В "Агромарсе" рассказали, как компания пережила карантин

52,1 т.
В 'Агромарсе' рассказали, как компания пережила карантин

Несмотря на то, что в Украине объявлено начало постепенного выхода из карантина, около 35% работодателей собираются в течение ближайших месяцев сокращать зарплаты сотрудникам. Еще 15% переходят на неполный рабочий день. А четверть компаний вынуждены были отправлять работников в отпуска за свой счет. Об этом свидетельствует свежее исследование компании Kpmg. Вместе с тем, в Украине фиксируется стремительный рост безработицы.

Впрочем, в этой невеселой статистике есть и положительный момент: значительная часть работодателей в сверхсложных экономических условиях же сохранила и людей, и их зарплаты. Как? Об этом говорим с Алексеем Марченко, исполнительным директором "Комплекса "Агромарс", специализирующегося на производстве мяса птицы под ТМ "Гавриловские цыплята".

Алексей Марченко
Видео дня

– Алексей, правительство объявило об осторожных намерениях понемногу выводить страну из карантина. Отдельные шаги в этом направлении уже даже осуществлены. Поэтому, наверное, можно уже понемногу подводить промежуточные итоги. Скажите, заставил ли карантин сократить объемы производства или искать пути уменьшения расходов путем урезания зарплат работникам компании или увольнения части штата?

– На сегодня менеджмент и руководство компании признали нецелесообразным прибегать к таким радикальным шагам, как урезание зарплат, сокращение работников или свертывание производства.

Мы ориентировались на то, что продукт, который мы производим – он нужен при любых условиях. Есть люди хотят всегда. А мясо птицы – объективно наиболее доступный белковый продукт животного происхождения. В то же время мы не только не пытались подзаработать, увеличив цены, а наоборот – снизили их. Не в последнюю очередь потому, что понимали: карантин ударил не только по нашим доходам. Он существенно снизил доходы большинства людей. Понимая эту ситуацию, мы вынуждены были снизить свои цены до более или менее доступного для людей, потребляющих нашу продукцию, уровня.

С другой стороны, как я сказал уже, мы не сокращали людей, не уволили ни одного работника за время карантина. Наоборот: за время пандемии наша компания приняла на работу около сотни людей, заполнивших вакансии, которые были у нас с предыдущего периода.

Более того, мы и дальше готовы рассматривать вопросы обеспечения работой тех, кто захочет работать в нашей компании. Обязательное условие - желание и готовность работать. Тех, кто этому условию соответствует, мы с радостью примем в свой коллектив. Будем обеспечивать работой – в отличие от тех, кто сокращает численность сотрудников.

Возможно, вашей компании просто повезло больше, чем многим другим. Раз вы уже не ощущали нужды сокращать персонал.

– Нисколько. Оснований для сокращения у нас тоже было немало. Хотя бы уже потому, что рынок реализации нашей продукции существенно сократился. Ведь часть ее мы продавали на рынках, в отдельных торговых точках. А с началом карантина они вдруг оказались "вне закона". Работа рынков была прекращена. Одновременно были вынуждены закрыться и точки, через которые наши франчайзеры реализовали продукцию.

Поэтому в целом объем продаж нашей продукции и сеть ее реализации очень серьезно сократились.

Но несмотря на это, мы не сокращали ни производство, ни людей. И не собираемся этого делать и впредь.

Другая серьезная проблема, с которой мы столкнулись и которая существенно осложнила для нас реализацию намерения сохранить производство и коллектив – это остановка пассажирских перевозок. В один момент доставить людей на работу для нас стало огромной проблемой. Ранее мы организовывали подвоз с помощью нескольких компаний-перевозчиков. А с началом карантина организация их работы очень осложнилась. Надо было дополнительно получить целый ряд согласований и разрешений на перевозку людей в карантин.

Но мы этот путь прошли – и нашли возможность и в дальнейшем доставлять людей на работу.

Это было очень важно, потому что подразделения компании расположены в разных местах. Но мы справились - и обеспечили производственный процесс. И птица была накормлена, и убойный цех работал без сбоев согласно плану, и продукцию мы смогли вовремя доставлять всем нашим франчайзингам по всей Украине – как делали это и до пандемии.

– Урезали ли зарплаты людям?

– Нет, не урезали. Условия оплаты труда не пересматривались. Напротив, в отдельных подразделениях, где было непросто обеспечить производственный процесс в условиях пандемии, в частности, потому, что люди элементарно не могли добираться на работу – там мы пересмотрели зарплаты в сторону увеличения. В частности, повысили зарплату работникам "Курганского бройлера" - нашего подразделения в Харьковской области.

– Какие уроки компания вынесла из карантина? Что из нововведений планируете взять на постоянное вооружение?

– На самом деле, основным, пожалуй, изменением на предприятиях стала необходимость применять индивидуальные средства защиты, те же маски и перчатки, например. Но не скажу, что для нас это стало таким уж новшеством. Наше производство всегда предусматривало соблюдение жестких санитарно-ветеринарных и санитарно-гигиенических правил. Такова особенность технологии производства мяса птицы. Поэтому в карантин мы просто продолжили использовать привычные для нас способы и методы – маски и перчатки. Только если раньше мы это делали для защиты мяса от загрязнения (есть такой термин в производстве), то сейчас делаем это еще и для защиты работников от возможной инфекции.

И я горжусь тем, что нам удалось обеспечить такие условия, которые не позволили вирусу проникнуть на производство. Мы будем и в дальнейшем неукоснительно соблюдать все правила и требования, которые защитят людей и продукцию и позволят нормально работать, не вводя каких-либо ограничений.

– Контролируете ли состояние здоровья работников, приходящих на работу?

– Конечно. И это еще одна новая для многих предприятий традиция, которая на нашем предприятии существует уже очень давно. Мы и раньше осматривали людей, которые приходили на работу. На убойном цехе, например, на входе всех работников, как и раньше, встречает медик, который есть в штате. Им измеряют температуру и давление. И только после этого, если все хорошо, допускают к работе.

Поэтому все это для нас – не новость. Просто теперь мы еще больше внимания и значения придаем неукоснительному соблюдению этих правил.

– Успела компания уже почувствовать облегчение от первых послаблений карантина?

– Незначительные изменения действительно чувствуем. Слава богу, началось восстановление работы рынков. И проблема, которая свалилась на нас с их закрытием, постепенно выравнивается. Потому что без достаточной сети сбыта мы, к сожалению, не способны продать все, что производим. А через сеть, связанную с рынками, МАФами, киосками, мы реализовали до 30% продукции.

Другое дело, что ограничения снимаются постепенно. Не все рынки уже открылись. Есть часть рынков, которые не соответствуют условиям, позволяющие им возобновить работу. Поэтому проблема до конца не снята и сегодня.

Есть еще один момент. Несмотря на то, что людям разрешили скупаться на рынках при условии наличия маски и соблюдения социальной дистанции – количество покупателей на рынках до сих пор не сопоставимо с тем, которое было на рынках до карантина. Возможно, это связано с тем, что за время действия ограничений люди привыкли делать покупки в супермаркетах, которые, в отличие от рынков, работали без ограничений.

Но лично я опасаюсь, что есть еще одна причина для такой ситуации: у людей может банально не быть денег для того, чтобы позволить себе купить даже самое доступное мясо, которое есть на рынке.

– То есть с началом послаблений, испытания для бизнеса и для вашего предприятия еще не завершены?

– Наш рынок – это Украина. Ослабление действительно вводятся. Но не по всей стране, а в каждом регионе отдельно – учитывая то, какая ситуация сейчас в той или иной области. Где-то, где в результате проведенной работы и высокой сознательности граждан коронавирус удалось хотя бы частично обуздать – ослабления происходят. Тем же областям, где до сих пор сохраняется высокий уровень заболеваемости, о "потеплении" пока остается только мечтать.