"Я тебя породил, я тебя и убью!"

6 минут
43,5 т.
'Я тебя породил, я тебя и убью!'

Русская культура в России гибнет. Это не громкие слова, а констатация происходящего. Она гибнет на полях войны в Украине. Из-за этого нападения мир не просто теряет остатки уважения к России вместе с интересом к ее искусству и литературе, но изолирует ее как прокаженную. Таков финал трехсотлетнего феномена.

Видео дня

У истоков которого стояла Украина. Киев с полным правом может сказать словами Тараса Бульбы: "Я тебя породил, я тебя и убью!"

Впрочем, не по уму агрессивная Московия сама выкопала себе яму и покончила с собой. Не только в отношении культуры – Путин нанес смертельный удар стране как таковой. Мир отказывается не только вести бизнес в России и с ней, не только отменил полеты в нее, посещение ее портов, участие ее команд в спортивных состязаниях, научных учреждений в совместных проектах с западными, космические проекты и т.д., но также выставки и представления ее деятелей искусства, их концерты, рвет контракты с наиболее одиозными. Дошло до того, что русскую классическую музыку не хотят слушать, такое отторжение вызывает эта страна.

Может быть, со временем оно смягчится, но точно не через месяц (дай бог, чтобы за это время закончилась война) и не через год. Лет через 5-10 в лучшем случае. И можно уверенно утверждать, что прежнего интереса Россия уже никогда не будет вызывать. Кредит исчерпан.

Да, нападение на Украину стало решающим ударом и нетрудно предвидеть быстрое угасание культуры в России. Причин много. В первую очередь это финансы и цензура. И если свобода слова после краха режима вернется, то проблемы с финансами затянутся надолго, слишком много дров наломал Путин. По всей вероятности, экономику страны ожидает катастрофа, а при разрухе не до культуры.

Закроются многие театры, перестанут выходить газеты и журналы, в том числе электронные СМИ – по причине отсутствия айтишников. Боюсь, этот год станет последним для феномена толстого литературного журнала в России – они и так едва дышат и заполнены текстами невысокого качества. На западе же, полагаю, наоборот, по причине массовой эмиграции они обретут второе дыхание.

К примеру, замечательная газета ученых и популяризаторов науки "Троицкий вариант-Наука", достойно проявившая себя во время войны и организовавшая сбор подписей под известным письмом ученых и научных журналистов с протестом против нападения на Украину (его подписало более 8000 человек), уже пустила там вольный побег под названием Т-Инвариант.

И в области балета Россия уже не будет впереди планеты всей, и о большой науке придется забыть вместе с научно-популярными журналами и порталами. Разве что цирк и кинематограф сохранятся, да эстрада кабацкого пошиба. Это что касается "убью".

Относительно же "породил" следует подчеркнуть, что ученость в Москву шла из Киева. Вместе с интеллигенцией, этим главным носителем и ценителем культуры. Явление сие для Московии новое и до царя Петра I ее определенно не было. Но и он, созидая "регулярную" державу, заимствовал из Европы лишь технологии, внешний антураж, да армейский стиль управления. С этим багажом и с беспримерной жестокостью он и создал империю.

Однако жизнь быстро показала, что для обучения специалистов, развития тех же военных технологий нужна наука, а в ней вчерашние сержанты гвардии разбирались неважно. Искусства опять же пришлось заводить для державного политесу, кунштюки насаждать. Дабы соответствовать. Империи ведь ежели и создаются силой оружия, то скрепляются культурным обаянием метрополии.

Чем Москва похвастать не могла. Быстро выяснилось, что собственных Невтонов она рождать малоспособна. Ее почва отторгала интеллектуалов, эта дикая целина, политая ядом агрессивного невежества. Даже первопечатник Федоров был там затравлен и сбежал во Львов, несмотря на протекцию царя. Примеряя шапку Мономаха и величие Третьего Рима, Белокаменная старалась и на этом поприще, она принимала меры, но весьма самобытные.

Как известно, римские библиотеки составлялись поначалу из захваченных, купленных и скопированных книг эллинских, а впоследствии делились на две секции, римскую и греческую. Москва же, оказавшись в схожей ситуации, начала развитие своей книжности с уничтожения более развитых конкурентов. Так, в 1626-1628 гг. в ней была запрещена украинско-белорусская книжность, а в 1627 г. указом царя и патриарха было велено собрать книги украинской печати и сжечь. В 1690 г. Московский собор проклял и осудил на уничтожение произведения украинских писателей, так как "киевцькие кніги прельсти латинськия утверждают", наложив на них "проклятство и анафему, не точію сугубо и трегубо, но и многогубо". В 1693 г. патриарх запретил привозить украинские книги в Москву и послал письмо в Киево-Печерскую лавру о запрете издания книг на украинском языке.

Однако сии решительные меры результатов почему-то не дали, московская книжность и ученость не расцвели, и тогда за дело взялся безжалостный Петр I. Но и усилия царя-реформатора к успеху не привели, видимо, армейская модель в сем тонком деле не годится, умные люди строем не ходят. В общем, Москва оказалась интеллектуально стерильной и пришлось завозить умников с запада, из Европы, с Украины и Беларуси.

В 1709 г. царь приказал сократить число студентов Киево-Могилянской Академии с 2000 до 161, а лучшие научные силы перевести в Москву. Среди них были Иннокентий Гизель, Иоанникий Галятовский, Лазарь Баранович, Дмитрий Ростовский (Туптало), Стефан Яворский, Феофан Прокопович, Симеон Полоцкий и много других. Они-то и сыграли главную роль в развитии культурной жизни Московии, дали ей большую национальную идею и даже окрестили страну! Именно ректор Киево-Могилянской академии Феофан Прокопович стал автором тезиса о триедином русском народе и предложил это название – Россия.

"Украинцы принесли с собой всю свою большую культуру, ее влияние отразилось на Москве на всей жизни: зданиях, рисовании, одежде, пениях, музыке, обычаях, на праве, литературе и даже на самом московском языке. Вся жизнь составлялась тогда так, что становилось невозможным прожить без украинца. Всяких ремесленников доставали из Украины". (И. Огиенко, "Украинская культура").

Князь М. Трубецкой писал: "… Старая московская культура во времена царствования Петра умершая; и культура, которая с того времени живёт и развивается в Московии, является органическим продолжением не московской, а киевской, украинской культуры".

Вообще, всегда все новое и передовое шло в Москву с запада! Включая само слово "культура", появившееся там уже после смерти Пушкина. И никогда наоборот. Примеров интеллектуального влияния России на Европу не имелось вплоть до дягилевских сезонов и большой эмиграции. Плюс тот неоспоримый факт, что интеллектуальная репутация России во многом держалась на талантах более развитых покоренных стран. Метрополия уступала в развитии колониям, и стоило обвалиться гранитной имперской облицовке, стоило пресечься импорту мозгов, как началась деградация вплоть до похабной путинщины.

В общем, российскую культуру в немалой степени породила и выкохала украинская. Но на свою голову. Нескрываемая ненависть к Украине и нападение на нее объясняется, в частности, и этим: вместе с ее государственностью Путин хочет уничтожить саму мысль о первичности украинской культуры и о решающей ее роли в становлении культуры московской.

Понятно, что в том катаклизме, в который Путин вверг Россию, культура будет далеко не на первом месте среди забот и тревог россиян, но ничем помочь им уже невозможно. Да и не до того – они столько бед натворили в Украине, столько разрушений принесли, такой русиш культуриш блеснули, что неньке много лет придется отстраиваться и залечивать раны. Россия же, изолированная от мира, останется наедине с самой собой и это будет самым тяжелым для нее наказанием.

Резюмируя, заметим, что по большому киевскому счету 900-летняя попытка русификации северо-восточных земель не удалась. Татаро-монгольское иго тому виной или еще что, но истинной Русью, страной с европейской культурой они так и не стали. Что и показало нападение на Украину, обстрелы, варварские бомбардировки и попытки штурма матери городов русских.

Лев Гумилев писал: "Этногенез есть прежде всего процесс активной адаптации человеческих коллективов в среде – этнической и природной, причем ландшафтная среда заставляет людей вырабатывать комплексы адаптивных навыков – этнические стереотипы поведения". Гм, любопытно, как это ландшафтная среда сформировала у русских столь агрессивные стереотипы? Финно-угры, их предшественники и соседи по этой среде вполне мирные ребята. Может быть, дело все же не в ней?

На примере стереотипов России, как он их понимал, Гумилев возродил маргинальное доселе евразийство. И хотя его последователем стал сам Путин, учредив ЕврАзЭС, идея оказалась химерической. Синтез обернулся слиянием самого худшего от Европы и Азии, а чтобы не было стыдно, его выдавали за самобытную цивилизацию. Но попытка восстановить империю похоронила евразийство вместе с Россией. Однако упадок русской культуры касается только этой незадачливой страны, профукавшей свое будущее. Она продолжит жить в Украине и в русскоязычных диаспорах по всему миру и даже, возможно, испытает некоторый подъем.

disclaimer_icon
Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...