Андрей Лимонтов: за Mahatch давали сотни тысяч долларов после первого сезона

62,1 т.
Андрей Лимонтов: за Mahatch давали сотни тысяч долларов после первого сезона

Спортивный промоушен, особенно бойцовский промоушен, – это необычный вид бизнеса для Украины. О нем больше можно услышать в американском кино, где у спортсменов есть агенты, где промоутеры организовывают мероприятия, где в это вкладываются серьезные деньги. К примеру, UFC на одном только контенте для медиахолдинга ESPN зарабатывает $400 млн в год.

При этом украинские спортсмены обладают серьезным потенциалом. Вот только реализуют его те, кому повезло – не здесь. Многие уезжают в страны СНГ, кто-то заключает контракты с Европой, кто-то – с США.

Рано или поздно это должно было выстрелить – и оно выстрелило. Появился WWFC, который в 2019 году вошел в топ-20 мировых промоушенов. Появились другие лиги и промоушены – по большей части, впрочем, мелкие и неуверенные, набирающие немного просмотров и будто застывшие в развитии.

В 2020 году индустрия замерла – связанные с коронавирусом ограничения разом отменили большую часть событий.

Но если люди жаждут зрелищ – они их получат. Так бойцовский промоушен вышел в онлайн. И так появился Mahatсh – украинская площадка боев на голых кулаках, изначально ориентированная на онлайн. Сейчас, спустя всего два месяца после появления, это десятки тысяч фанатов, сотни бойцов и амбиции стать главным промо страны – а после и мира.

Основатель и СЕО Mahatch Андрей Лимонтов в эксклюзивном интервью для Delo.ua рассказал, как устроен спортивный бизнес изнутри, сколько стоит создание собственного промоушена и как с этим связано инженерное дело и пельмени.

Андрей, как вообще появилась идея создать Mahatch, спортивный промоушен, в Украине? Вы проводили исследования этого рынка?

– Сама идея создания спортивного промоушена появилась около года назад. Это был январь 2020 года, я занимался развитием спортивного зала, который заточен под единоборства и боевые искусства. Люблю эту штуку, с детства увлекаюсь единоборствами и боями. Экспертно, в общем, разбираюсь в вопросе.

Покрутил, подумал, посмотрел по сторонам и понял, что вокруг много крутых бойцов, а рынок Украины в этой нише достаточно свободен. Есть WWFC, есть К2, есть еще несколько небольших промоушенов – и все. Увидел и финансовые перспективы проекта. Как фанат UFC, я помню, что этот промоушен купили за несколько миллионов, а продали за $4 млрд.

Ну и, наконец, единоборства – это наиболее активно развивающийся рынок после киберспорта. Не сравниваю с футболом, речь идет об эксклюзивных вещах. Все знают, кто такой Конор, кто такой Хабиб.

Посмотрел Bare Knuckle Fighting Championship, где бойцы выступают на голых кулаках. Посмотрел TopDog FC и HardCore FC — там наши ребята дерутся. Почему они должны выступать там, если могут делать это в Украине? Тем более, что у нас сильная спортивная школа, которая может создать конкуренцию на общемировом рынке.

Все вместе оформилось в единое целое и превратилось в Mahatch.

Как придумали название?

– Мозговой штурм длился два дня, были разные варианты – Bash, что созвучно с eBash, также был вариант Battle Royal – это из многопользовательских онлайн-игр, когда толпа игроков сражается на ограниченном пространстве, и остаться должен только один.

Потом от слова "махаться" оттолкнулись – ну и появился Mahatch. Сразу понятно, что речь идет о жестких боях, таких, что зрители скажут "это был настоящий махач".

Обычно подобные события собирают много зрителей, вы стартовали в карантин…

– Карантин помог оформиться в онлайн. Пусть кажется нелогичным, что у нас промоушен без билетов, но мы выставили акцент на YouTube, на глубину просмотра – ролики набирают сотни тысяч просмотров и десятки тысяч часов просмотра. Это серьезный аргумент для рекламодателей, которые понимают, что их бренд постоянно на виду. В итоге нульсовый канал, на котором видосы выкладываются месяц, собрал за 50 тысяч подписчиков – это аргумент? В Instagram около 20 тысяч. При том, что мы не монополисты рынка единоборств – есть Hardcore Fighting, есть TOP DOG, там миллионы подписчиков.

YouTube подразумевает серьезный продакшен, надо дать красивую картинку. Плюс само обустройство октагона…

– Мешкогона (смеется). Наши поединки проходят в круге, который обложен мешками с опилками. Если серьезно, собственный опыт был, плюс я смотрел много поединков разных мировых промоушенов, чтобы понять, как это отснять.

Первое, что я сделал – вышел на балкон в зале, чтобы увидеть картину целиком. Спроектировал каркас ринга – тот самый мешкогон. Бродил по залу несколько недель, размечал, где будет свет, где будут камеры. Ребят просил пройтись, примерял высоту мешков, мерял место, снимал это на телефон.

При этом реально понимал: нужна серьезная продюсерская группа. Перебрал 6-7 компаний, выслушивал идеи по съемкам. В итоге отбирал по духу: это ребята до 25 лет, с потенциалом, талантливые, учатся на ходу.

Андрей Лимонтов: за Mahatch давали сотни тысяч долларов после первого сезона

Главный актив бойцы. Как искали спортсменов?

– У меня есть определенный вес в спортивных кругах, есть понимание, как будет выглядеть тот или иной боец. Приглашали знакомых. Дальше – партнерство. Есть такой паблик, Ragnarok Privet, связанный с боями и нашей целевой аудиторией. Связался с ними по видео, из зала, как раз тренировались друзья-блогеры, Филипп Марвин, например. Они поняли, что мы – серьезные ребята. Сошлись на том, что у проекта большое будущее, и начали сотрудничать. Потом сделали пост в их телеграм-канале: есть движуха выступить на голых кулаках. За первый день прилетело 300 заявок от бойцов.

Понятно, что брать всех мы не можем. Придумал систему оценивания. Сначала отбираем ребят по видео, лучших приглашаем на кастинг. Бойцы работают с тренерами нашего зала и показывают свою технику. Также смотрим, как ребята работают на боксерских мешках. Некоторых ставим в спарринги. И обязательно делаем интервью и фото для базы промоушена. По каждому бойцу есть видео и все данные, которые всегда у меня под рукой. Потом уже выбираем дату и начинаем составлять пары.

Боец Mahatch он кто?

– В среднем это парень до 25 лет, молодой, амбициозный (хотя, конечно, есть ребята, которым почти 40). Имеет достижения в спорте, минимум кандидат в мастера спорта. Ему не хватило поддержки – в том числе и от государства, – чтобы пойти в профессиональный спорт, это очень дорого. В общем, это пацаны, которые ворвались, потому что знают, что могут показать себя. Больше половины хотят славы, не денег.

Но финансово их не обижают?

– Финансы зависят от регалий и спортивных достижений. Чем выше уровнем боец, чем больше рискует, чем харизматичнее – потому что это важно в нашем деле, – тем больше денег. Также 90% бойцов получают бонусы. Лучший дебют, самый быстрый нокаут, самое "красивое" лицо после боя. В общем – нет, не обижают.

Сколько людей надо, чтобы это все работало?

– Команда менеджеров – это костяк из десяти человек, по мере роста и развития проекта команда постоянно усиливается, добавляются новые люди. Съемочная группа до 40 человек без монтажеров. Плюс спортсмены. Это большое и серьезное дело.

Вас пытались купить?

– Уже после первых выпусков были люди, которые хотели войти в долю или выкупить полностью. Понятно, почему, на старте цена намного ниже. Были предложения по франшизе – из Одессы, Днепра, Ивано-Франковска.

Андрей Лимонтов: за Mahatch давали сотни тысяч долларов после первого сезона

Много предлагали?

– $100 тысяч после первого выпуска. Сразу скажу, сейчас второй сезон и цена стала более космической. Заходят со спонсорством от $10 тысяч. Но для нас крайне важна репутация спонсора. Сами понимаете, пельмени тут не прокатят.

С кем общаетесь на тему спонсорства? Как вообще заходит тема спортивного спонсорства в Украине?

– Спортивный бизнес в Украине развивать сложно. Спорт в целом не слишком популярен. Мало кто идет на контакт. Большие бренды боятся локальных рынков. Reebok, Under Armour – они спонсируют UFC. А, к примеру, Hardcore Fighting прорекламировали тульский пряник.

К нам приходили представители спортивных магазинов – локальные дистрибьюторы, мультибренды. Была встреча с брендом энергетических напитков, у них есть свой промо, существует уже несколько лет… Там вообще забавная история вышла, я предложил, может вам проще к нам? Размещу ваше лого, получится дешевле в плане бизнеса. Они мол нет, нам проще развивать свой промоушен. Ок, подумал я, значит мы вас схаваем. Сейчас, за месяц, мы набрали половину их годовых просмотров. У них 70 тысяч подписчиков – у нас 54 тысячи.

С кем точно готовы сотрудничать?

– Для нас важно, чтобы спонсор был серьезным. Мы – серьезный спорт. Делаем гран при и разыгрываем для победителя топовую Toyota Camry. Цели брендов и наши цели должны пересекаться. Сто пудов это энергетики. Это спортивная одежда – локальная, но с амбициями выйти на мировой рынок. Спортивное питание. IT-компании. Финансовый сектор – банки, инвестиционные фонды, инвестиционные компании.

Но не пельмени?

– На 80% я буду против пельменей, но я не один принимаю решения, есть люди, с которыми я работаю, их мнение имеет вес. Но знаете, если зашквар, то и сумма должна быть соответствующая.

Какие планы на будущее?

– Мы должны расти в год в 2-3 раза. По качеству, по бойцам, по гонорарам, по стоимости бренда. Сначала СНГ, потом Европа. Хотим выйти на кросснациональные турниры – в комментах пишут, мол подеритесь с русскими. Я не уверен. Вот Казахстан – точно да. Это даст популярность, это интересно. Через год – выход на Европу. Германия – немцы делают про нас обзоры уже. Польша. Страны, где популярен бокс, единоборства, и есть аудитория. Через два года – США. К этому времени выйдем на главный заработок: трансляции. В Европе, США люди платят за просмотры, 5 евро за событие для них вменяемые деньги. Украина, к сожалению, в этом плане не слишком актуальна, мы привыкли… пиратить.

Конечно, будем поднимать бойцов. В нашей организации уже есть звезды – Коля Кеуш, Павел Павлов, Владислав Павлишен, Ростислав Рубайло, Реал Феклин. Антон Радько – он вообще деток тренирует, а у нас выступает под прозвищем Берсерк. После боя орет "Вальгалла!"

Это, кстати, интересный момент, вы — серьезный спорт, но в то же время бойцы должны обладать навыками шоуменов, как-то обучаете?

– Я им говорю быть самими собой. Когда смущаются, наша команда их успокаивает. Наши люди пока еще немного зажаты, не такие медийные, как даже россияне. Там уже звезды – умеют общаться. Но шоу делать не хочу. Если ребята хотят почудить – пусть чудят, это дает им преимущество. Но в первую очередь это спорт, поединок, столкновение.

О столкновениях у вас реальный махач, я смотрел видео на канале, парни мощные гладиаторы. Я так понимаю, врачи важная часть этого бизнеса? Особенно сейчас, в эпоху коронавируса.

– У нас без проверки температуры даже в зал зайти нельзя. Тесты само собой. Бойцы застрахованы, мы единственные в СНГ, кто бойцов проверяет полностью. Есть все анализы – на гепатит, на ВИЧ, на сифилис. За этим строго следит медперсонал.

Во время поединков три медика скорой, два врача отдельно. Катманы – это люди, которые рассечения в перерывах затирают – те же, что на боях Усика, Ломаченко. Также во многом помогает наш постоянный гость – звезда кулачных боев, бывший боец UFC Артем Лобов. Он имеет огромный опыт, поэтому мы прислушиваемся и в вопросах судейства, и в вопросах медиков, и в вопросах анализов.

Сколько времени уходит на поединки, съемки, монтаж?

– Ролик в среднем выходит раз в пять дней. По времени – в субботу снимаем весь ивент, в прошлый раз это было 29 поединков. Локацию начинаем готовить за сутки до начала. Монтируем зал, пишем интервью ребят – тех, кто тут, на месте. В семь утра следующего дня встретились, в восемь начинаем взвешивание, дальше финальная подготовка локации. Пары сформированы, начинаем в два часа дня – и нон-стоп до половины второго ночи. Потом до утра демонтаж. Получается, сутки на ногах.

В целом, сколько стоит снять сезон из 9-10 выпусков?

– Под ключ – $120-150 тысяч. Если привлекать узнаваемых бойцов, косты растут. Гонорар мировых звезд и самых известных спортсменов может доходить до $250 тысяч за бойца.

Неплохо. Где вы взяли на это деньги?

– Вложили свои, плюс помогли инвесторы, которые поверили в наш спорт. Честно – я пока тут минусуюсь, но вижу будущее. Понимаем, что зарабатывать начнем через полгода. Цель – собирать спонсорство, самоокупиться. Проданные трансляции – уже заработок. Трансляция одного вечера боев может окупить нам полгода работы.

Все так серьезно?

– Конор Макгрегор с боя с Джастином Пуарье получил $5 млн гонорар и $50-70 млн заработал на трансляции. Флойд Мейвезер в поединке против Мэнни Пакьяо заработал примерно $300 млн, большая часть гонорара – это процент от платных трансляций pay per view.

В начале нашей беседы вы сказали, что сами занимались проектированием зала, откуда эти навыки?

– Так я КПИшный инженер. Из простой семьи. Родился в Вишневом. Когда мне было 12 лет, отец погиб при пожаре, остались, по сути, на улице… С детства понимал, что хочу выбиться в люди. Хорошо учился в школе, попал на бюджет в универ... Но мне всегда нравился спорт. Хотя и в бизнесе показал себя хорошо, хотя много раз падал, так же много раз поднимался. Постоянно учусь: маркетинг, менеджмент, финансы. Сторонник того, что надо с низов подняться, прочувствовать все, чтобы потом тебя не намахали.

Знаете, я когда в универе учился, мечта была – хоть раз в день в макдональдсе поесть. Когда слышал, что Билл Гейтс тратит огромные суммы на благотворительность, думал "вот это ему делать нечего". Теперь могу сам уходить в минуса – а ребята счастливы. И мне от этого хорошо. Потому что, чтобы получать, надо отдавать. И чем больше отдаешь – тем больше получаешь.