Крим – території державних репресій

Крим – території державних репресій

Представники громадської організації КримSOS на презентації вже другого дослідження, присвяченого жертвам насильницьких зникнень в анексованому Криму, заявили про 44 жертви таких зникнень.

При цьому про долю 15 з них нічого не відомо, а в 11 з 15 випадків є докази причетності державних органів Росії або пов'язаних з нею угруповань до злочинів. І зрозуміло, що всякий раз ми говоримо зовсім не про випадкових людей, які взяли і зникли серед білого дня, а про активістів з чітко проявляється громадянською позицією або членів їхніх сімей, пише Віталій Портников для "Крим.Реаліі".

Далі текст мовою оригіналу

За этими сухими цифрами скрывается сущность современного Российского государства – асимметричной федерации репрессий. Причем ошибется тот, кто скажет, что такой вид государство Владимира Путина приобрело после аннексии Крыма. Нет, Крым – это, уверен, просто еще один гвоздь в гроб российского правосудия, это окончательный разрыв с нормами международного права, который теперь обозначен и в соответствующих статьях Конституции Российской Федерации. Когда было решено вписать в эту Конституцию часть территории другого государства под фальшивым предлогом о принятии в состав России "независимого государства", а затем когда Кремль отказался от примата международного правосудия в пользу решений своих, выполняющих любые "пожелания" властей, судей.

Но это превращение России в страну, власти которой закон не писан – но в зависимости от регионов, конечно – началось гораздо раньше и даже не при Владимире Путине, а еще при Борисе Ельцине, правление которого до сих пор выдается несведущими наблюдателями за образец российской демократии. Нет никаких сомнений, что в Москве или Петербурге при Ельцине демократии было гораздо больше, чем сейчас. Да и сегодня, уже при Путине: представляете ли вы похищение человека в Москве средь бела дня, да еще властью? Нет, конечно, скорее всего, власть воспользуется услугами полиции и суда, а убивать будут уже в тюремной камере или больнице, как юриста Сергея Магнитского.

А вот на Северном Кавказе исчезновения людей, торговля людьми в качестве заложников, убийства людей с "неправильной" политической позицией практикуются еще со времен первой чеченской войны. При этом правозащитники и журналисты неоднократно приводили доказательства причастности к этим действиям российских силовиков и представителей местных властей. При этом речь идет не просто об убийствах – политические убийства практикуются и в самой Москве или Петербурге, вспомним о Галине Старовойтовой, Сергее Юшенкове, Анне Политковской, Борисе Немцове – но именно об исчезновениях, нередко без всяких следов и надежд. И разве эта "кавказская практика" прекратилась сегодня?

Нет, она просто теперь распространена на Крым. Аннексированный Россией Крым, как видим, просто стал частью территории практически узаконенных государственных репрессий. Или настоящего государственного террора?

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

Джерело:Крим.Реалії
УкраїнаОкупація Криму