Анатомия взрыва. Что же рвануло в Неноксе?

Анатомия взрыва. Что же рвануло в Неноксе?

Следующий ниже материал будет интересен специалистам и энтузиастам, которые пытаются разобраться в том, какой на самом деле Путин ваял "подарок" человечеству, в виде ракеты "Буревестник", и что на самом деле произошло в Неноксе. Ответов мы не дадим, поскольку тут нужны специальные знания или опыт работы именно с этой тематикой. Мы же обратим внимание на один бесспорный факт, а далее – дадим обширный текст с небольшими комментариями. Текст очень специфический, но содержит большое количество фамилий, названий организаций и нормативно-правовых актов совка, которые при желании можно поднять и посмотреть на то, как все стыкуется. В общем, текст на любителя и на исследователя. А потому всем, кто решился двинуться дальше, рекомендуем пристегнуть ремни.

ГУЛ ЗЕМЛИ

Независимый, некоммерческий исследовательский фонд "NORSAR" одним из аспектов своей работы считает мониторинг сейсмических и других сигналов, связанных с вибрациями на поверхности Земли. В частности, эти исследования включены в глобальную сеть мониторинга процесса соблюдения запрета на ядерные испытания.

Недавно этот фонд опубликовал собственные данные, связанные с аварией на российской Неноксе, о которой мы уже достаточно много писали. Согласно данным фонда, на полигоне под Северодвинском произошло два последовательных взрыва, и это значит, что взорвалось топливо жидкотопливной ракеты, а потом – бахнуло еще что-то.

Видео дня
Анатомия взрыва. Что же рвануло в Неноксе?

Некоторые специалисты говорят о том, что в результате аварии мог взорваться энергетический ядерный модуль ракеты "Буревестник", которую Путин показывал в виде мультика, и говорил о том, что эта ракета будет иметь неограниченный ресурс для полета в атмосфере, именно благодаря ядерной энергетической установке. Коллеги говорят о том, что авария разгонного блока вызвала фатальную цепь событий, поскольку ядерный модуль был уже активирован и набрал высокую температуру, а охлаждать его оказалось нечем, поскольку в штатной ситуации, охлаждение должен был обеспечивать поток забортного воздуха просто за счет высокой скорости движения Буревестника, разогнанного той самой взорвавшейся первой ступенью.

То есть, именно крылатая ракета с ядерной энергетической установкой должна была штатно работать на довольно высокой скорости, которую должен был придать разгонный блок, и тогда, врывающийся внутрь двигателя холодный воздух, охлаждал бы активированный ядерный сердечник ракеты. Но ускоритель не отработал свое время и взорвался, после чего ядерная установка осталась без охлаждения, отсюда и два взрыва, которые зафиксировал "NORSAR".

Но отсюда следует вопрос о том, что раз бахнула эта ядерная игрушка, то россияне таки что-то такое разработали, что может "сделать нервы" всему миру. Это и так, и не так – одновременно. Известно, что за последние десять лет Москва подняла практически все темы совковой оборонки, начиная от танка "Армата" и заканчивая таким опасным проектом, который теперь получил название "Буревестник".

Если в Кремле уже пытаются выжать что-то из таких тем, то значит, что там все еще хуже, чем то можно было предполагать. Это значит, что закрома уже почти пусты, а с другой стороны, "крысу уже тошнит" и она хватается за что попало. Но за что именно, и откуда оно взялось? Далее мы предложим некий вариант того, что и как это может быть, не настаивая на нем, как на истине в последней инстанции.

Итак, откуда же взялась эта крылатая ракета с ядерной энергетической установкой и неограниченным ресурсом энергии для полета? Следующий ниже текст отчасти дает ответ на этот вопрос и говорит о том, что "Росатом" поднял тему, которая разрабатывалась на рубеже 50-х – 60-х годов минувшего столетия, и теме этой уже лет 60.

Разрабатывало эту, и не только эту, тему – ОКБ-670 и его главный конструктор Михаил Макарович Бондарюк. Сначала опытное КБ вело разработки прямоточных воздушных двигателей для авиации и ракетостроения, а со временем, когда тема стала угасать по причине небольшой дальности полета изделий на этих двигателях, перешло на разработку прямоточных ядерных двигателей, и как следствие – компактных ядерных энергетических установок. Вот как это выглядело.

КУСОК ИСТОРИИ ОКБ-670

“С конца 50-х годов в работах по ПВРД наметился кризис. Преимущества ПВРД становились явными при большой дальности, нереализуемой в то время средствами наведения, а потому руководство МАП считало, что данный класс двигателей не имеет перспективы ни для тактических КР, ни для стратегических КР (поскольку делалась ставка на МБР). Из-за недостатка заказов ОКБ пришлось браться за новую, более “перспективную” деятельность. Именно во второй половине пятидесятых годов ОКБ-670 включилось в исследования, связанные с созданием реактивных двигателей нового типа – атомных (АРД), а также ядерных энергетических установок (ЯЭУ) для космических аппаратов. В этом направлении был проведен большой объем НИР во взаимодействии с НИИ-1, ЦИАМ и институтами ГКИАЭ СССР. Тематика ядерной энергетики занимала заметное место в деятельности ОКБ и была представлена тремя крупными темами – РД-021, РД-022 и БЭС-5. В целом в этом направлении коллектив трудился около 10 лет и достиг больших результатов. В соответствии с Постановлением ЦК и СМ СССР № 711-339 от 30.06.1958 г. и приказом № 280 от 21.07.1958 г. коллектив ОКБ-670 получил задание на предварительные работы по созданию ядерного реактивного двигателя для перспективных космических ракет и МБР. В 1958-1960 гг. по тактико-техническим требованиям ОКБ-1 Государственного комитета оборонной техники (ГКОТ) велись расчетно-теоретические, конструкторские и экспериментальные проработки, в результате которых показана возможность создания АРД с заданными характеристиками. В 1960 г. был выпущен эскизный проект, предусматривавший два варианта (наземного и высотного старта) атомного двигателя с тягой 150 тс. В качестве рабочего тела применялся аммиак.

В июне 1960 г. постановлением ЦК и Совмина СССР технические требования были изменены, и ОКБ-670 поручена разработка эскизного проекта АРД с тягой 300…400 тс, использующего в качестве рабочего тела жидкий водород. В 1960-1961 гг. проведенные исследования дали положительные результаты, положенные о основу эскизного проекта двигателя АРД-200 (шифр “021”) для ракеты-носителя Н-1 (“лунная” программа). Проект был выпущен и передан “королевскому” ОКБ-1 в конце 1961 г. В том же году начались экспериментальные работы совместно с ИАЭ АН СССР по исследованию принципов удержания делящегося вещества в графитовых образцах и с НИИ-88 – по изготовлению испытательных камер АРК 2-3. В январе 1962 г. техническая готовность проекта составила 40 %. Летом того же года в Госкомитете по использованию атомной энергии состоялась защита эскизного проекта атомного РД. Он получил положительную оценку. Было решено продолжать работы по АРД с тягой 30-40 тс (двигатель получил наименование АРД-3). Работы по теме РД-021, продолжавшиеся еще несколько лет, не были реализованы, однако выполненные коллективом ОКБ-670 исследования имели большое значение для развития науки и техники.

В рамках темы РД-022 велись исследования в области электроядерной энергетики: создание бортового источника электропитания (это направление далее выделено в отдельную тему БЭС-5), электроядерных двигательных установок для космических аппаратов, в том числе плазменного и ядерного электроракетного двигателя. Основанием для начала работ по теме послужило постановление ЦК КПССС и СМ № 1080-522 от 25.09.1958 г., предусматривавшее проведение исследований, связанной с электроядерной энергетикой в целом. Круг работ конкретизировался постановлением № 715-296 от 23.06.1960 г. и заданием от ОКБ-1 ГКОТ. Главным стержнем темы стало создание электроядерного двигателя.

В 1961 г. работы по двигателю, получившему наименование ЭЯРД-6 (шифр “022”), шли в двух направлениях. Один вариант создавался с эмиссионным, другой – с магнитогидродинамическим (с эвтектикой в качестве рабочего тела) преобразователем тепла в электроэнергию. Совместно с ОКБ-670 работали такие ведущие организации страны, как ЛФТИ АН СССР, ФЭИ, НИИ-5 ГКИАЭ. К концу 1961 г. на установке ТЭП-1,5 были получены первые положительные результаты, однако поначалу к.п.д. и мощность были очень малыми. Работы велись с размахом, но их подкосило свертывание “хрущевской космической эры” в конце шестидесятых годов.

ОКБ-670 принадлежит заслуга в создании уникальной ядерной энергоустановки БЭС-5 для ИСЗ морской космической системы разведки и целеуказания (системы “УС”). Разработка проводилась в содружестве с ведущими организациями страны, такими как ОКБ-52 ГКАТ (головной исполнитель), КБ-1 ГКРЭ, ФЭИ, ОКБ-12, Сухумский ФТИ, ИЛ ВАР и др. Ведущими конструкторами по ЯЭУ в ОКБ-670 были Ю.Н. Глазунов и И.М.Вышнепольский.

Создание БЭС-5 было задано постановлением ЦК и Совмина СССР № 1080-522 от 25.09.1958 г. Задание уточнялось дважды, в 1960 и 1961 г. Изначально расчетные, конструкторские и экспериментальные работы велись по газовому и жидкометаллическому вариантам установки. Проекты получили положительные оценки с рекомендацией в дальнейшем разрабатывать вариант ЯЭУ с жидко-металлическим (калиево-натриевым) теплоносителем мощностью 5 кВт. В 1960-1961 гг. проводились расчеты схем и режимов работы энергоустановки. Был разработан аванпроект с двумя вариантами преобразования энергии: паротурбинным (механическим) и термоэлектрическим (прямым полупроводниковым). Для дальнейшего эскизного проектирования выбрали второй вариант.

В 1961-1965 гг. проводились испытания реактора БР-5А, а на стенде в ИЛВАРе – натурные (физические) испытания самой установки БЭС-5. В результате успешно завершившихся к концу 60-х годов работ первая отечественная бортовая ЯЭУ “Бук” полностью прошла испытания и была сдана в эксплуатацию. ОКБ явилось несомненным пионером в этой области. Авторский коллектив разработчиков бортовой ядерной электростанции был удостоен Государственной премии СССР. Для сравнения можно отметить, что эскизный проект ЯЭУ, разработанный в КБ “Энергомаш”, был закончен только в 1971 г. Ныне широко разрекламированная ЯЭУ “Топаз”, создание которой началось также, как и ЯЭУ “Бук” в 1960 г., была построена на термоэмиссионном принципе, и ее испытания на ИСЗ прошли лишь 20 годами спустя после испытаний “Бука” – в феврале 1987 г.

Помимо трех основных тем в ОКБ шли исследовательские и конструкторские работы по другим ЯРД. Первый проект прорабатывался для экспериментальной крылатой атомной ракеты (КАР) в конце пятидесятых годов. Создание самой ракеты “375” производилось в ОКБ-301 в 1955-1957 гг. Но тогда реализовать задуманное не удалось – КАР получилась огромной. Позже рассматривался ядерный прямоточный двигатель для одной из КР конструкции ОКБ-52. В 1958-1961 гг. рассматривался целый ряд проектов ЯРД для вторых ступеней межконтинентальных баллистических ракете подводным и наземным стартом с дальностью 1500-2500 км.

В числе других новых направлений деятельности со второй половины 60-х годов ОКБ-670 занялось бортовыми источниками электропитания (БИП) для зенитных управляемых ракет (ЗУР). В 1964-1966 гг. ОКБ формально входило вместе с ОКБ-165 А.М.Люльки в объединенное ОКБ-165-670 ГКАТ. Но потом КБ М.М.Бондарюка вновь выделилось в самостоятельное, получив в свой штат коллектив под руководством Л.С.Душкина с тематикой по БИП. Опытными работами по БИПам ОКБ занималось на протяжении 6 лет. За это время были сданы заказчику два типа источника электропитания – 5И47, работающий на жидком топливе, и 5И48 на твердом топливе. Их доводка осуществлялась на испытательной базе в Жуковском.

Таким образом, в конце шестидесятых годов МКБ “Красная Звезда” (в 1967 г. ОКБ М.М.Бондарюка получило это наименование) являлось многопрофильной организацией и вело разработки по трем основным тематикам. Руководство этими направлениями осуществляли заместители главного конструктора: Н.И.Михневич -по ЯЭУ, И.Б. Леванов – по ПВРД, С.А.Дубинец (ранее был заместителем Л.С.Душкина) – по БИП”.

Как видно из приведенного текста, КБ Бондарюка работало над созданием различных видов прямоточных воздушных двигателей, и в конце концов, были вынуждены обратиться к тематике ядерной силовой установки, поскольку изделия получались довольно массивные, а правительство ставило задачи обеспечить максимальную дальность заброски полезной нагрузки и увеличение скорости. Все это приводило к большому расходу топлива, что снова увеличивало общие габариты и массу изделия. В конце концов, создалась ситуация, когда сама целесообразность этих разработок встала под вопрос.

Тем не менее, двадцать лет активных исследовательских работ, которые наверняка стоили немалых денег, перешли в период стагнации после смещения Никиты Хрущева – большого любителя любых ракет, даже в ущерб другим видам вооружения, с властного Олимпа. Следующим тормозящим тему моментом стала смерть вдохновителя идей, которые реализовывало ОКБ-630, Михаила Бондарюка. Случилось это в октябре 1969 года.

Фактически, коллектив КБ распался на несколько частей и перешел в другие конструкторские бюро, которые занимались родственной тематикой. Ядро коллектива оказалось в КБ "Союз", и в конце концов, нашло свое применение следующим образом:

"Еще при жизни М.М.Бондарюка, в 1968-1969 гг., под руководством ведущего конструктора В.Д. Хохлачева началась разработка СПВРД 3Д-80 с КС диаметром 800 мм. Этот двигатель предназначался для морской крылатой ракеты 3М-80 комплекса “Москит” с маловысотным режимом полета при скоростях до М=2,0. С большим трудом удалось отстоять и продолжить разработку двигателя 3Д-80 в новых условиях. Было рассмотрено множество компоновочных схем КС и диффузоров, на стенде отработана камера сгорания. Из-за долгих проволочек и “холодного” отношения МАП к ракете и двигателю государственные испытания завершились лишь в 1982 г.

Позднее ТМКБ “Союз” разработало несколько вариантов этого СПВРД (3Д-81, 3Д-82 и 3Д-83). Там же, в Тураево, с 1976 г. при участии группы бондарюковцев были начаты и проводились вплоть до 1978 г. работы, направленные на создание СПВРД (ПВРД-5) для УР класса “воздух-поверхность” Х-31 с КС диаметром 360 мм. Двигатель обеспечил ракете возможность полета при скоростях до М=3,0…4,0".

Не правда ли, здесь уже начинаются совсем знакомые названия? Здесь находятся не просто корни, а куски технологий, которые стали прототипами гиперзвуковых ракет, которые пытается сейчас ваять РФ, Индия и Китай. Но и это еще не все.

"Более пяти лет в СССР отсутствовало специализированное ОКБ по ПВРД, резко сузился фронт работ, терялись школа и наработки, накопленные в результате многолетних усилий. Однако костяк коллектива бондарюковцев сохранил работоспособность, и в 1978 г. по приказу Минобщемаша на территории НИИ тепловых процессов (НИИТП) было образовано новое КБ для разработки ПВРД (с 1991 г. – НПВО “Пламя”). Ядро нового КБ составил все тот же коллектив, почти полностью вернувшийся из ТМКБ “Союз”. Главным конструктором и руководителем возрожденного предприятия назначили И.Б.Леванова. Поскольку авторские права на двигатели для Х-31 и 3Д-80 были оставлены за “Союзом”, то на новой базе началось конструирование новых ПВРД.

В конце 70-х годов прорабатывался ядерный ПВРД для низколетящей, относительно легкой по сравнению с КАР, крылатой ракеты (масса КР 15…20 т, масса боевой части – 1 т). Предполагалось получить практически неограниченную дальность полета. Проведенные исследования показали принципиальную возможность реализации проекта, однако от создания КР с ЯРД отказались из-за невозможности проведения испытаний на полную дальность, а также по экологическим причинам.

В тот же период в КБ приступили к созданию СПВРД для перспективной противокорабельной КР “Яхонт”. В 1983 г. был подготовлен эскизный проект, а с 1987 г. начались летные испытания двигателя в составе ракеты. Новые технологии, использованные при создании СПВРД, позволили получить заданные характеристики: высотность до 20 км, максимальную тягу 4 тс, скорость полета М=2,0…3,5 при массе КС всего 200 кг. В камере сгорания устанавливается разгонный ПРД первой ступени. СПВРД оборудован системой изменения тяги с регулируемым соплом. В удлиненном центральном теле диффузора размещается РЛС наведения КР.

Впоследствии НПВО принимало участие в различных перспективных проектах, в том числе в проработках (совместно с ЦИАМ для НПО “Энергия”) двигательной установки гиперзвукового воздушно-космического ЛА, в экспериментах с ГПВРД по программе “Орел” (ТМКБ “Союз”, ЦИАМ), теоретические и практические основы построения которого были заложены еще в ОКБ-670. Совместные планы НПВО и МКБ “Новатор” предусматривали переоборудование практически исчерпавших свой срок хранения ЗУР типа 3М8 в ракеты-мишени.

К сожалению, дальнейшая судьба коллектива сложилась нелегко. Весной 1994 г. ввиду трудного финансового положения руководство НИИТП, на территории которого НПВО “Пламя” арендовало помещения, приняло решение преобразовать НПВО в ОКБ, структурно входящее в состав НИИТП. Позднее приказом начальника НИИТП в апреле 1994 г. НПВО было вообще ликвидировано. В связи с этим коллектив “бондарюковцев” был вынужден перебраться на другую производственную базу, образовав ЗАО ОКБ “Пламя”. В феврале 1998 г. предприятие вошло в состав ГНПЦ “Звезда-Стрела” под наименованием ОКБ ДУ “Пламя".

Заметим, еще в совке стало понятно, что испытание ракеты с ядерной энергетической установкой невозможно провести на "полную дальность", и остро встали вопросы экологии. Это значит, что в случае успешной реализации проекта, надо было провести с десяток пробных пусков ракеты, а поскольку она была совершенно секретной, летать должна была кругами и исключительно над территорией совка.

Но в конце концов, она должна была упасть, и ядерная установка разрушилась бы, что неизбежно приводит к радиоактивному заражению места падения, с непредсказуемыми последствиями. Хорошо, если ракета отработает штатно, и ее можно уронить в малозаселенных районах Таймыра или на острове в Северном океане, а если что-то пойдет не так, и она грохнется вблизи населенного пункта, или не дай бог, ее потеряют и она уйдет из воздушного пространства совка?

И еще один важный момент. Из текста видно, что правительством была поставлена задача миниатюризации перспективной крылатой ракеты. То есть – кардинальное уменьшение ее размеров по сравнению с теми эскизами, которые имелись к этому времени. Ракета должна получиться массой 15-20 тонн и с полезной нагрузкой в тонну. Игрушка получалась отнюдь не миниатюрной и примерно в 10 раз тяжелее известного всем "Томагавка", который ассоциируется с крылатой ракетой.

В общем, что там запилили россияне из старых запасов КБ Бондарюка, трудно сказать, но надо понимать, что как-то особенно допиливать старые разработки давно некому, а потому – надо только представить, что пытается запустить выживший из ума старик, чтобы казаться крутым и грозным. Он делает то, что даже в совке показалось трэшем. Если испытания будут продолжены и запустят еще одну или несколько подобных ракет ("новейших" разработок), то россиянам надо готовится засовывать себе йод не только в рот, но и в любые другие технологические отверстия, ибо лучше раньше, чем никогда.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник:defence-line.org