Кремль теряет контроль – Константин Боровой

Кремль теряет контроль – Константин Боровой
5 ноября в России состоялась акция протеста под названием "Революция 5.11.17". Ее инициатором стал оппозиционер Вячеслав Мальцев. Главное требование протестующих - отставка президента РФ Владимира Путина. Вполне ожидаемо эта цель не была достигнута, а общее количество задержанных в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Краснодаре, Перми, Ростове-на-Дону и Саратове приблизилось к отметке 500 человек.С просьбой подвести итоги "Революции 5.11.", а также спрогнозировать, будут ли нарастать протесты в России, "Обозреватель" обратился к российскому оппозиционному политику Константину Боровому .

- Каково ваше мнение об акции "5.11"? Что это было? Может ли из этого и предыдущих подобных событий в России вырасти что-то большое? Могут ли они быть связаны с предстоящими президентскими выборами?

- Это протесты – протесты, которые нарастают. Протест 5 ноября назывался очень сильным словом – революция. Все-таки 500 человек задержанных – это довольно много. Это серьезная акция.

- Вы не считаете, что это какое-то сезонное обострение? Социологам известно, что конец октября—ноябрь – это взрывоопасный с точки зрения социальных протестов период. Может быть, то же самое происходит и в России?

- Нет, все-таки речь идет о том, что это была заранее объявленная акция, это не спонтанная акция, а спланированная. Мне кажется, очень хорошо, что она автономна, что она не связана с предыдущими группами. Ведь, по существу, Мальцев создал некоторый новый центр сопротивления, некоторый новый центр протеста. И заранее объявил об акции и приложил довольно много усилий.

Видео дня

Эти системные протесты – признак того, что народ хочет их поддерживать, хочет их реализовывать.

- Вы сказали, что протесты нарастают. В чем может состоять причина нарастания таких протестов в будущем?

- Основная причина нарастания протестов – это, конечно, не личная инициатива лидеров или каких-то групп. Основная причина протестов объективная — тяжелое материальное положение людей, безработица, низкие зарплаты, потеря работы. Очевидная бесперспективность ситуации в России.

Поэтому протесты будут нарастать – в этом нет сомнений. Я думаю, что качественный рост протестов возможен, но он возникнет спонтанно, случайно. Любое неосторожное действие тех, кто борется с этими протестами, может вызвать экспоненциальное возрастание. Это может произойти в любой момент.

Кстати говоря, во всех предыдущих крупных случаях присутствовал элемент неожиданности. То, что сегодня происходит с настроениями граждан России, свидетельствует о том, что протесты мотивированы, протесты нарастают не потому, что кто-то из лидеров использовал современную технологию в интернете, а потому что есть эта главная причина – тяжелое материальное положение.

Чем больше групп, которые будут инициаторами протестов, тем лучше. Хотя уже заметна некоторая конкуренция среди них. Гудков, Яшин, Навальный, Собчак.

- Может быть, им следует объединить усилия для того, чтобы достичь цели?

- Видимо, вы слышали мои призывы – призывы просто к координации действий. Но в сегодняшних условиях очень сильны личные амбиции. Инициатива Собчак воспринималась Навальным как выступление против него, а инициатива Мальцева воспринимается многими как попытка стать лидером оппозиции. Фактор конкуренции очень силен, и он, конечно, мешает протестам.

Но это более чем естественный процесс – попытки лидеров оппозиции натянуть эту проблему на себя, стать концентратором сопротивления.

- По вашему мнению, как будут развиваться события вокруг Навального и Собчак? Будет ли Навальный инициировать новые протесты, и какие комментарии на эти инициативы будут звучать из уст Собчак? Ведь есть предположение, что она работает на Кремль.

- Есть предположение, что и Навальный работает на Кремль. Безусловно, в этих условиях это не просто конкуренция оппозиционеров. Это конкуренция за бюджеты, конкуренция за влияние на Кремль, конкуренция за проекты, которые поддерживает Кремль.

Надо признать, что активность Кремля в попытках управлять протестами, регулировать их была и остается очень сильной. Это один из инструментов, по существу, борьбы с протестами или снижения активности протестов.

Это то, о чем мы уже говорили – о конкуренции кремлевских диванных партий. Она сама по себе есть фактор дестабилизирующий. И эта внутренняя конкуренция усиливается, потому что уменьшаются ресурсы, за которые эти группы конкурируют.

Усиливается конкуренция еще и благодаря ослаблению центра – Кремля, потому что у Кремля уже другие финансовые ресурсы, другие возможности. Многие программы и проекты сокращаются, некоторые институты просто ликвидируются. Это все следствие финансовых проблем. Об этом не говорят, но попытка сделать эти проекты более эффективными очевидна. Эти попытки будут продолжаться.

Кремль тоже в довольно сложной ситуации. Сама идея управляемых протестов также нуждается в финансировании, в контроле, в управлении. А управление потихонечку теряется по совершенно объективным причинам.

- То есть перемены в Российской Федерации все-таки неизбежны?

- Концептуально сегодняшняя ситуация нестабильна по своей природе. Она не может существовать. Не может существовать государство, которое не обеспечивает собственный бюджет. А в условиях отсутствия внешних заимствований или их ограничения все усложняется качественно. В условиях санкций все намного сложнее. И санкционное давление тоже нарастает. Последнему пакету санкций – всего одна неделя, и он очень серьезный. Очень похоже, что призывы Трампа ограничить помощь Северной Корее в конце концов выльются в новый пакет санкций, еще более серьезный. Вариантов расширения санкций очень много.

Еще один шаг – и никакое повышение цен на нефть не будет компенсировать отсутствие ресурсов у Кремля.