Возвращение временно оккупированных территорий и вступление в НАТО и ЕС: хорватский опыт для Украины

5 минут
30,9 т.
Возвращение временно оккупированных территорий и вступление в НАТО и ЕС: хорватский опыт для Украины

В связи c телефонными переговорами Байден-Путин, а затем Байден-Зеленский менее приметно в информационном пространстве Украины прошел официальный визит в Киев премьер-министра Хорватии А. Пленковича, а жаль. Однако запомнилась оперативная реакция главы Украинского государства в соцсетях на выпад президента Хорватии З.Милановича против А.Пленковича относительно тайминга этого официального визита в Украину. В.Зеленский спросил у хорватского президента, а как бы себя чувствовала Хорватия, если у ее границ стояла более стотысячная вражеская армия. Вместе с тем, в это непростое для Украины время нам нужно еще раз внимательно присмотреться к хорватскому опыту возвращения временно оккупированных территорий и вступления в НАТО и ЕС.

Напомню лишь несколько важнейших фактов наших двусторонних отношений. 05 декабря 1991 г. Хорватия одной из первых стран мира признала государственную независимость Украины, а 11 декабря 1991 г. Украина была третьей страной мира, признавшей государственную независимость Хорватии. Поэтому проведение официального визита главы хорватского правительства происходило во время важного события: 30-летие празднования взаимного признания обновления государственной независимости.

В ходе визита А.Пленкович и президент В.Зеленский подписали совместную Декларацию по европейской перспективе Украины, где фиксировалась полная поддержка Загребом процесса европейской и евроатлантической интеграции Украины, состоялось очередное заседание Совместной межправительственной комиссии по вопросам экономического сотрудничества по итогам которого было подписано три двусторонних соглашения, итоговый протокол, а также проведен украинско-хорватский бизнес-форум, который открыли два премьера. То есть достаточно насыщенный визит главы правительства дружественной для нашего государства страны, однако хотел бы остановиться на нескольких слишком важных вещах, оказавшихся за кадром.

Прежде всего, во многом у нас сходство исторической судьбы наших стран и двух народов. Напомню, что в конце 6 ст. с территории современной Украины, среднего и верхнего течения реки Днестр племена хорватов переселились в новый регион обитания - между Дунаем и Адриатическим морем. Это уникальный случай переселения славян с нашей территории на новые территории, в частности, Балканский полуостров. Ведь переселившееся славянское население дало название новому государству по собственному имени хорватских племен.

Однако, из своих земель на верхнем Днестре ушли далеко не все племена хорватов: часть их осталась, и в истории нашего государства они известны как "белые хорваты", позже ставшие этнической частью украинского народа, который стал зарождаться на территории государства Русь с центром в Киеве. Через определенный исторический период хорваты, как и наши предки, русы-украинцы потеряли свою государственность, а вот в 1991 году ее возродили. И здесь, внимание: хорваты сразу попадают в тиски внешней агрессии и внутренней сецессии, что сопровождалось временной потерей 27% собственной территории. Им пришлось с нуля создавать собственные вооруженные силы и обеспечивать соответствующее их оснащение в условиях международного эмбарго на поставку оружия.

Как результат, временная потеря территорий сменилась процессом их постепенного возвращения вначале вооруженным путём. Это касалось земель, далеко от хорватско-сербской границы. А вот часть территорий - восточная Славония, западный Срем и Баранья, граничащие с Сербией, были деоккупированы мирным путем – дипломатически-политическими переговорами и подписанием Эрдутского соглашения, во многом напоминающего Минск. Процесс мирной деоккупации длился два года и использовал механизм применения миротворческой миссии ООН, сыгравшей важную роль в процессе реинтеграции. Там местные выборы проводились до введения хорватского контроля над неконтролируемым участком хорватско-сербской границы. Но как и в Минских соглашениях, где пунктом 10 предусмотрено "вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников", а пунктом 4 "проведение местных выборов согласно украинского законодательства", на временно не контролированных хорватским правительством территориях местные выборы проводились после вывода вооруженных сил Сербии, а также за законодательством РХ.

Там также по всей стране были выступления радикалов, призывавших к применению армии в процессе деоккупации, а не мягкой политико-дипломатической силы. Между тем президент РХ Ф. Туджман заявил, что освобождение военной силой территорий на границе с Сербией и где находятся регулярные сербские войска, очень дорого будет стоить хорватскому народу, поэтому он не допустит спекуляций по этому вопросу. Тогда в хорватском войске были определенные автономные подразделения добровольцев, действовавшие с самых первых дней агрессии на хорватскую государственность, но они были строго предупреждены об уголовной ответственности в случае поддержки политических нападок на курс мирной реинтеграции. Противники позиции президента Ф. Туджмана, представлявшие себя как большие патриоты государственности, так и не решились на открытый мятеж, которым угрожали действующему правительству. И только с годами большинство из них признало политическую мудрость решения хорватского главы государства о пути мирной деоккупации.

Кстати, эти территории получили специальный статус, но в большинстве он касался экономического характера – путем провозглашения свободных экономических зон, освобождения от ряда налогов и финансового поощрения центральным правительством создания на бывших оккупированных территориях новых рабочих мест. Были и определенные политические уступки, и по возвращении бывших оккупированных территорий в государственно-правовое пространство Хорватии их потихоньку "забыли".

Украинское государство тоже прошло свой путь военной деоккупации части оккупированных территорий на украинском Донбассе летом 2014 г. Сейчас перед нами, как и в Хорватии процесс мирной реинтеграции. Как и когда-то в Хорватии, у нас большое количество противников процесса мирной реинтеграции, представляющих себя великими патриотами. Только замена мирной реинтеграции военной вызовет широкомасштабную войну с РФ и Москва информационно сыграет в мировом медиа поле, что Украина является агрессором, хотя речь идет о наших территориях. И тогда адские санкции коллективного Запада в отношении Москвы вряд ли будут применяться, потому что США, Франция, Германия, страны НАТО видят именно в минских соглашениях, подобных Эрдутской, перспективу возвращения временно неподконтрольных территорий Донбасса его законному владельцу – Украинскому государству. А без деоккупации наших территорий на Донбассе, или как некоторые предлагает вообще от них отказаться, мы не подберемся к вопросу освобождения Крымского полуострова, что и является задачей российской внешней политики.

Поэтому будем очень внимательны. Вместо Минских соглашений Москва не пойдет на подписание лучшего для Украины документа, да еще обвинит Киев в срыве мирного процесса и обратится в ЕС снять санкции с РФ, ведь именно Украина якобы саботировала Минские соглашения, о чем Москва уже говорит много лет. Но такой желанный для Москвы сценарий развития событий Киев сделает невозможным своей государственной поддержкой Нормандского формата и Минского процесса, потому что сейчас это очень важный национальный интерес. А по возвращении временно оккупированных территорий в Украину откроется куда лучший путь вступления в НАТО и ЕС, как это успешно сделала дружественная нам Хорватия.

disclaimer_icon

Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...