Курносова: в Беларуси появились "черные человечки" Кремля, протесты могут начаться и в РФ

228,5 т.
165
7
  • «Кремль не представлял реального масштаба лукашенковской катастрофы»

  • "Такого размаха разгонов и применения оружия, как это было с самого начала, не будет"

  • «Люди в России начинают понимать, что вообще-то изменения возможны, и это может запустить некоторые процессы и в самой РФ»

Масштабы протестов в Беларуси были недооценены в Кремле, несмотря на то, что ФСБ отслеживают ситуацию в стране. Руководство России не будет предоставлять военную помощь Александру Лукашенко, занимавшему пост президента Беларуси пять сроков подряд, чтобы помочь в подавлении протестов. Кремль выберет другую тактику.

Россияне внимательно следят за развитием событий в Беларуси и начинают осознавать, что перемены возможны и в их стране. Знаковым с точки зрения протестного потенциала РФ станет единый день голосования, который пройдет в сентябре.

Об этом и другом в блиц-интервью на телеканале Obozrevatel TV рассказала российский политический аналитик Ольга Курносова.

Как думаете, насколько сейчас "рука Кремля", о которой в свое время много говорили, принимает участие в событиях в Беларуси?

– Я не знаю, как насчет "руки", но то, что самолет Кремля, который связан с директором Федеральной службы безопасности Бортниковым, в Беларусь прилетал – это уже точно. Поэтому я думаю, что там есть какие-то люди, в первую очередь, из ФСБ, которые отслеживают ситуацию.

Я думаю, что Кремль дал им нахлобучку за то, что масштаб протестов и масштаб неприятия фигуры Лукашенко Кремлем был явно недооценен. Все думали, что Лукашенко достаточно легко одержит победу. Пускай не с этим нарисованным результатом 80%, но 52-55%.

Кремль не представлял реального масштаба лукашенковской катастрофы.

Что касается возможностей какого-то военного присутствия, то я не думаю, что они есть. Во время телефонного разговора Лукашенко с Путиным он прямо сказал, что военная помощь будет оказана только в случае внешней агрессии.

Лукашенко был бы рад, если бы Путин на это пошел. Но, на мой взгляд, Кремль сейчас будет выбирать другую тактику. Он пытается продать себя и Меркель, и Макрону в качестве переговорщика с Лукашенко. И в этом смысле ему совсем невыгодно вводить войска.

Ему гораздо выгоднее действовать тихой сапой – советники, переговорщики – и торговаться, возможно, даже за условия ухода Лукашенко от власти. Мне кажется, в этой ситуации Кремлю интереснее попытаться поиграть на досрочных выборах, поддерживать кого-то информационно или даже финансово, чтобы достигнуть своих экономических целей, которых в последние полгода никак не получалось достичь.

Что касается возможности появления, условно говоря, не "зеленых", а "черных человечков" – людей без опознавательных знаков, которые перевозят ОМОН, – то этого исключить нельзя. С учетом того, что в самой Беларуси порядка 1,5 тысяч омоновцев, если 500-600 человек подвезут из России, это будет достаточно заметно для страны.

К сожалению, мы наблюдаем, что опять начинает возрастать активность ОМОНа. Опять начались задержания, опять начался недопуск людей в то или иное место. Поэтому ситуация продолжает накаляться.

"Кремль не представлял реального масштаба лукашенковской катастрофы"

Могут ли применять силу в ближайшие выходные, как в первые три дня протестов? Могут ли снова быть репрессии?

– Я думаю, что такого размаха разгонов и применения оружия, как это было с самого начала, не будет. Я думаю, что уже вряд ли людей будут так жестоко избивать в автозаках и пытать их.

Вчера (18 августа, – Ред.) в Бресте удалось выпустить всех из тюрьмы. В других тюрьмах, к сожалению, это пока не удалось. Мы знаем о количестве пропавших без вести. К сожалению, нельзя исключить, что, может быть, не все пропавшие без вести на самом деле погибшие.

Этот совершенно ужасный случай, когда один из членов избирательной комиссии, который не подписал фальсифицированный протокол – я, конечно, не говорю, что я точно это знаю, – якобы совершил самоубийство. На мой взгляд, это таковым не является. Мне кажется, у него просто не было никаких причин для самоубийства.

Я боюсь, что опять начнутся какие-то задержания. Но надеюсь, что такого жесткача, какой был вначале, не будет.

Как думаете, в Кремле уже определились, кого поддерживать на выборах?

– Я думаю, что они будут играть ситуативно. Они попытаются сделать максимум, чтобы показать, как они смогли увести от власти Лукашенко. Они попытаются сделать какое-то переходное правительство, где влияние Кремля будет достаточно серьезным.

Будут смотреть на тех, кто будет выдвигаться и уже вести переговоры с ними. Я думаю, что Кремль будет ставить не на одного кандидата, а сразу на нескольких, чтобы гарантированно прийти к успеху.

А на Тихановскую Кремль может поставить?

– Я думаю, что сама Тихановская на досрочных выборах вряд ли будет баллотироваться. Все-таки они сосредоточатся на том, чтобы выпустить политзаключенных. На этих выборах, скорее, будет баллотироваться ее муж, Сергей Тихановский, Бабарико и все остальные, которые сейчас находятся в тюрьмах.

Я думаю, к ним ко всем будут посланы некие посланцы. А уж с кем договорятся, с кем нет, будем видеть уже по тому, кто как будет себя вести.

В Украине некоторые эксперты уже сейчас пытаются спрогнозировать дальнейшее развитие событий. Озвучивается мнение, что Лукашенко был не наихудшим вариантом, что может быть хуже. Что новый глава Беларуси, если таковой появится в ближайшее время, может еще более тесно взаимодействовать с Россией или сделает Беларусь еще более зависимой от РФ.

– Если диктатор ведет войну с собственным народом и убивает людей, куда уж хуже. Что касается зависимости белорусской экономики от российской, то она и так достаточно серьезная.

Понятно, что Лукашенко пытался лавировать и заигрывать одновременно и с Россией, и с Западом, особенно последние несколько месяцев. Одна история с "вагнеровцами" чего стоит. Это была разводка – сначала он их задержал, а потом передал.

На мой взгляд, хуже Лукашенко быть не может. В любом случае, если это кандидат, который избирается на демократических выборах, он зависит от народа, от своих избирателей. Сейчас Лукашенко, как мы видим, ни от кого не зависит.

Если брать в целом отношение белорусов к России, то в общем-то оно неплохое. В том числе и поэтому в сегодняшней ситуации России не стоит эскалировать эти отношения.

Вопрос даже не столько экономических зависимостей, сколько зависимостей политических. Мне кажется, что все-таки президент, избранный на честных выборах, полностью под Кремль никогда не ляжет, потому что тогда он проиграет выборы последующие.

Некоторые видят в ситуации с Беларусью позитив. Дескать, Кремль отвлечется, и украинский вопрос, возможно, удастся продвинуть в позитивном для Киева направлении.

– Безусловно, позитив тут есть в разных направлениях. В том числе многие люди в России с замиранием сердца следят за событиями в Беларуси, немного поглядывая на Хабаровск. Что реальные изменения возможны.

Понятно, что Лукашенко сидит во власти 26 лет, Путин – 20. Разница в 6 лет в политике имеет очень большое значение. Но все равно это такой размах протестов, который стал неожиданным для внешнего наблюдателя и даже для белорусов.

Мне кажется, если бы не было такого зверства в первые дни протеста, то может быть, и протест бы не достиг такого размаха. По-моему, этот эмоциональный спусковой крючок для протестов был во многом таким же, как и в Киеве. Когда избили студентов на Майдане, и на следующий день вышел весь Киев, а потом подтянулась и вся Украина.

"Люди в России начинают понимать, что изменения возможны"

И тут – когда избили детей, матери и отцы начали вставать на забастовку. Это такая солидарность родителей со своими детьми. Во многом она была именно такой.

Особенно сильно волна поднялась, когда включили интернет, и люди увидели своими глазами, что происходило. Посмотрев на это, остаться равнодушным, сидеть дома просто невозможно. Люди начали выходить на улицу.

И когда люди в России начинают понимать, что вообще-то изменения возможны, это может запустить некоторые процессы и в самой России.

Через 4 года выборы президента РФ. Путин однозначно будет баллотироваться, теперь он имеет на это право. За это время многое может произойти, но мы уже видим протесты в Хабаровске. Избирательная кампания и возможное несогласие россиян с ее результатами могут спровоцировать подобные белорусским события?

– Я не была бы столь уверена в том, что Путин будет баллотироваться в 2024 году. Он захотел иметь такую возможность, чтобы не быть хромой уткой. Потому что поиски преемника начались еще в прошлом году. Это начало вносить такой дисбаланс в элитах, что было решено пойти именно на такой шаг и иметь возможность Путину снова баллотироваться.

Но ведь это не исключает процесс поиска преемника, верно?

– Конечно. Он может баллотироваться, а может не баллотироваться. Выборы могут пройти в срок, а могут пройти досрочно. Но я бы обратила внимание еще на другое.

В сентябре в России единый день голосования, и надо смотреть, как события в Хабаровске и Беларуси повлияют на позицию избирателей. Вполне возможно, что они будут стимулировать людей на более активное протестное голосование. Этот своеобразный соцопрос в виде голосования людей за депутатов различных уровней и губернаторов будет очень важен.

То есть уже в сентябре в Российской Федерации могут начаться большие протесты?

– Если избираются оппозиционные губернаторы, даже если это люди из условной ЛДПР, КПРФ или "Справедливой России", как мы видим на примере Хабаровска, даже это может серьезно влиять на события.

То есть ситуация как в Хабаровске, когда люди вышли за своего губернатора, может повториться и в других регионах?

– Сначала нужно избрать оппозиционного губернатора. А потом, если, например, выборы будут фальсифицировать и избранного губернатора не признают, могут начаться протесты.

Если не один город, а несколько будут ходить протестами, если это будет ближе к Москве, какие меры будут предпринимать?

– Эта белорусская история должна показать Кремлю, что излишняя жестокость не спасает. Излишняя жестокость может привести к обратному результату.

Мы знаем, что обычный ответ Кремля – это подавление. В первую очередь, акций протеста в Москве. Но в Хабаровске на них просто не обращали внимания, потому что Хабаровск далеко. Людей ходило слишком много, тем не менее, власти на них не реагировали.

Если будут акции протеста в регионах, если они будут достаточно многочисленными, скорее, будет такая же реакция, как в Хабаровске – не замечать.

Думаю, пока протесты не дошли до Москвы или до Санкт-Петербурга, их постараются не замечать. Но люди-то на это обращают внимание. Так что протесты всегда и везде важны.

БеларусьИтогиНовости Obozrevatel TVЭфиры Obozrevatel TVПрямая трансляцияПротесты в БеларусиПротесты в РоссииОльга КурносоваВладимир ПутинАлександр Лукашенко

Топ видео