newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

Из государственного архива похитили исторические документы

Из государственного архива похитили исторические документы

Несколько десятков тысяч раритетных исторических документов похитили из старейшего в Украине архива — Центрального государственного исторического архива Украины во Львове (ЦГИАЛ). Известно, кражи в архивах всего мира всегда были и, по-видимому, будут. Но обычно исчезают отдельные документы. А чтобы похищались сотни архивных дел — такого еще не было. Дело львовского архива длится больше года, в его материалах фигурируют фамилии первых лиц государства (бывших и, возможно, нынешних), выявляются все новые и новые повороты...

Краденый подарок премьер-министра

В июле 2004 г. вице-премьер по гуманитарным вопросам Дмитрий Табачник от имени кандидата в президенты Виктора Януковича открыто и торжественно передает Национальному историческому музею в Киеве сборник сшитых писем Михаила Грушевского... похищенных из львовского архива.

Ученые подняли шум: первые лица государства дарят краденые документы! Ведь доктор исторических наук Табачник должен бы знать, что письма являются архивными документами. Но тогда дело спустили на тормозах, а "подарок" тихо возвратили на место. Если бы Янукович стал президентом, это дело, по-видимому, просто бы замяли.

Об архивной краже вспомнили только через полгода, когда на поверхность начали массово выплывать факты других хищений.

Краденые документы из львовского архива в этот период начали находить в Киеве и за границей. Документы имели четкие указания принадлежности их ЦГИАЛ. Такой "компромат" антиквары преднамеренно не уничтожили как своеобразный сертификат качества.

Правоохранители оценили похищенные более 400 архивных дел приблизительно в 6 млн евро. В декабре прошлого года во Львов возвратили документы митрополита Шептицкого, украденные из ЦГИАЛ. Тогда прозвучала первая официальная оценка похищенного: воры, которых остановили при попытке выехать из Украины, собирались за границей получить 200 тыс. евро за 1000 листов документов митрополита.

На "черном рынке" одна старинная грамота на пергаменте оценивается в 1 млн грн. Также довольно дорогими среди коллекционеров считаются автографы выдающихся деятелей, семейные фотографии. Как говорят львовские ученые, любой автограф Грушевского, клочок бумаги с собственноручно написанными им словами стоит до $1 тыс. Подборка писем стоит значительно дороже.

На этом фоне объяснения Табачника, что Янукович приобрел письма у антикваров за $50 во время командировки за рубежом выглядят неубедительно.

"Не нужно создавать проблему!"

Когда начали проверять фонды ЦГИАЛ, то оказалось, что похищено несколько сотен(!) архивных дел. А это — десятки тысяч раритетных материалов (в одном деле может быть до тысячи документов)!

ЦГИАЛ, как старейший в стране архив, славился ценными историческими документами различных эпох: Великого Литовского княжества, Речи Посполитой, Австрийской империи, межвоенной Польши.

Больше всего от краж пострадали фонды, связанные с историей Церкви. Также похищено около 170 фотографий из большинства личных фондов деятелей культуры, несколько десятков географических карт и атласов XVII--XVIII вв.

Сейчас точного количества материалов, похищенных из львовского архива, не знает никто. Руководство архива успокаивает: если дело не могут найти, оно не обязательно похищено. Ведь часто случается, что архивные материалы "потерялись в хранилище" (например, дело случайно поставили не на место), и их находят при тотальной сверке документов. Впрочем, трудно представить, что "заваляться" таким образом могли сотни дел.

Нынешним летом львовские работники правоохранительных органов говорили о чуть ли не полтысячи исчезнувших из ЦГИАЛ дел. Однако директор ЦГИАЛ Диана Пельц уверяет, что похищенных дел только около трех сотен — во всяком случае, столько дел признали похищенными во время проведения инвентаризации, продолжающейся в архиве с начала года.

"Расхищение архива окрестили чуть ли не национальной катастрофой. Но я так не считаю, — говорит Диана Пельц. — Кражи в архивах случаются во всем мире, и никто не делает из этого такой проблемы. В областном архиве не хватает, возможно, и большего количества документов, чем у нас. Вот в Каменце недавно сгорели фонды архива, в мае в Москве также произошла большая кража — и никто не делал особой проблемы!".

Подобные комментарии относительно хищения давал на пресс-конференциях председатель Госкомархива Геннадий Боряк. Мол, в последние годы масштабные хищения документов случались в архивах многих стран: в Париже из Национальной библиотеки похищено 30 тыс. рукописей и книг, в Лондоне — старинные карты, в Москве периодически воруют автографы поэтов "серебряного века"... Поэтому дело львовского архива — не уникально.

Вор среди своих

Правоохранители не сомневаются, что к хищению в ЦГИАЛ причастны его работники. Для таких масштабных краж должен быть налажен целый механизм. Человеку с улицы попасть в хранилище архива очень сложно.

По правилам, непосредственный доступ к хранилищу, кроме руководителя фондового отдела, имеет хранитель фондов, который выдает документы в читальный зал, кладет их на место и опечатывает хранилище. Только он имеет право выдавать документы. Даже сотрудники ЦГИАЛ, желающие поработать с материалами, должны заполнить бланки и предоставить паспортные данные. Работать можно только в помещении архива, расписавшись в соответствующем журнале при получении и возвращении материалов. В коридорах, которые ведут в хранилища, установлены металлические решетки. По окончании работы хранилище опломбируется.

В конце концов, даже если допустить, что "человеку с улицы" удалось каким-то образом проникнуть в хранилище, то трудно представить, как он мог сориентироваться, что действительно есть ценного среди миллионов документов.

Научные сотрудники убеждены, что активнее всего львовский архив разворовывался в 2003—2004 гг. Тогда хранители замечали, что в их отсутствие кто-то проникает в фонды.

До выявления краж раритеты охраняли только старые вахтеры. К тому же, говорят расследовавшие дело правоохранители и работники архива, правила охраны постоянно нарушались.

"Хранилища не опечатывались вообще, — утверждает бывший хранитель фондов ЦГИАЛ Владимир Муравский, — двери закрывались на ключ, вместо пломбы мы просовывали "жилку", завязывали ее, а пластилин замазывали пальцем. Может, печати где-то и валялись в ящиках, но я во всяком случае их никогда не видел. В 2003 г. архив переместили из одного из помещений. Нам некуда было деть дела: некоторое время они просто штабелями лежали в коридорах на полу".

По словам Муравского, официально на доступ к хранилищу имеют право три лица, но реально такое позволялось во всяком случае 10-ти лицам. Эта проблема не раз поднималась на собраниях, но через неделю-другую все возвращалось на круги своя.

Муравский был одним из хранителей фондов, который заметил, что ночью в хранилище кто-то время от времени хозяйничает: "Хотя пломб как таковых не было, мы, конечно, помнили, как завязывали "жилку". Несколько раз, придя на работу, я явно видел: она завязана по-другому, документы разбросаны. Я говорил об этом руководству, но от меня просто отмахивались".

Преступление и поощрение

Кражи в архиве обнаружили в июле 2004 г., уголовное дело было возбуждено только в начале декабря, а допрашивать людей начали только весной следующего года.

"Удивляет, что руководство ЦГИАЛ не обратилось к нам еще в июле, когда на телевидении показали сюжет "подарком" Януковича, — говорит начальник следственного управления УМВД во Львовской области полковник Василий Попович. — Не знаю, возможно, руководство архива проводило какую-то свою, внутреннюю проверку, но к нам они не обращались".

Милиция обратилась к председателю Госкомархива с просьбой направить экспертов из соседних областей для инвентаризации, чтобы процесс был объективным. Ведь работники ЦГИАЛ — первые подозреваемые в причастности к преступлению. Пришел ответ, что, согласно инструкциям, проводить инвентаризацию имеют право только работники ЦГИАЛ. Правоохранители просили Госкомархив отстранить Пельц от обязанностей, поскольку если бы не халатность руководства архива, удалось бы избежать массовых хищений. Но в Госкомархиве отметили, что это делать нецелесообразно. Кроме милиции ее увольнения долгое время добивалась часть работников львовского архива и местная власть. Безрезультатно. Вместо этого, 21 декабря 2004 г., когда хищение архива стало очевидным, Пельц получила почетное звание заслуженного работника культуры Украины "за большой личный вклад в дело сохранения и популяризации историко-культурного наследия".

"Присвоение мне этого звания еще раз доказывает, что мне ничего не было известно о краже, — комментирует Диана Пельц. — Когда только обнаружили хищение архива, я сама подумывала о том, чтобы уйти в отставку. Но потом поняла: это было бы легче всего. На кого бы я оставила архив?.."

Пергамин и "политические репрессии"

Весной этого года правоохранители провели обыски в домах 76 работников архива. Около 150 офицеров милиции одновременно искали краденые реликвии. У архивистов забрали старые поваренные книги, бабушкины молитвенники. Не обошлось и без анекдотичных случаев: у уборщицы изъяли... бумагу, на которой пекут пасхальные куличи. Милиционеры нашли старую пожелтевшую бумагу и начали допытываться, что это такое. На что женщина сказала: "пергамин" (так в Галичине старые люди называют бумагу, которую подстилают под пироги). По мнению работников архива, милиционерам, очевидно, приказали искать "исторические документы", однако не объяснили, как они выглядят.

Вызвали на допрос и бывших первых лиц государства — Виктора Януковича, Дмитрия Табачника, Анатолия Толстоухова. В домах некоторых из них провели обыск (или, скорее, осмотр). Ничего, что свидетельствовало бы о возможной причастности к делу, не нашли. Правда, обыск проводили почти через год после выявления хищения в ЦГИАЛ. Отдельные политики расценили проведение таких обысков как политические репрессии. А Толстоухов даже грозился подать иск в суд, поскольку обыск причинил его семье "серьезные морально-психологические травмы".

Около месяца назад львовское областное руководство милиции заявило, что архивное дело вскоре передадут в суд. Однако столичное начальство дело затребовало и передало в Главное следственное управление МВД. Как объясняют правоохранители, это было сделано для того, чтобы избежать спекуляций: мол, львовская милиция заангажированна или предвзято ведет следствие. В настоящее время задержаны два подозреваемых в причастности к этому преступлению коллекционера (львовянин и киевлянин). Впрочем, говорить о быстром завершении дела не приходится. Тем более, что точно не известно, сколько и какие документы похищены — еще продолжается инвентаризация.

Ирина ГОРИШНАЯ, "ВВ"

www.vv.com.ua