Чернобыльские животные помогают ученым понять, что произошло бы с человеком в этих условиях

6 минут
30,1 т.
Чернобыльские животные помогают ученым понять, что произошло бы с человеком в этих условиях

Елена Бурдо, сотрудница института ядерных исследований НАН Украины, в рамках проходившего 6-10 октября в Киеве международного форума CHRNBL в Киеве при поддержке Украинского культурного фонда рассказала о том, как на млекопитающих влияет ионизирующее излучение на территории Чернобыльской зоны.

Расскажите, пожалуйста, как влияет радиация на территории Чернобыльской зоны?

Исследование мы начали в 2008 году. До нас были проведены другие исследования, и когда мы планировали свои работы, то на них ориентировались.

Я исследую, например, рыжую полевку - на разных полигонах и с разным уровнем загрязнения. Изучаю количество полевок на полигоне. Также наблюдаю, какие есть другие виды.

Кроме этого, дополнительно, как радиобиологи, исследуем полевку изнутри с помощью генетических методов, — исследуем происходящее внутри животных. Делаем препараты, кладем их под микроскоп и смотрим происходящее – ищем определенные маркеры, например, – микроядра. Это означает, что влияние ионизирующих плит приводит к появлению этого признака. Итак, мы ищем эти маркеры и, в зависимости от того, какие маркеры находим или не находим, в каком количестве, как они соотносятся с другими признаками, мы делаем определенные выводы о влиянии ионизирующего излучения – как сильно влияющего, где сильно и где не сильно влияет.

Видео дня

Таким образом мы смогли увидеть, что когда на территорию обитания полевок влияют внешние факторы, как, например, затопление, пожары, это внешнее влияние модифицирует микробиологические последствия, которые мы постоянно исследуем. Это обязательно следует учитывать при проведении натурных исследований – полигоны меняются. Поскольку при анализе полученных результатов исследований мы должны понимать: это влияние только ионизирующего излучения или и излучения и влияние изменений окружающей среды. Именно этим я и занимаюсь.

Если говорить о каком-то чрезвычайном достижении на протяжении работы – что бы это было?

Как раз то, о чем я рассказывала, – мы смогли выявить комплексное влияние изменений окружающей среды и влияние ионизирующего излучения. Когда рассказываешь о животных в Чернобыльской зоне, люди интересуются мутантами. Каждый раз рассказываю, что там нет животных с десятью головами или глазами, как у тараканов. А когда спрашивают о влиянии радиации, то именно с помощью этих маркеров мы можем увидеть, как она влияет и рассказать об этом. Воздействие наблюдается только внутри организма, а извне никаких изменений не наблюдается. У растений, например, еще возможны определенные изменения вида, но это обусловлено особенностями строения; у животных – нет, никаких внешних признаков нет.

Когда мы заглядываем внутрь, то видим эффект – иногда сильнее, иногда слабее.

Наблюдая за полевками и учитывая как раз влияние не только радиационного излучения, но и внешних факторов (таких как миграция из-за затопления территории), то только тогда смогли отследить определенное влияние. И во многом оно было обусловлено миграцией на другие, не затопленные территории и возвращение назад. Воздействие начало быть заметным и усилилось. Это один из ответов на вопрос – что делать с Чернобыльской зоной. Со сменой экосистемы произошли изменения и определенный взрыв, поэтому можем говорить, что такие изменения возможны не только с полевками , но и с другими видами, обитающими на территории Чернобыльской зоны. Просто их мы не исследуем.

Эта миграция – влияет на жизнь животных других регионов?

Полевки мигрируют на небольшие территории, для исследований это очень удобный вид. Так что мы можем отследить миграцию на 2 или 3 км. Когда мы говорим об экологии определенного вида, то если этот вид обитает на определенной локации, то и поведение будет одинаковым – это стандартная видовая характеристика. Полевки в Рыжем лесу или на совершенно незагрязненной территории ведут себя одинаково. При этом мигрировать на 20 км они не могут. И такие локальные популяции разрешают отслеживать (за счет градации) огромные средние, практически фоновые либо чистые местности.

На примере полевок можно отслеживать радиационный фон и понимать – вредно или не вредно?

Именно для этого мы и проводим исследования – ценность жизни человека гораздо выше ценности жизни полевки – мы не можем поселить человека в Рыжий лес и заставить прожить 100 лет, а через 100 лет посмотреть последствия. У полевок происходит быстрая смена поколений и мы видим - что могло бы происходить с человеком, если бы он жил в этих условиях.

Вопрос о мутантах. Хроники и публикации, показывающие двуглавых телят – это все фейки?

В первые периоды после аварии были такие случаи. Да, — опубликованы сборники, хроники и видеодокументалистика.

Надо понимать главное: ионизирующее излучение действует на активно делящиеся клетки. Известно о жеребенке, у которого было 2 головы. Но если жеребенок родился через месяц после аварии на ЧАЭС, а заделка всех тканей и органов, как и у любого крупного млекопитающего, у лошадей происходит в течение первых трех месяцев, то это раздвоение произошло именно в первые 3 месяца беременности, а не за месяц до рождения, после аварии. Надо относиться очень тщательно и обязательно анализировать с точки зрения науки. Ибо есть данные, свидетельствующие, что у собак наблюдали облысение, но на полевках или всех мышевидных грызунах, которые исследовались после аварии, таких явлений и подтверждений не найдено.

У млекопитающих достаточно тяжело отследить серьезные генетические мутации, потому что даже если они происходят, то у большинства млекопитающих как раз происходит абортация на ранних сроках – такие "мутанты" не рождаются. А в дикой природе они просто умирают.

Развенчайте или подтвердите еще один миф, касающийся зоны отчуждения – о том, что животные большого размера там вообще гигантские.

Эти Чернобыльские мифы активно поддерживаются журналистами, в частности, – иностранными. Я когда-то видела статью о том, что Чернобыль расцвел – бегают лоси, олени, вообще все – бегают. Но когда едешь по Чернобыльской зоне, то видишь 1 коня в день. А не миллионы. Это – территория Полесья. И там могут жить столько животных, сколько разрешает пищевая база Полесья. Если нечем питаться, то волков будет столько, сколько может прокормиться, а не миллионы. Условно, если медведь, чтобы прокормиться, должен быть 1 на 5 километров, то больше, чем позволяет территория, их не будет. Как и с людьми – в трехкомнатной квартире хорошо жить одному, а не 40 людям.

Что касается популяризации Чернобыля и вопрос – в каких направлениях следует развивать?

Популяризация должна быть, во-первых, с точки зрения науки. Из-за трансляции научных взглядов. Да – это авария. Она произошла. Кстати, из-за чего она произошла – вопрос до конца не решен, есть несколько взглядов. Следует говорить к чему привела, к каким последствиям.

Во-вторых – с точки зрения всеобщего развития – что такое мирный или не мирный атом и как он выглядит. Важно понимать, что Зона Отчуждения это действительно загрязненная территория. Если ты руку засунешь в кислоту, то она сразу будет болеть, а то и отвалится. Если ты походишь Рыжим лесом, то у тебя ничего не отвалится. По крайней мере – сразу. А, возможно, вообще не отвалится или отвалится – через 20 лет. Никто не может спрогнозировать наверняка. И это возможность посмотреть на остатки СССР с практической стороны – с точки зрения физики, химии, биологии, с точки зрения тех знаний, которые ты получаешь в школе. Или по крайней мере увидеть, как эти знания реализуют другие люди на практике.

Участие в Форуме CHRNBL и подобных мероприятиях – это что?

Во-первых, это возможность пообщаться с коллегами. Радиобиологов в Украине, к сожалению, немного. Люди либо не идут в эту специальность, либо уезжают из Украины при первой возможности.

Во-вторых – это возможность рассказать об исследовании простыми словами в целом, тем людям, которые заинтересованы в данной тематике. Ибо наука на самом деле достаточно капсулирована и разговаривает на довольно тяжелом специализированном языке. И в большинстве люди не понимают, что же там происходит, а важно, чтобы люди понимали. И это касается не только Украины, но и всего мира.

Люди должны понимать на сколько вопрос Чернобыльской Зоны Отчуждение важен и глубок. И на сколько важно решать вопросы – и исследований в Зоне, и управление Зоной Чернобыля – научно искать решения этих вопросов.