идея – то, что нужно разговаривать – напоминает подход, которого на протяжении нескольких десятилетий придерживалась федеральный канцлер Германии Ангела Меркель: защищать жесткую позицию относительно действий Москвы, но вместе с тем – поддерживать постоянный диалог.

Но диалог имеет важное значение только тогда, когда он может предотвратить некие нежелательные решения с точки зрения цивилизованного мира. И вот тут вопрос возникает достаточно серьезно: а какие путинские решения удалось предотвратить с помощью этого диалога самой Меркель? И какие путинские решения удастся предотвратить Байдену?

Такое ощущение, что мы вновь в привычной логике любой американской администрации (кстати, прежде всего – демократической). Новый президент всегда считает, что уж он-то является куда более искушенным мастером диалога, чем все его предшественники, вместе взятые. Что им чего-то не хватало, чтобы приструнить Путина. Возможно, дипломатического искусства, возможно, давления, возможно, еще каких-то инструментов, которые не были задействованы, возможно – элементарной химии… А главная проблема состоит просто в том, что американский президент – явление временное. Рано или поздно ему придется уходить из Белого Дома. Скорее – после первого срока, чем после второго. А Владимир Путин – это, как и любой авторитарный правитель, явление постоянное. И он может позволить себе удовольствие просто пересиживать американских президентов, если они выдвигают требования, которые он считает для себя неприемлемыми.

И именно этой тактики Путин придерживается практически все десятилетия своего правления.

Оказалось, кстати, что Ангелу Меркель пересидеть гораздо труднее, чем любого из американских президентов в виду особенностей формирования власти в ФРГ. Но теперь уже и Меркель уходит в отставку. И Путин будет разговаривать с ее преемником. А стремление к диалогу ради диалога останется важной частью западной внешней политики.

Но до сих пор нет ответа на самый главный вопрос: а как реально влиять на Россию? Как реально останавливать те или иные ее агрессивные намерения? Как защищать российских соседей, таких как Украина или Молдова, от неприкрытого давления со стороны Москвы? Как помогать таким народам, как беларусский, который пытается остановить авторитарное нарастание в собственной стране и потом становится жертвой союза собственного авторитарного правителя с российским политическим руководством? Можно ли признать, что Запад в этой ситуации попросту беспомощен и осторожен в помощи тем, кто хочет противостоять Москве, потому что опасается, что более интенсивная помощь приведет к окончанию этого диалога ради диалога, который кажется эффективным инструментом внешней политики?

Можно ли ожидать, что когда-либо иллюзии уступят место реализму по отношению к российскому политическому руководству и пониманию того, что дело – не в каких-то особых способностях какого-либо американского президента, а в природе российского режима, которому на всех этих президентов с их "диалогами" - попросту говоря наплевать?

А вот не наплевать – и это очевидно – на международную изоляцию России. Мы видели, как болезненно Путин отнесся к этой изоляции в первые месяцы после собственного нападения на Донбасс и начала войны против Украины, когда уже был аннексирован Крым, когда вдруг западные лидеры перестали ему звонить и перестали с ним встречаться. Когда он был исключен из "Группы восьми", которая вдруг вновь стала "Группой семи".

Но изоляция завершилась. И теперь Путин может быть уверен, что остается партнером по диалогу для лидеров Западного мира. Собственно, этот диалог является для него не просто подарком. Он является оправданием, что российская внешняя политика, направленная на конфронтацию с Западом и запугивание соседей – это и есть наиболее верный и разумный путь во взаимоотношениях с цивилизованным миром. Потому что цивилизованному миру нечего противопоставить кроме санкций, которые должны рано или поздно дать кумулятивный эффект. Может быть – после Путина. А после Путина, как известно, для Путина – хоть потоп. И диалога ради диалога, из которого Путин старается выжать для себя все возможные пропагандистские преференции, но не пойти на уступки, которые могут стать серьезной проблемой для существования его режима.

Так что Западу остается только ждать, что Путин посадит каких-нибудь хакеров в погонах. Или освободит Навального. Ждать – и не дожидаться.

disclaimer_icon

Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...