newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

Фейгин: если бы Путин мог вернуться назад, он бы не начал войну. Что он сделает сейчас? Интервью

Фейгин: если бы Путин мог вернуться назад, он бы не начал войну. Что он сделает сейчас? Интервью

Глава страны-террориста России Владимир Путин подходит к годовщине полномасштабного вторжения в Украину неотвратимо проигравшим, потерявшим во всех аспектах и тем, кого все хотят убить. Если бы год назад он знал, какого результата достигнет в этой войне, он бы определенно отказался от этой авантюры. Но сегодня уже ничего нельзя отыграть назад, диктатор оказался в непростой ситуации.

Что говорить Федеральному собранию, что говорить россиянам, о каких успехах? Их нет. Единственный "успех", который он может предложить, – мифическое "спасение" России от "планетарного врага" – Запада. "А дальше туман". Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал российский правозащитник Марк Фейгин.

– Приближается годовщина полномасштабного вторжения путинской армии в Украину. С чем подошел к этой дате сам Путин? Сохранил ли он свои позиции внутри страны на том же уровне, что и год назад?

– Совершенно очевидно, что Путин, как минимум в восприятии его внешним миром и своим окружением, стал куда слабее. Если бы сегодня Путину было предложено выбрать, начинать эту кампанию с тем результатом, с которым он подходит к годовщине, он бы точно ее не начинал, он бы точно ее не проводил. Несмотря на то, что он говорит обратное.

Достаточно просто взглянуть на то, что заявлялось в канун войны и сразу после ее начала. Это было выражение намерений хищника, который с агрессивным аппетитом предполагал поглотить всю Украину и идти дальше. И это даже не сильно скрывалось. Весь 2021 год, переговоры с Байденом в Женеве, челночные визиты лидеров Франции и Германии и так далее свидетельствуют о том, что он вел себя абсолютно самоуверенно. Он был уверен, что захватит Украину за 2-3 дня.

Этого не произошло. Хуже того, несмотря на оккупацию 18% территории Украины, динамика совершенно обратная. Как минимум с сентября прошлого года, если считать от Харьковской операции. А реально – гораздо раньше, потому что отвод войск от Киева, Сум и Чернигова происходил именно под влиянием обстоятельств на фронте, а никак не из-за доброй воли или чего-то еще.

Он просто проигрывал, последовательно проигрывал весь год. И это стало неотвратимым с осени 2022 года. Стало понятно, что это не прекратится.

Сейчас мы наблюдаем спорадические попытки хоть что-то взять на фронте. Взятие Соледара, бои за Бахмут – это все на фоне потерь, которые понесла российская армия, ничего не компенсирует.

Путин потерял в политическом весе на внешнем контуре. Он из регионального геополитического лидера превратился в одного из геополитических лидеров евразийского пространства. Он еще не полностью утратил этот статус, но теперь делит его с Китаем, с Западом, с Турцией. А раньше он был монопольным игроком. Во всяком случае, претендовал на эту роль, и мало кто бросал ему вызов. А сейчас судьбу Закавказья решает не только Россия, но и Турция. Судьбу Центральной Азии решает Пекин в большей степени, чем Москва.

Я уж не говорю о судьбе стран Восточной Европы – Молдовы, отчасти Грузии, хотя там более тяжелая ситуация. Путин не имеет контрольного пакета. Так что геополитически он проиграл.

Он превратился в изгоя. Не только потому, что с ним не хотят общаться. Его хотят судить ведущие страны мира. Из в общем-то терпимого лидера страны, с которой приходится считаться, он превратился в человека, которого все хотят убить. В пределе его хотят устранить физически, потому что он мешает всем, он нагадил всем.

В условиях санкций, которые стали следствием войны, он попал в положение, когда и для собственного окружения стал очень опасным. Если продолжить это дальше, санкции будут усиливаться, экономика будет разваливаться, а эти люди будут терять. Они же воры, коррупционеры.

Хотели бы они войны с такими последствиями? Наверное, если бы война была успешной и за 2-3 дня взяли Киев, можно было бы как-то пережить победу, которая досталась высокой ценой. Но они потерпели поражение, а издержки столь же высоки. Спрашивается, ради чего все это было?

Путин уже совсем другой. И знаете, война его состарила. Вроде как всего год, сейчас он приближается к своему официальному 71-летию, а выглядит уже как зажившийся человек. Он уже 23 года при власти, уже пора.

Он еще сопротивляется, пытается что-то из себя изображать, но морально-политически он уже пережиток середины ХХ века, который даже выглядит неуместно со всеми своими заявлениями, кривляниями, со всей своей ложной патетикой. Сам он ни во что не верит. Это человек, который гедонистически наслаждается жизнью и стремится вести себя как Сталин, но сталинских возможностей у него нет.

Конечно, Путин потерял во всех аспектах. И самое главное – этого нельзя отыграть. Он проиграл неотвратимо. Хорошо, когда ты совершал ошибки и можешь их исправить. А как с Украиной? Как ты вернешь людей, погибших в Буче, и вообще всех, кого ты убил? "Давайте все переиграем..." Нет, сейчас так уже не получится ни для кого – ни для Украины, ни для Запада, ни для России. Он погубил почти полторы сотни тысяч людей, отправив на войну. Сегодня это пока не вменяется ему в вину, но стоит Путину утратить власть, как его начнут рвать.

– Все ожидают, что Путин скажет в послании к Федеральному собранию 21 февраля, что скажет 23 или 24 февраля. Какой шаг был бы сегодня наиболее логичным для Путина? Конечно же, мы понимаем, что логикой он руководствуется далеко не всегда. Может ли он начать играть в новую игру?

– Конечно, в той ситуации, в которой находится, он будет продолжать недавно подхваченную риторику о том, что воюет не с Украиной, а со всем Западом, со всем НАТО и вообще со всем миром. Поэтому противостоять им не стыдно, даже в чем-то уступая. "Мы справимся, мы будем воевать дальше" – и так далее. Скорее всего, он будет это говорить.

Скажет, что его главным достижением является то, что он спас Россию. Дескать, она была на грани уничтожения, а вот он опередил коварные планы Запада и начал военную кампанию, дабы спасти само существование России.

Но какой план он может предложить? Честно говоря, тут я не вижу никакого убедительного варианта. Победить Украину? Что ж ты ее за год не победил? И как ты ее победишь сейчас, когда она имеет такую тотальную поддержку союзников оружием, деньгами и всем остальным? Никак. А чего ты хочешь? Просто продать статус-кво, что Азовское море стало внутренним водоемом? Да, можно об этом заявить, но ведь это штука временная. Это такое достижение, которое, вообще говоря, в течение этого года может вполне исчезнуть.

Поэтому у Путина непростая ситуация. Но я думаю, что, скорее всего, он будет рисовать картину, в которой победу он одержал прежде всего в том, что "сохранил" Россию, а во вторую очередь, что планетарный враг в лице Запада был настолько невероятно силен, что по-другому на сегодняшний день и не могло сложиться.

– А что дальше?

– А дальше туман. Сколько еще он намерен воевать? Он что, скажет: будем воевать до победы? А это сколько? Год, два, пять? Какой у него запас? Я думаю, он очень осторожно будет рассказывать о планах, сколько он собирается воевать, потому что они-то как раз могут сыграть с ним злую шутку.

Честно говоря, кроме него, немного народу хочет воевать – и во власти, и среди населения. Конечно же, воевать за свой счет, чтобы страдать самим. Если бы это можно было сделать за счет других – ради бога. Но самим-то что… Поэтому что-то констатировать он сумеет, а вот рисовать какую-то перспективу – тут он будет очень осторожен.