Черти дергают за язык!

Черти дергают за язык!

На "Свободе слова" сколько ни тужились, общий язык найти не могли

Евро уплыло – политики вернулись к работе. Значит, есть возможность снова начать молоть языками о языке. Как там у нас с Европейской хартией региональных языков? Так она и в Европе не работает, успокоили эксперты, а вообще нужно учить не русский, а английский. Далее эксперты предположили, что европейский хрен нам слаще, чем русский язык (мол, мочащиеся шведы оппозиционеров не раздражали), что без консенсуса язык с места не сдвинем, что очевидна политизация языкового вопроса, что во всем вина национал-демократов.

Видео дня

Вечер сразу перестает быть томным, томно заметил Евгений Копатько, а проблема не в хартии, а в нас самих.

60% зрителей посчитали, что языковой вопрос не станет камнем преткновения в развитии страны.

Непозволительно указывать украинцу, на каком языке изъясняться

К микрофону позвали Вадима Колесниченко, а он начал с истории, с волынской резни. Тогда украинцы прятали поляков от украинцев. Кто выше в моральности? – с видом потрепанного в Верховной Раде Гамлета задал вопрос Колесниченко.

Люди хотят разговаривать на родном языке, а в законе русификацией и не пахнет, заявил депутат. Никто закона не читал, а все рвутся его раскромсать. Непозволительно указывать украинцу, на каком языке говорить.

Львовско-галицкие диалекты Колесниченко по-доброму назвал отрыжкой. Львовян послал в Полтаву, к Кобзарю. На упомянутые претензии Головатого ответил вопросом: где тот покупал диплом юриста?.. А вообще Колесниченко защищает право человека говорить на выбранном им языке.

Есть три проблемы – перевод аннотаций к лекарствам, ведение дел в административном суде и язык чиновников, заметил Вадим Денисенко: их решить – и все будет как до строительства Вавилонской башни. Колесниченко перешел к ликбезу и пробежался по деталям законопроекта.

Больше всего врут во время охоты, во время войны и перед выборами, сомнительно сославшись на Станислава Ежи Леца (чаще в этой подборке упоминается "во время секса"), провозгласил Владимир Яворивский и напомнил, что закон Колесниченко будет стоить нам 17 млрд. Тот в ответ признался, что обожает украинский за широкое употребление глагола "брехать": вот, Яворивский и брешет, как собака. Никаких затрат закон не требует – ну, в худшем случае пару десятков миллионов.

Ирина Фарион потребовала от Колесниченко извинения за словосочетание "некий коренной этнос". Не получила. Но от микрофона подвинула.

На войне, как на войне

Вся в светлом, Фарион напоминала одряхлевшую Офелию, в свое время вытащенную из омута и отправленную в ссылку во Львовскую область. Нынче обсуждаем тему души народа, пояснила гостья. Писали закон не профессионалы – колхозный агроном Колесниченко и специалист по автомобильным дорогам Кивалов. По какому праву? А закон-то писан в Кремле, с которым Украина находится в состоянии войны с XVIIвека.

Нет такого понятия "региональный язык", принялась Фарион учить ученых. А родной язык – это язык рода, пустилась она в ликбез на довольно высокой скорости… Андрей Куликов даже склонил голову на сторону и припомнил мусульман и иудеев. Но Фарион продолжала строчить про войну между Украиной и Россией.

Далее пошло про этносы, у каждого из которых своя дорога. Для неукраинцев остается одно – интегрироваться, работать на эту державу, пояснила Фарион. Крымских татар он, впрочем, пожалела и приголубила.

Какие могут быть вопросы к национал-социалистам? – ухмыльнулся Владимир Корнилов и "по-научному" назвал произнесенное Фарион "галиматьей". За государственный статус русского голосовали миллионы украинцев, вот регионалам и приходится выполнять свои обещания.

Фарион предложила власти провести референдум и исчерпать языковой конфликт – более половины украинцев поддержат один государственный язык.

Тарас Березовец предложил лучше обратить внимание на качество русского языка в Украине, а Фарион напомнила об ошибках в законе КаКа (Кивалова-Колесниченко).

Крик поднялся вокруг Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств – как она называется и кто ее принимал. У нас ее протащил Медведчук – это "страховысько", вставила Фарион...

Благословите детей и малые народы

Сергей Гриневецкий предпочел выступать в роли практика из Одессы. Хартия не работает из-за централизованной ситуации. А Одесская область была издавна признана лабораторией межнациональных отношений – чего в ней только не намешано.

Когда кукольный театр ездил по области, старшие дети переводили младшим на молдавский, гагаузский и прочие языки, сделал исторический экскурс Гриневецкий. Мы за государственные бабки ставим памятники Мазепе и Екатерине II, так что ж на языки не можем потратиться?..

Раз уж мы нырнули в гамлетовские сравнения, то придется и Гриневецкому выделить персонаж. Вид у него был уж больно социалистически-партийный, потому просилась аналогия лишь со вторым могильщиком, избранным секретарем райкома…

Получилось в точку. Сам Гриневецкий призвал поднимать конкурентоспособность украинского языка и припомнил времена своей бытности секретарем обкома партии. Ребятам из "Руха" он швырнул денежки, они принялись учить крестьян читать стихи, и в результате Одесская область получила двух лауреатов госпремии. Деньги нужно выделять на развитие языка!..

Разве язык завоевателя может стать объединяющим? – с видом оскорбленной эринии спросила Фарион. Гриневецкий ответил ей словами Расула Гамзатова: если бы не русский, он остался бы поэтом одного ущелья.

Гость привлек внимание к разнообразию украинских регионов. А национальной идеей должна стать справедливость!

Нашу мову не уничтожат!

Последним оратором стал Владимир Яворивский, тоже почти весь в белом. Он припомнил, что когда он объезжал Украину, нигде не поднимался вопрос о языке, даже гагаузы не роптали. Да и на черта им нужен государственный язык в Одесской области? Закон же тянут бездарные политики, чтобы прикрыть свои провалы. Азаров не Бальцерович, а вопрос о языке надуман.

Яворивский объяснил, что 17 млрд. будет стоить предвыборная кампания Колесниченко. Все статьи закона – антиконституционны! Даже Литвин признал, что проблема крайне болезненная и надо перенести принятие закона. Не паникуйте, обратился гость к украинцам, даже если злодеи протянут закон, новая Рада его отменит. Никакой Колесниченко, никакой Кивалов нашу мову не уничтожат!

Гриневецкий попросил Яворивского не оскорблять гагаузов, но тот продолжал бушевать… Депутат вполне сошел бы за Клавдия, вовремя поменявшего датский трон на уютное место главы Союза украинских писателей…

Значит, в европейское сообщество не собираемся, остаемся хуторянами? – поинтересовался Колесниченко, за что получил ушат разоблачений от Яворивского. Далее тот напомнил о Кучме, освоившем украинский, Ющенко, от которого ничего, кроме "балачок", не исходило, и поведал, что по ночам сам строчит законопроект о языках, и пробьет час, когда он подарит его украинцам.

Почему же оппозиция строчит поправки к законопроекту? – уколол Дмитрий Джангиров. 2040 поправок, уточнил Куликов. Яворивский сослался на Набокова, который после перечисления поправок выдавал вердикт: это все мелочи, поскольку сам роман – коту под хвост. Но сам пообещал защищать идиш, а не еврейский язык, как записано в законопроекте.

…Эксперты поведали, что есть угроза потери украинского языка, а затем и государственности, что пора научиться понимать и принимать друг друга, иначе нам грозит югославский сценарий, что лучше политикам не вмешиваться в деликатные сферы. А может, вообще отменить государственный язык? – смело предложил Корнилов.

На протяжении программы я кивал на шекспировского "Гамлета", но в финале из нутра вырывалась фраза из другой пьесы: "Чума на оба ваши дома!.."