Кто самые главные люди в "Л/ДНР"

Кто самые главные люди в 'Л/ДНР'

Пересказывать события, которые потрясли Луганск на этой неделе, не вижу смысла. Сосредоточусь на реакции маленьких людей, а в конце поделюсь парой мелких мыслей.

Маленькие люди Луганска, из тех, которые получают деньги годами или даже десятилетиями за то, что называются "журналистикой", события проигнорировали. Естественная реакция луганчанина, когда отключают телевидение и радио, что произошло три дня тому назад – попытка добыть информацию из личных страничек луганских журналистов и наиболее известных деятелей культуры, пишет Петр Иванов для Радио Свобода.

В основном странички были пусты. Встречались трогательные признания типа: "Да мы здесь, в центре города, знаем не больше чем вы, в своем Владивостоке".

Было огромное желание написать в ответ журналисту:

– Подними свой зад и пройди сто метров до Театральной площади, может, повезет узнать побольше!

Впрочем, обыватели из числа интересующихся со своей стороны заявляли, что "понять можно". Ибо в Луганске давно уже возобладал тропизм к своей частной жизни превыше общественной, как в производителях контента, так и в потребителях. Тем самым потребители могут обойтись без контента, а местные производители воздержаться от его производства в те минуты жизни своей родины, когда неясно, куда кривая вывезет и кому завтра придется говорить "ку".

Впрочем, 22 ноября некоторые видные луганчане отважились написать, что в Луганске все работает "в штатном режиме", врачи лечат, дети ходят в школу, и вода в кране есть.

Встречались и реплики от обывателей с большой буквы. Суть их была в том, что "руководители" тратят силы на "перевороты", а у нас по-прежнему маленькая пенсия".

Обыватели, живущие в центре, опасались, что будет стрельба, но на базар все-таки шли.

22 ноября "Республиканская газета" вышла, наполненная, как и сайт "ЛИЦ", информацией о фестивалях и возложении цветов по случаю славных годовщин. 23 ноября уже не вышла.

К утру 24-го слухи и информация от не-луганских подателей контента, о том, что нас покинул Игорь Венедиктович, окончательно подтвердились. Плотницкого засняли в "Шереметьево". Все почему-то решили, что мы его больше никогда не увидим.

Теперь пара моих обывательских мыслей.

У мировой общественности и местных людей с активной жизненной позицией очень много вопросов к Игорю Венедиктовичу. Накануне Корнет и сотоварищи пришли к выводу, что Плотницкий чуть ли не руководитель очередной ДРГ, которая нашлась – кто бы сомневался. Так это или нет, решать не мне, а более компетентным товарищам. Я же, будучи обывателем, должен заметить, что три года, когда он руководил "ЛНР", были... не такими уж и плохими. Я, да и не только я, ел каждый день. В кранах была вода, хоть и три часа в сутки. В лампочке свет. И, повторяя вслед за журналистами, которые сподобились описать своими словами жизнь Луганска на этой неделе, я расширю их месседж: "школы и больницы работали без перебоев".

Я говорю об этом не с позиций "а как может быть иначе", поскольку мне хорошо известно, КАК может быть иначе. Мне есть с чем сравнить.

Я в 2014 году познал, что работа школ и больниц, вода в кране и интернет — это не блага, которые даются людям "по умолчанию". Они могут быть. А могут и не быть.

К тому же, в отличие от Обывателей с большой буквы, я понимаю одну очень простую вещь. Схватки на высшем уровне "руководства", к сожалению, происходят не в мире параллельном тому, где "платят маленькие пенсии". От результата схватки очень зависит, будут ли вообще их платить.

И будут ли сами получатели. Причем зависимость это прямая и быстро обнаруживающаяся.

Хотя я вполне могу понять движущие мотивы тех, кто задал Плотницкому вопросы, требующие не только ответа, но и отъезда "в новую жизнь". Понимаю и в самом их желании задать эти вопросы, и в единодушии вопрошающих, благодаря которому Луганск посетили "вежливые люди" в большом количестве. Что показало, в частности, кто главные люди в "ЛДНР". И это оказались не пенсионеры, не бюджетники и малые бизнесмены, не журналисты и не дети, ради которых приезжают гуманитарные конвои с детским питанием.

Главным, все-таки остается человек с ружьем, автоматом и на БТРе.

И в чем-то мне представляется это справедливым, хотя я и не исключаю, что вода в кране может пропасть снова.

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

УкраїнаПереворот e ЛуганськуНовини Донбасу