Первый зам Кличко Поворозник: обыски в Киеве – это политика. Но мы не жалуемся и продолжаем работать

23 минуты
74,9 т.
Первый зам Кличко Поворозник: обыски в Киеве – это политика. Но мы не жалуемся и продолжаем работать

К городским властям Киева всегда было приковано особенно пристальное внимание. Каждый шаг, каждое решение столичных власть имущих изучается чуть ли не под микроскопом – и беспощадно критикуется. Временами – заслуженно. Временами – не очень. Еще больше усилилось это внимание в последнее время, когда информационное пространство раз за разом трясет от сообщений, правоохранители в очередной раз пришли с обысками на очередное коммунальное предприятие столицы.

Чем объясняется лавина обысков в Киеве? Почему громкий проект реконструкции Шулявского путепровода резко подорожал вдвое? Когда будет – и будет ли вообще – метро на Троещине? И готова ли столичная власть к третьей волне пандемии и насколько высока вероятность того, что в Киеве придется объявлять новый локдаун?

Обо всем этом OBOZREVATEL расспросил у первого заместителя председателя Киевской городской государственной администрации Николая Поворозника.

Видео дня
Николай Поворозник, первый заместитель председателя КГГА

– Уже полтора года мы живем в условиях пандемии. Удалось ли киевской власти приспособиться к новым условиям? Что, оглядываясь на пройденный путь, можно назвать самым тяжелым испытанием?

– Мы были первопроходцами фактически. Никто не понимал, что и как делать вначале – начиная от организации медицинского обеспечения и заканчивая организацией жизнедеятельности непосредственно самого города. Но я считаю, что мы справились – и в первую волну коронавируса, и во вторую. Во вторую, кстати, приходилось сложнее: было значительно больше больных, и тяжелобольных, в частности. Многие люди нуждались в кислородной поддержке, реанимации. Ведь вирус мутирует и усугубляет протекание заболевания. Но – мы справились.

Как живет город? Думаю, и жители Киева, и власть приспособились к новым условиям, в которых мы вынуждены теперь жить. Во всем, начиная от масок и заканчивая непосредственно организацией работы предприятий. Переформатируются также взаимоотношения – и некоторые изначально вынужденные меры останутся с нами и после завершения пандемии. Например, все сейчас оценили преимущества дистанционной работы. Это мировой тренд.

Город функционирует сейчас в зеленой зоне, практически никаких ограничений нет, а мы, власть, используем это время, чтобы подготовиться к следующей волне. Активно проводим вакцинацию, готовим больницы – делаем все необходимое, чтобы быть готовыми оказать помощь всем, кто в ней будет нуждаться.

Что было самое сложное? Наверное, принимать непопулярные решения, влияющие на обычную жизнь людей. На Киев же все смотрели, как на флагмана. Наши больницы едва ли не первыми начали принимать больных ковид. Мы первыми вводили те или иные ограничения в городе. И их надо было аргументировать, доказывать, что эти решения – необходимы.

Сложно было наладить работу медицинских учреждений в новых условиях. В то время больницы и медицинский персонал не были на 100% готовы к тому, чтобы справиться с таким количеством больных. Но мы делали все от нас зависящее – и получили фидбэк от врачей, что наши действия дали им возможность "перегруппироваться", мобилизоваться – и начать работать на полную мощность.

И это – в условиях, когда вначале не было же ничего. Даже элементарных средств защиты – тех же масок, перчаток. И изготавливать их не было возможности: производства, которые могли это делать, остановили работу из-за карантина. Но нам удалось обеспечить больницы масками и перчатками – еще до того, как они начали поступать в аптеки. Ведь очень важно обезопасить врачей. Мы просто не могли себе позволить, чтобы медики по болезни "выпадали" из работы даже на две недели.

Поэтому самое сложное – поиск решений и их принятие. Мы тогда работали практически в режиме нон-стоп. Каждый день собирался штаб, куда входили представители всех причастных к этому подразделений, департаментов и управлений – и здравоохранение, и транспорт, и санитарный врач, и Госпродпотребслужба... Вместе мы изучали ситуацию, моделировали возможные решения, принимали их – и несли за них ответственность. Как делаем это до сих пор.

И то, что мы делали, как показало время, сработало: нам удалось прервать цепочки заболевания и остановить его распространение.

– В мире уже говорят о третьей волне пандемии. По прогнозам медиков, в Украину она докатится где-то осенью. Готовы к этому?

– Если говорить о больницах – мы готовы полностью. У нас подготовлено много койкомест, больницы обеспечены всем необходимым, врачи имеют опыт лечения коронавируса.

В столичной власти уверяют: киевские больницы готовы к третьей волне коронавируса

Другое дело – готовы ли к новой волне жители города. Здесь есть большие вопросы. Потому что когда выходишь на улицу – такое впечатление, что никакой пандемии нет. Не соблюдается социальная дистанция, люди забыли о средствах защиты...

На сегодняшний день уровень заболеваемости в Киеве небольшой. Но сейчас это уже Дельта-штамм COVID-19, который чрезвычайно быстро распространяется. Болезнь "молодеет". В больницы все чаще попадает молодежь и дети, которые в первую-вторую волну переносили болезнь практически на ногах.

Мы понимаем, что так или иначе нам придется снова принимать решения о дальнейшей работе городской инфраструктуры в случае, если третья волна к нам докатится. Хотя сейчас ситуация несколько лучше, чем в начале пандемии. Хотя бы потому, что уже есть нормативные документы, по которым можно работать. Мы сейчас их несколько корректируем, ведь большое количество людей уже вакцинированы. Надо будет комбинировать ограничения – если их придется вводить. Но я оптимист. Думаю, локдауна мы не допустим – и потребности полностью закрывать город удастся избежать.

– Что имеете в виду под комбинированием ограничений? Какие-то "преференции" для вакцинированных жителей?

– В известной степени – да. Если люди, несмотря на всеобщую истерию, решились и сделали прививки, не отказываются от маски, антисептиков, ведут достаточно осторожный образ жизни, учитывая болезнь – по моему мнению, им нужно давать возможность работать и жить в привычном для себя режиме.

– Есть уже видение, как это будет работать?

– Есть соответствующие обращения, например, от тех же рестораторов. Они готовы работать в локдаун, учитывая, что будет вакцинирован весь персонал заведений, а посетителей будут допускать при предъявлении паспортов вакцинации. Но это все пока – на уровне идей, которые только нарабатываются. Сейчас, в отличие от первой волны, мы можем также смотреть на мировой опыт. И вырабатывать определенный "гибрид" ограничений – в случае, если их таки нужно будет вводить.

От предыдущих локдаунов больше всего пострадала экономика. И все понимают: еще одного повторения жестких ограничений вроде тех, которые уже были, она может не выдержать. Убежден: город должен работать.

– Защита бизнеса от удара в столице сейчас является одним из приоритетов?

– Да. Потому что это рабочие места, зарплаты для людей. Это жизнь. Поэтому мы и ищем сейчас оптимальные варианты работы города в условиях определенных ограничений. Еще раз повторюсь: очень надеюсь, что локдауна удастся избежать. Что нам не придется полностью закрывать город, вводить спецпропуска и так далее. Но мы понимаем, что возможно и такое развитие событий. Поэтому готовимся ко всему.

– Кстати, по поводу спецпропусков. В последнее время об этом много говорят, в частности, что городские власти уже собирают списки работников предприятий критической инфраструктуры. Знаю, что вы объясняли это разработкой алгоритма, как этот режим будет работать. В чем он будет отличаться от предыдущего опыта?

– По сути – ничем. По форме – учитывая цифровизацию, мы решили эти спецпропуска не печатать, а сделать электронными и раздавать на средства коммуникации. В остальном все будет работать, как раньше.

Приоритет будет отдан объектам критической инфраструктуры, которые точно должны работать даже в режиме красной зоны и строгого локдауна. Работники этих предприятий получат электронные пропуска для пользования общественным транспортом. Пошаговая инструкция уже размещена на сайте.

Напомню: решение о закрытии общественного транспорта пока входит в компетенцию местных властей. В предыдущие разы мы не останавливали транспорт, а переводили его в спецрежим для перевозки пассажиров, которые вынуждены работать и в режиме локдауна. Преимущественно это предприятия, имеющие отношение к обеспечению жизнедеятельности города, торговля и центральные органы исполнительной власти. У Киева же есть своя специфика. Министерство обороны, другие министерства должны работать при любых ограничениях. И мы должны обеспечить им такую возможность.

– Во время предыдущих локдаунов было немало сообщений о подделке бумажных спецпропусков. Как защищать от подделки электронные?

– Подделать такой пропуск будет не так просто, как бумажный. Но здесь же дело даже не в этом. Можно сколько угодно соревноваться, у кого лучше ксерокс. Но важно отношение горожан к ограничениям, которые вводятся. Все должны понимать: мы это делаем не для того, чтобы не дать кому-то проехаться в автобусе. Это вынужденный шаг, имеющий целью остановить распространение болезни. И чем быстрее все это поймут и остановятся на неделю-две, когда вводится жесткий локдаун – тем быстрее он будет отменен. Практика же показала: когда мы в последний раз в две недели переходили в режим строгих ограничений – это дало свои плоды. И сегодня мы живем в зеленой зоне.

– Судя по тому, сколько драк было за возможность сесть в автобус или маршрутку, когда действовали эти ограничения – их цель и важность соблюдения понимают не все.

– Не все, к сожалению. Именно поэтому я и говорил в начале разговора, что труднее всего было принимать сложные и непопулярные решения – и объяснять их необходимость киевлянам.

– И как – удалось вам, по вашему мнению, построить правильную коммуникацию с жителями города?

– Могу сказать, что большая часть горожан с абсолютным пониманием относится к тем мерам, которые вводятся. Мы это видим сегодня по той же вакцинации. Это – отзыв и оценка коммуникации между властью и киевлянами.

– Киев, наверное, является лидером по проценту вакцинированных?

– Совершенно верно. Мы являемся лидером на сегодня. Хотя на самом деле нам не с кем соревноваться. Мы должны соревноваться сами с собой, убеждать самих себя. И примеры в мире, и примеры в Украине подтверждают: вакцинация работает. Посмотрите, например, на Моршин. Там был проведен эксперимент в части максимальной вакцинации людей. Несколько дней назад читал: с 20 июня в городе не зафиксировано ни одного заболевания COVID-19. Вакцинировано около 70% жителей города.

Поэтому если мы будем иметь 70% вакцинированных – о пандемии можно будет уже не говорить.

– А сколько имеем сейчас?

– На сегодня имеем более миллиона прививок. Две дозы у нас получили около 385 тысяч. Работа идет. Но даже первая прививка уже запускает работу иммунной системы и это точно сработает при новой волне.

– По крайней мере, течение болезни будет легче.

– Именно так. Конечно, мы понимаем, что вакцинация не является панацеей от болезни. Но посмотрите на вакцинацию от обычного гриппа: человек вакцинированный может заболеть – но перенесет заболевание легче.

А это дает надежду на то, что мы сможем справиться с возможным нашествием больных в больницах.

– Как с вакцинами? Достаточно их? Откуда они поступают?

– Мы стараемся закупить вакцины самостоятельно. Но сегодня по государственной линии у нас достаточно вакцин, чтобы обеспечить нынешние темпы вакцинации. Ежедневно в Киеве прививки получают более 20 тысяч человек. Мы открыли большой вакцинационный центр на МВЦ – отдельная благодарность руководству центра. Мы сделали там эталон. Таких центров больше в Украине нет.

И это – об отношении к болезни. Люди идут и вакцинируются. Мы проводим вакцинацию в больших коллективах, вакцинируем медиков, которые, по сути, до сих пор на передовой борьбы с болезнью. Сейчас в столице провакцинировано 99,5% всех работников медицинских учреждений.

Сейчас ставим перед собой цель до 1 сентября или в начале новой волны максимально вакцинировать учителей. Наша цель – прививки должны получить до 85-90% работников образования.

В КГГА уверяют: столичные больницы обеспечены всем, что необходимо для лечения пациентов с COVID-19

– Кроме вакцинации учителей, как еще город готовит образовательные учреждения к третьей волне и к возможным ограничениям?

– У нас наработаны несколько вариантов развития событий. Я очень надеюсь, что мы не будем переходить на дистанционную форму обучения. Но если такая необходимость возникнет – будем предлагать такие формы обучения, которые были в прошлом году. У нас все это проработано – и телевизионные уроки, и онлайн-программы прописаны. Если же дети пойдут в школу – мы сейчас готовимся к тому, чтобы занятия в классах были безопасны. Город выделяет в этом году около 90 млн на то, чтобы обеспечить образовательные учреждения необходимыми дезинфицирующими средствами, средствами защиты – чтобы можно было нормально работать.

– А для больниц планируете дополнительно что-то закупать? Оборудование, например?

– Мы смогли максимально обеспечить больницы еще в прошлом году. Тогда город выделил почти миллиард гривен для закупки необходимого. И делать это приходилось очень быстро.

Сейчас такой большой необходимости нет, поскольку, как я сказал, медучреждения обеспечили основным необходимым. В этом году мы выделили около 250 миллионов гривен на подготовку больниц к приему больных. В столичных медучреждениях есть лекарства, есть средства защиты, есть кислород – все то, что необходимо, чтобы оказать помощь. Всего достаточно. Если же где-то точечно чего-то и не хватает – оно оперативно докупается, либо за деньги города, либо за собственные средства больницы.

Мы сейчас наибольшее внимание уделяем реанимационным отделениям. Потому что видим, что большое количество больных сегодня нуждается в реанимации.

В столице 16 больниц будут принимать больных коронавирусом в первую очередь, еще 7 медучреждений готовят дополнительно

Сейчас в Киеве 16 больниц определены больницами первой очереди – они готовы принимать больных коронавирусом. Это две детских больницы, остальные – для взрослых. Кроме того, внутренними решениями мы сейчас готовим еще 7 больниц к тому, чтобы они были готовы госпитализировать таких пациентов, если вдруг медучреждения первой очереди не будут справляться. Это – более 5600 дополнительных койкомест.

Поэтому – мы готовы к третьей волне.

– Есть прогнозы, когда она может докатиться до столицы?

– Учитывая информацию о серьезном распространении Дельты в южных регионах и то, что сейчас – сезон отпусков – когда люди начнут возвращаться с отдыха в город, когда на обучение съедутся студенты, нам будет чем заняться.

– Не думали ли киевские власти над возможностью введения обязательной вакцинации?

– Не думаю, что мы будем принимать такие решения. Мы считаем, что самое главное – достучаться до людей, объяснить, почему вакцинация необходима. Но она так или иначе остается делом добровольным. Никто никого насильно на прививку тянуть не будет. Людей надо убеждать.

– Но как раз "бонусами", определенными "преференциями" это и можно, наверное, сделать эффективно. Возможность избежать строгих ограничений в случае их введения – отличный стимул для тех, кто еще колеблется – вакцинироваться или нет.

– Об этом и речь. Хотя, скажу вам, вакцинация у нас напоминает "снежный ком": чем больше людей получают прививки – тем больше приходит новых желающих вакцинироваться. У нас так было с медиками. В начале согласились вакцинироваться около 30% работников медучреждений. Остальные – настороженно наблюдали. А дальше – пошло, цифры, которые имеем сейчас, я вам называл: почти 100% медиков вакцинированы.

Такая же ситуация – с педагогами. Поэтому есть надежда, когда они вернутся из отпусков – вакцинируются все.

А по поводу "бонусов"... Разве это не лучший "бонус" – возможность остановить пандемию и вернуться к привычному ритму жизни без ограничений? Если мы этого хотим – должны вакцинировать не менее 70% жителей города. Тогда можно будет сказать: мы преодолели пандемию.

– Пандемия – это огромный вызов, бесспорно. Но борьбой с коронавирусом задачи городской власти ведь не исчерпываются. Как сказались новые условия, новые реалии на работе коммунальных служб, на реализации инфраструктурных проектов?

– Сказать, что пандемия никак на это не повлияла – я не могу. Было много ограничений, в частности, по работе города, по строительству и тому подобное. Но основные задачи, которые мы перед собой ставили – реализуются. Выполняются крупные инфраструктурные проекты, строятся школы, продолжается подготовка к отопительному сезону (в прошлом году мы его даже в условиях пандемии провели достаточно удачно). Все, что можно делать в условиях ограничений – мы сделали.

И в этом году сделаем все, что планировали. Я не хочу сейчас рассказывать о бюджетных недополучения и о тех льготах, которые мы предоставляли малому бизнесу, который должен был как-то выживать, когда все закрывалось... Мы с пониманием ко всему этому относились. Могу констатировать: в условиях, которые есть на сегодня, город работает на полную мощность.

Поворозник: город работает на полную мощность

– Вместе с тем, хоть вы и говорите, что все шло по плану, завершение реконструкции, к примеру, Шулявского путепровода откладывается во времени. Почему, кстати? Из-за карантина?

– Частично – и из-за карантина. Ведь иностранных специалистов, которые должны были выполнять значительный пласт работ, мы вынуждены были ждать по 2-4 месяца. Потому что то там границы были закрыты, то здесь ограничения на въезд вводились.

Но главная причина задержки заключается в ситуации с 5-м цехом завода "Большевик", который мешает нам достроить наконец полностью Шулявский путепровод. Мы никак не можем достичь договоренностей с Фондом госимущества в части выкупа этого 5 цеха для общественных нужд.

– Соответственно, вы не можете сказать, когда работы будут завершены? Потому что нет понимания, когда будут достигнуты те договоренности?

– Основные работы, которые нужно было сделать по мосту, чтобы запустить проезд – выполнены. Автомобильное движение на центральной части открыто. Сейчас вопрос – в окончании работы по съездах и окружающих улицах, которые использовались для объезда. Асфальтное покрытие там, к сожалению, практически разрушено за время, пока прямой проезд был закрыт. Поэтому возникла необходимость отремонтировать несколько прилегающих улиц, в частности, Гарматную, Выборгскую, Нестерова... Фактически речь идет о том, чтобы сделать новые улицы.

Что же касается 5 цеха – ожидаем, что где-то на октябрь наконец будет решение от Фонда госимущества. И после этого работы останется где-то на полгода: снести этот цех и построить два съезда с моста. Если все будет так, как мы рассчитываем, до следующего лета мы закончим Шулявский путепровод полностью.

В КГГА надеются закончить реконструкцию Шулявского путепровода до лета 2022

– Почему его строительство так сильно подорожало – с 600 миллионов гривен в начале до почти 2 миллиардов сейчас?

– Комплекс причин. Во-первых, вынужденная растянутость работ во времени. Во-вторых, необходимость ремонта дорог на улицах, о которых я говорил и которые были повреждены в результате ремонта моста. В дополнение, за время, прошедшее с начала реализации проекта, произошло много изменений, в частности, в нормативных документах. Согласно новым требованиям мы вынуждены были добавить туда несколько дополнительных лифтов, например – сверх того количества, что было запроектировано изначально.

В первоначальный проект с момента начала работ мы вынуждены были внести определенные коррективы. Приведу пример. Вы же знаете, что на время ремонта мы практически не закрывали движение по проспекту Победы. И это также привело к некоторому удорожанию, ведь при таких условиях приходилось использовать совсем другие технологии. Напомню: у нас там работала голландская компания, которая монтировала мостовые пролеты. Это потребовало соответствующей техники, которую также привозили из-за границы. И влекло за собой дополнительные расходы. Ведь в первоначальном варианте проекта предполагалось, что мы просто перекроем движение полностью, разрушим остатки старого моста и построим новый непосредственно на месте.

Реализация проекта по Шулявскому путепроводу подорожала вдвое

Я хотел бы еще обратить внимание: работа должна стоить столько, сколько она стоит. Она не может стоить дороже и не может стоить дешевле. И практически по всем объектам, которые строятся в Киеве, мы платим деньги только после того, как проведены все соответствующие строительные и дизайнерские экспертизы – как по проекту, так и по выполненным работам.

Простой пример. Помните, когда стеклянный мост строился – сколько криков было, что там все украдено? Так вот: когда все говорили, что деньги уже разворовали – мы еще ни копейки не заплатили: ждали результатов экспертиз от профильных структур, которые провели анализ – и подтвердили те цифры, которые стояли в актах выполненных работ. И это касается не только технического надзора, но и финансовой составляющей.

По Шулявскому мосту и по любым другим объектам точно такая же практика у нас применяется.

Шулявский мост подорожал из-за изменений в проекте

– Если все сметы подтверждены экспертами, почему же тогда в адрес столичной власти раздается столько обвинений типа "украли"?

– Кому-то просто хочется так говорить. А для кого-то это элемент политической борьбы. И это обидно. Потому что из-за волн постоянного негатива нам все сложнее становится искать как подрядчиков, так и исполнителей работ на тех или иных объектах. Сейчас очень многие компании просто отказываются работать с бюджетными средствами. Говорят: у нас есть частный рынок, не хотим. Потому что знают, что потом их будут безосновательно обвинять.

События последних полгода это показывают. Эти все обыски – настоящая лавина обысков, которая прокатились по городу, – они, по большому счету, не касаются коммунальных предприятий. Они касаются подрядчиков и исполнителей работ.

На самом деле, для меня странно слышать обвинения в эффективности/неэффективности работы городской власти. Наша основная задача – эффективно использовать средства, которые есть у города, на задачи, которые определены как приоритетные. И есть целая куча контролирующих органов – как наших внутренних, так и государственных – которые мониторят ценообразование. Есть, в конце концов, система "Прозорро", тендерные процедуры и тому подобное. Когда работы выполнены – есть технадзор, строительные нормы и так далее. Но мы в итоге все равно получаем такую ситуацию и бесконечные голословные обвинения. И это в то время, когда в городе много всего делается, когда столица меняется!

Поэтому кроме политики других объяснений этой ситуации у меня нет.

– Создается впечатление, что ни к кому, ни к одному другому городу такого внимания пристального нет...

– Действительно нет. Все внимание сконцентрировано на городе Киев. Но мы вынуждены работать и в таких условиях. Уже через два месяца нам надо будет запустить тепло – в условиях резкого повышения стоимости газа. Нам надо делать другую важную ежедневную работу, без которой город не сможет функционировать. Мы никаких задач с себя не снимаем. Точно не жалуемся. Точно будем работать. И точно выполним те задачи, которые перед нами стоят. Город будет с теплом, с дорогами, с образованием, с медициной. Я в этом абсолютно уверен. И не вижу ничего, что могло бы нам помешать.

– Новости о все новых и новых обысках на различных коммунальных предприятиях мы видим в СМИ регулярно. А вот есть ли развитие какое-то в этих дел?

– Пока развития мы не наблюдаем. Никаких обвинений никому не предъявлено. Еще раз подчеркиваю: вопрос ведь не к коммунальным предприятиям. Вопрос – к подрядчикам, которые, как было озвучено, не платили налоги в бюджеты разных уровней.

Вся необходимая информация так или иначе предоставляется правоохранительным органам. Мы имеем внутренний финансовый аудит. И за последние несколько лет было проведено более полутысячи аудитов. Если они проявляли хоть какие-то проблемы – мы информацию о них передавали в правоохранительные органы, чтобы они уже принимали меры воздействия или выносили необходимые решения. Это никто точно не скрывал.

И сейчас в правоохранительных органах есть куча дел по нашим обращениям. Следователям различных структур город предоставил всю информацию для расследования возможных злоупотреблений и осуществления контроля за использованием бюджетных средств. Но все это отодвигается в сторону. Вместо этого мы слышим: а давайте мы посмотрим, как там контрагенты налоги платят... Не спорю, это также важно. И правоохранительные органы имеют полное право заниматься еще и этим. Но выглядит это немного... "с душком", что ли.

– Давайте вернемся к важным инфраструктурным проектам. Киев имеет своеобразный долгострой – Подольско-Воскресенский мостовой переход. Что с ним теперь происходит? Будет ли он достроен?

– Обязательно будет. В этом году мы однозначно запустим автомобильное сообщение между левым и правым берегом.

На самом деле, за последние 3 года там изменения заметны невооруженным глазом. Ситуация несколько осложняется тем, что этот мост просто стоял долго – поэтому запустить заново работы там было непросто. И мы вынуждены привлекать специалистов высокого уровня с опытом проведения определенных работ. Но – работаем.

К концу года по Подольско-Воскресенскому мостовому переходу поедут автомобили

Арочный мост через реку Днепр сегодня стоит уже в проектном положении. К концу месяца снимут уже все эти ржавые временные опоры. Заезд со стороны Нижнего и Верхнего вала сегодня сделан, там осталось провести благоустройство.

Достаточно активные работы сейчас ведутся на территории Русановских садов. Строится часть метрополитена, который должен там уйти под землю, под железную дорогу. Идут работы по строительству перехода через железную дорогу, чтобы доехать до улицы Бальзака. Со стороны Бальзака ведутся работы по обустройству дорожного покрытия, которое примкнет непосредственно к этому мостовому переходу...

Поэтому я не вижу, что могло бы нам помешать до конца года запустить автомобильное сообщение.

– А если говорить о метро?

– А следующим шагом как раз и будет метрополитен, начало строительства которого фактически стартовало. Сегодня есть надежды, что мы сможем найти инвестора, чтобы строить метрополитен. Это крупные европейские банки – их несколько – которые готовы предоставлять городу достаточно дешевые кредиты для строительства метрополитена.

Часть проекта у нас есть. И после того, как поедет автомобильная часть – мы планируем перейти к активному строительству метро.

В КГГА хотят вернуться к строительству метро на Троещину

– Неужели жители Троещины наконец дождутся метро?

– Видите, мы говорим о метро на Троещину, но я напомню: у нас есть еще Соломенский район, где есть всего одна станция метрополитена – "Вокзальная" – которая также нуждается в реконструкции и строительстве еще одного выхода. Ведь на сегодняшний день она серьезно перегружена.

Поэтому этого метрополитена ждут не только жители Троещины, но и киевляне, которые живут в Соломенском районе. И не только. Ведь перемычки существующих сегодня линий метрополитена с еще одной новой линии позволят разгрузить переходы в центральной части города. Если мы соединим "Вокзальную" с "Лукьяновской", а "Лукьяновскую" – с "Тараса Шевченко" – это позволит сделать еще одну возможность пересадки с одной линии на другую.

– Сколько на это все нужно времени и денег? И на мостовой переход, и на метро?

– Метрополитен отсоединяется, по большому счету, от перехода, учитывая, что он в Русановских садах уходит под землю. Справа, если посмотреть, там уже стоят сваи для строительства метро в сторону "Тараса Шевченко". Поэтому строительство метро уже не будет связано со строительством моста. Все основные работы будут сделаны.

По средствам – сегодня достаточно сложно оценивать. Если мы говорим только о метрополитене, то два года назад мы вели консультации с Китаем, который хотел инвестировать в строительство. На тот момент ориентировочная стоимость проекта составляла около 2,3 млрд долларов. Это 18 новых станций с левого берега на правый, от Жулян до Троещины.

Что касается Подольского мостового перехода – там открытая часть линии метро и она почти готова – это 3 станции.

Ориентировочная стоимость строительства 18 станций новой ветки метрополитена составит не менее 2,3 млрд долларов

– Если сделать осторожный прогноз - это вопрос 5, 10 лет? Больше?

– Очень много составляющих в оценке по времени. Первая – финансовая. Вторая – производственная. Думаю, речь идет как минимум о 5-летнем периоде с момента старта активного строительства.

– Возможно, хоть тогда по крайней мере одна претензия к столичной власти снимется. Я имею в виду это "При Януковиче новые станции строили, а тут за сколько лет – ни одной"...

– После 2014 года достаточно сложно было точно что-то делать – учитывая все долговые обязательства, которые имел город, Украина в целом. Плюс – инфляционные процессы и война... К сожалению, все эти годы было точно не до строительства метро. А по претензиям – тем, кто их высказывает, я бы хотел напомнить: за станции, которые при Януковиче строились, мы рассчитываемся до сих пор.

– Какие еще важные инфраструктурные проекты сейчас реализуются или планируются?

– На самом деле – очень много. Мы просто очень быстро ко всему привыкаем – и у нас складывается впечатление, что все так и было всегда. Люди ездят по новым ровным дорогам в большей части города – и не замечают уже этого. Вроде бы они такие всегда и были.

Мы сейчас, например, заканчиваем ремонт Окружной. К концу года, думаю, закончим участок от Одесской площади до Жулянского путепровода. Это большой кусок работы. Туда дальше она уже сделана, а здесь – еще нет.

Один из важных проектов – совершенно новый, потому что мы в основном ремонтируем то, что есть – новый объект, который продолжит часть Окружной до улицы Богатырской. Мы дорогу до улицы Семьи Кульженко уже сделали в позапрошлом году. И сейчас переходим через дорогу и соединим новую дорогу с Богатырской, что позволит серьезно разгрузить Шулявский путепровод, улицы Телиги и Довженко. Ведь весь грузовой транспорт тогда будет иметь возможность после выезда из Северного моста (бывшего Московского) поворачивать направо, на Богатырскую – и практически по прямой выезжать на Кольцевую дорогу. Этот проект мы до конца года точно завершим.

Первый зам Кличко Поворозник: обыски в Киеве – это политика. Но мы не жалуемся и продолжаем работать

Ну и продолжаем текущую работу – достраиваем и строим новые школы, садики, парки, дороги, больницы... Мы делаем это несколько лет очень активно. А людям кажется, что оно берется ниоткуда, появляется само собой. Или так и было – ведь, как я говорил, к хорошему быстро привыкаешь.

– А для вас лично что является ключевой целью в должности? Что бы вы хотели сделать за время работы в КГГА?

– А я уже такое сделал. Не себя хвалю. Это большая работа большой команды. Но я тогда возглавлял это направление, тогда тоже было принято и реализовано очень много сложных решений... Мы все сегодня пользуемся услугами в ЦНАП с комфортом и удовольствием. Все понимают, как за два дня получить паспорт, как прописаться, выписаться и так далее... Это результат, в том числе, и моей работы. Мы этим начали заниматься с 2008 года – и несколько лет назад реализовали это. И сегодня уже мало кто помнит, что еще недавно получать услуги от государства было совсем не так удобно и быстро.

А если говорить о будущем... Возможно, то же метро хотелось бы построить. Потому что о нем много говорят, довольно много сил вложено для того, чтобы оно стало реальностью. Но я бы и на метрополитене не останавливался бы, честно говоря. Потому что главное, на мой взгляд, сделать так, чтобы и киевлянам, и гостям города в Киеве было комфортно и уютно. Комфортность включает в себя много составляющих. Это и медицина, и транспорт, и качество дорог, и доступность парков... У Виталия Владимировича (Кличко. – Ред.) абсолютно правильная позиция в части того, что надо забрать людей с асфальта и привести их в парки. Это же правильная история! И у нас за 3-4 года появились множество парков, где горожане с удовольствием гуляют, отдыхают. Мы отремонтировали сотни парков и скверов, создали новые зоны отдыха.

И делаем мы это не только в центральной части города. Мы всегда пытались и продолжаем делать комфортным для проживания не только центр, а каждый уголок столицы.

Потому что киевляне точно заслуживают того, чтобы жить в современном, удобном, красивом городе. В настоящий европейской столице.