УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Израиль готовит захват сектора Газа и его зачистку, о ядерном оружии пока речь не идет. Интервью с Гендельманом

6 минут
113,0 т.
Израиль готовит захват сектора Газа и его зачистку, о ядерном оружии пока речь не идет. Интервью с Гендельманом

По состоянию на 9 октября армия Израиля смогла зачистить территории, захваченные в ходе вторжения на территорию страны боевиков палестинского движения ХАМАС. На текущем этапе идет подготовка к наземной операции в самом секторе Газа. Ее цели пока окончательно не определены. Речь может идти о полном захвате этих территорий и зачистке – одномоментной или поэтапной, чтобы дать возможность мирным жителям покинуть зону боевых действий.

В войну на стороне палестинцев уже вступила ливанская "Хезболла". К ней опосредованно может присоединиться Иран, привлекая своих "прокси" – проиранские силы в Сирии и йеменских хуситов. Тем не менее арабские страны определенно не примут участия в этом конфликте. Израиль, располагающий ядерным оружием, пустит его в ход только в случае, если появится реальная угроза его государственности. Текущий этап войны этого не требует. Легендарная система ПРО "Железный купол" работала в штатном режиме, но решающим стало огромное количество выпущенных противником ракет, а также эффект внезапности, который в первые часы после вторжения парализовал армию Израиля. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал израильский военный эксперт Давид Гендельман.

– По состоянию на 9 октября приграничные территории Израиля зачищены, сектор Газа взят в осаду. Что дальше? Каковы цели израильских Сил обороны?

– Да, сейчас территория почти полностью зачищена. Есть единичные проникновения тут и там, на самой границе далеких проникновений сейчас нет. Осада подразумевает не столько военную блокаду как таковую, сколько отключение поставок электроэнергии, воды, продуктов и прочего.

Сейчас продолжаются авиаудары и подготовка к наземной операции, мобилизация. Она идет по сценарию ведения войны одновременно и на севере, и на юге.

– Что предполагает эта наземная операция? Значит ли это, что фактически сектор Газа должен быть сметен с лица земли?

– Нет, мы никого не сметаем. Стоит конкретная задача. Оперативный план-максимум – полный захват всего сектора Газа и его зачистка. Все расписано – огневые средства, сроки и так далее. Вопрос в том, будет ли поставлена именно такая задача или что-то более ограниченное, например захват какой-то части сектора либо ступенчатая операция – захват какой-то одной части, потом другой, в том числе для того, чтобы мирное население успело сбежать из одного района в другой.

Силы мобилизованы по максимальному варианту. Сейчас посмотрим, каким будет решение правительства.

Израиль готовит захват сектора Газа и его зачистку, о ядерном оружии пока речь не идет. Интервью с Гендельманом

– Вопрос о силах, которые присоединились или могут присоединиться к палестинцам. Мы видим, что к ним присоединилась ливанская "Хезболла". Могут ли подобное решение принять и другие арабские страны? Если да, какие именно и к чему это может привести?

– Арабские страны – нет. Сейчас на повестке дня "Хезболла". Пока она ограничивается символическими жестами – большие минометные обстрелы, проникновение террористов. Но только что (9 октября. – Ред.) поступило сообщение, что они уничтожены. Не факт, что это "Хезболла", возможно, палестинская группировка под эгидой "Хезболлы". Но в любом случае это пока мелкие действия.

"Хезболла" способна на намного большее. Они уже заявили, что в случае чего они вмешаются. Например, в случае крупной наземной операции Израиля в Газе. Пока еще не вмешались, но это кандидат номер один на расширение фронта.

Дальше очень многое зависит от Ирана, захочет ли он в случае расширения операции в Газе задействовать и другие свои силы, в частности проиранские силы в Сирии и даже йеменских хуситов в плане обстрелов ракетами. Но вариант того, что сам Иран вмешается, – это вряд ли. Эта страна предпочитает сама не воевать, а использовать свои прокси.

В принципе, это и все возможные игроки. Арабские страны вмешиваться не хотят.

– Еще в начале этой острой фазы противостояния правительство Израиля заявило о том, что нужно готовиться к долгой войне. Но мы видим, что уже на третий день задача по очистке территории решена. Почему долгая война? Ваш прогноз – когда завершатся активные боевые действия?

– Долгая война нужна не для зачистки своей территории. Действительно, это делается довольно быстро. Долгая война нужна для нанесения мощного удара по военным возможностям ХАМАС. В ходе наземной операции возможен захват и зачистка всего сектора Газа. Оперативный план по полному захвату предполагает несколько недель. Плюс еще несколько недель на зачистку. Если пойдет наземная операция, то быстро это не будет.

Именно поэтому, а не потому, что зачистка собственной израильской территории требует много времени.

Израиль готовит захват сектора Газа и его зачистку, о ядерном оружии пока речь не идет. Интервью с Гендельманом

– Что с мобилизацией в Израиле? На каком этапе она сейчас и каковы планы правительства?

– Мобилизация сейчас в районе 300 тысяч человек плюс численность кадровой армии порядка 170 тысяч. Это фактически полная мобилизация резерва, подготовка к тому, что в Генштабе называют многотеатровой войной – война одновременно на севере и на юге. Возможно, подавление палестинского восстания в Иудее и Самарии (административный округ, известный также как Западный берег реки Иордан. - Ред.). То есть по всем фронтам одновременно.

– При каких условиях Израиль может применить ядерное оружие в этом конфликте?

– В данном конфликте нет никакой надобности применять ядерное оружие, это не такой противник. Ядерное оружие может пойти в ход только в случае, если будет опасность для существования государства, большая война на Ближнем Востоке, война с Ираном, или после особо мощного удара, подрывающего способность государства Израиль.

Пока все это не на том уровне, чтобы говорить о ядерном оружии. Это не тот противник, против которого необходимо применять такое оружие.

– Еще в самом начале войны обратили на себя внимание два момента. Первый – армия Израиля не сразу вступила в бой с противником. Фактически несколько часов подряд она ждала приказа правительства и просто бездействовала. Почему это произошло? Второй – почему "Железный купол" не сработал?

– "Железный купол" вполне сработал. Просто систем стопроцентной противоракетной обороны не бывает. Он может перехватывать порядка 90% ракет, но в абсолютных числах на нас было выпущено очень большое количество ракет. В первые несколько часов – около 3 тысяч. Если мы возьмем эти 10%, которые обычно пропускаются, то получается, что из каждых 100 ракет прорываются 10 и наносят ущерб.

Так что "Железный купол" работал примерно так же, как и раньше. Все дело в большом абсолютном количестве запущенных ракет.

– И по поводу системы принятия решений в Израиле. Считаете ли вы, что все было по плану, так, как должно было быть?

– ХАМАС добился эффекта внезапности, это был в первую очередь провал разведки. Не была вскрыта непосредственная подготовка к проведению такой операции. Плюс – самое главное – разведка неверно оценила намерения ХАМАС. Считала, что благодаря предоставлению ХАМАС определенных экономических стимулов, экономических преференций, большего количества разрешений палестинским рабочим на работу в Израиле, очередному траншу катарских денег и так далее ХАМАС, в принципе, получил все, что ему нужно. Считалось, что сейчас ХАМАС не заинтересован в эскалации и на войну не пойдет.

Именно из-за такой оценки не был поднят уровень боеготовности армии Израиля, на границе было размещено меньше сил. А когда был нанесен внезапный удар по средствам наблюдения, когда под прикрытием ракетных обстрелов были прорваны пограничные заграждения, быстро был захвачен ряд населенных пунктов, а также захвачен штаб дивизии "Газа". Было потеряно боевое управление даже теми силами, которые были на границе, нельзя было координировать задействование сил и средств.

Военные могли воевать только против того, кого видели своими глазами, и бежать туда, откуда слышат выстрелы. Не было реальной возможности повлиять на управление армией. Не потому, что она ждала каких-то приказов от правительства, а потому что из-за эффекта внезапности она просто физически не сумела реагировать быстрее и более качественно.

Именно поэтому во всех войнах стараются достичь эффекта внезапности. Внезапное нападение приводит к очень хорошим результатам нападающей стороны. И в данном случае это тоже очень ярко проявилось.