ФГИ: новая эпоха приватизации и деньги в бюджет вместо коррупционных схем

ФГИ: новая эпоха приватизации и деньги в бюджет вместо коррупционных схем

Фонд Государственного имущества Украины чуть ли не впервые провел приватизацию не в стиле промышленных войн 90-х, а по цивилизованным правилам открытого конкурентного рынка. Кроме вырученных в бюджет денег, команда нового главы ФГИУ Дмитрия Сенниченко сделала самое важное – вернула доверие к деятельности фонда. После десятилетий коррупционных схем и десятка исполняющих обязанности глав этого фонда, которые обслуживали в первую очередь интересы нескольких олигархов, мы наконец смогли наблюдать прозрачный и открытый процесс приватизации, проведенный на международном уровне.

С чего все начиналось: как кучмовская "прихватизация" стала трендом на десятилетия.

Приватизация – одна из любимых тем в независимой Украине. За 28 лет в обиходе многих украинцев даже прижился термин "прихватизация", означающий получение олигархами контроля над предприятиями по невообразимо заниженым ценам.

Начались эти процессы еще в далеком 1993-1995 годах. Именно тогда и сформировался пул современных олигархов, от которых до сих пор зависела судьба нашей страны.

Видео дня

Такой выбор Кучма совершил вполне осознанно – сделал ставку на взращивание собственных финансово-промышленных групп. Сначала эти люди за бесценок скупали у обнищавшего населения акции государственных предприятий. А позже появилась схема так называемой бесконкурентной приватизации. То есть приоритетное право приватизации вне всяких конкурсов получал держатель наибольшего пакета обязательств государственного предприятия-должника.

Одним из крупнейших "приватизаторов" в Украине 90-х стал Павел Лазаренко. И эксперты говорят, что именно его политика и влияние на власть сделали для Украины невозможным путь многих других восточноевропейских стран, куда зашли крупные международные корпорации. Но историю изменить невозможно, так что в дальнейшем приходилось отталкиваться от того, что есть. Времена президентства Виктора Ющенко и Виктора Януковича только усугубили ситуацию: приватизация велась по все более изощренным схемам, а аппетиты олигархов только росли. Среднему бизнесу в то время и думать не стоило о попытках приватизировать через Фонд Госимущества Украины интересующие их активы.

Прекрасные законы, которых никто не соблюдал: как законодательные лазейки помагали олигархам обкрадывать государство на миллионы.

К тому же, с 1992 года законодательство относительно приватизации не менялось. Закон “О приватизации небольших государственных предприятий (малой приватизации” №2171-12 (”Відомості Верховної Ради України”, 1992 г., №24, ст. 350), “О приватизации государственного имущества” № 2163-12 (”Відомості Верховної Ради України”, 1997 г., №17, ст. 122 со следующими изменениями) были основными законами, в рамках которых и осуществлялась приватизация. И какое-то время это приносило свои результаты: согласно отчетам Фонда Госимущества Украины за период с 1992 по 2012 год было приватизировано более 128 000 объектов. Начиная с 1992 года, в Украине приватизировано 28 943 объектов государственной формы собственности и 99 828 объектов коммунальной собственности. Приватизировано 1564 объекта социальной сферы государственной и коммунальной форм собственности. А также приватизировано 5139 объектов незавершенного строительства.

За этот период от приватизации государственного имущества в госбюджет поступило более 61 млрд грн.

Для сравнения стоит вспомнить амбициозные планы правительства Гройсмана, которые анонсировали новую волну приватизации и планировали получить в госбюджет поступления в размере 17 млрд гривен, но потом пересчитали и назвали цифру в 22 млрд.

Но, по факту, результатами работы такого законодательства наряду с массой отработанных схем, которые помогали это законодательство обойти, стал ряд громких приватизационных скандалов уже в 2000-2010 гг.

Из этих десятков тысяч приватизированных предприятий были и особенно громкие. Например, подобным образом был приватизирован "Укртелеком".

После избрания президентом Виктора Януковича чиновники из ФГИУ снова заговорили о полной приватизации национального оператора связи. Путь минимизации стоимости объекта был классический: дискриминационные условия конкурса. Тогда законы о приватизации требовали осуществлять продажу стратегических объектов промышленному инвестору, то есть покупателю, который уже имеет долю на аналогичном внешнем или внутреннем рынке и заинтересован в ее расширении.

Однако приватизационные условия запретили участие в конкурсе компаниям, доход от предоставления услуг связи которых превышал 25% от общего годового дохода.

Другим дискриминационным условием для отечественных и иностранных конкурентов было ограничение участия в конкурсе компаний, у которых во всей цепочке владения корпоративными правами есть любая, даже минимальная, доля компании, участником которой является любое государство или государственное предприятие с долей более 25% уставного капитала. При этом закон запрещал быть покупателем только юридическим лицам с долей 25% и более, которая принадлежит исключительно украинскому государству.

Из-за этого к конкурсу не допустили несколько крупных игроков рынка. Также интересовались "Укртелекомом" компании "Киевстар", акционером которой тогда была норвежская государственная Telenor Group, Deutsche Telekom, 15% акций которой принадлежали правительству Германии, а 17% - государственному банку развития KfW, "Ростелеком", Turkcell, Telekom Austria, АФК "система", "Вымпелком".

Увлекшись исполнением воли первых лиц государства, чиновники-организаторы для собственной перестраховки назначили конкурс на рождественские каникулы, 28 декабря 2010, – день, когда западные финансовые институты не работают или не осуществляют крупных сделок.

Как и предполагалось, на конкурс поступила только одна заявка от заранее определенного победителя ООО "ЕСУ" – дочерней компании австрийского концерна Эрис, и "Укртелеком" отдали ей по "независимой" оценке. Кто стоял за "ЕСУ", тогда не было известно. Но позже выяснилось, что "прихватизировал" такой важный для государства объект пул людей, приближенных к Дмитрию Фирташу. А позднее актив был продан Ринату Ахметову.

Судебные тяжбы до сих пор длятся в Лондонском и нескольких других международных судах, а предприятие фактически не генерирует прибыль. Сколько недополучило государство Украина от этой фиктивной сделки, сложно представить. Но то, что можно посчитать как чистый убыток от этой сделки, – 10,575 млрд грн. Та сумма, которую обязано будет вернуть государство в случае положительных решений судей в пользу нынешних собственников.

Громкие провалы ФГИУ при прошлой власти: как декларировали многомиллиардную прибыль, а в итоге никто не участвовал в конкурсе

Вторым, не менее одиозным примером можно считать бесконечные попытки приватизации ОПЗ – Одесского припортового завода.

Одесский припортовый завод – флагман химической промышленности Украины и одновременно одно из самых скандальных государственных предприятий.

Разговоры о намерении продать завод велись последние шесть лет, однако в течение этого времени ОПЗ перманентно оказывался в центре громких коррупционных скандалов с участием людей из ближайшего окружения бывшего руководства государства.

В итоге "знаковая приватизация", которая должна была стать образцом разгосударствления и драйвером привлечения инвестиций, превратилась в посмешище.

Параллельно росла задолженность гиганта, а сам он несколько раз останавливал работу из-за "отсутствия средств". ОПЗ должен около 250 млн долларов олигарху Дмитрию Фирташу и 2,2 млрд грн - государственной компании "Нафтогаз Украины".

Учитывая фактор долгов и то, что последняя публичная оценка завода составляла 54 млн долларов, его продажа представлялась маловероятной. И даже несмотря на то, что в 2017 было специально изменено законодательство для проведения этой показательной сделки – ситуация не улучшилась.

Если в начале попыток такой приватизации глава ФГИУ Игорь Билоус заявлял, что диалог по приватизации "Одесского припортового завода" ведется с 6-7 инвесторами, то в итоге по состоянию на декабрь 2016 года ФГИУ были вынуждены признать: после окончания срока подачи не получил ни одной заявки на участие в конкурсе по продаже 99,567% ОАО "Одесский припортовый завод" (ОПЗ).

И если с такими гигантами, как Одесский припортовый завод неудачи отчасти можно объяснить масштабами самого предприятия, то есть и более красноречивые примеры.

ФГИУ неоднократно терпел неудачи и при так называемой "малой приватизации".

Ставка на "малую приватизацию" и очередное фиаско команды Дмитрия Парфененко

Среди прочих объектов была попытка еще при правительстве Арсения Яценюка приватизации гостиницы "Днепр" в Киеве. Этот объект был исключен из списка запрещенных для приватизации еще в мае 2014 года. Но руководство ФГИУ на тот момент хотело не создать прозрачные условия для приватизации, а попросту "отжать" лакомый отель в самом центре Киева. В ФГИУ за неделю до объявления о приватизации назначили "своего" директора некого Л. Шестаковского, который и должен был способствовать с приватизацией в правильные руки.

Тогда не допустить под шумок смены менеджмента сменить реального собственника и контролера денежных потоков гостиничного комплекса "Днепр" смогла только активная позиция трудового коллектива гостиницы.

19 мая 2014 года трудовой коллектив гостиничного комплекса "Днепр" выразил недоверие новоназначенному руководителю Шостаковскому и написал открытое письмо первым лицам государства с просьбой пересмотреть условия приватизации и не допустить разграбления предприятия.

И хотя все понимали, что правильно проведенная приватизация приведет и к улучшению условий работы персонала, и к увеличению прибыли самого предприятия, никто до 2019 года в ФГИУ не спешил менять эти условия.

И тогда у многих участников рынка были опасения, что гостиницу "Днепр" приватизируют так же, как в 2012 году ФГИУ во главе с одиозным Александром Рябченко приватизировали гостиницу "Спорт" в центре Киева.

Тогда, после закрытого конкурса, участников которого, как и сами условия конкурса, держали чуть ли не под грифом "секретно", Фонд госимущества объявил победителя конкурса. Им оказалось ООО "Юджин", подконтрольное "Смарт-холдингу" Вадима Новинского. "Юджин" предложил за объект 67 млн ​​гривен при стартовой цене 66,324 миллиона. Для сравнения, эта сумма в пять раз меньше той (с учетом инфляции и изменения курса доллара), за которую сегодня ФГИУ смогли отдать в приватизацию гостиницу "Днепр".

Новые подходы в деятельности ФГИУ и как результат – 1,5 миллиарда гривен в бюджет за полгода.

И вполне символично, что именно после смены власти и смены команды в ФГИУ приватизация именно этой гостиницы стала показательной.

Кроме существенных поступлений в бюджет в размере 1,1 млрд гривен от приватизации одного объекта, в ФГИУ смогли показать – они не только провели успешную приватизацию. Они смогли продемонстрировать незаангажированную работу самой системы приватизации. Впервые конкурс был открыт, заявители не дискриминировались надуманными ограничениями, а вся информация по объекту была предоставлена для открытого изучения.

Но даже если опираться только на сумму сделки, то она все равно выглядит привлекательной для госбюджета Украины. Как стало известно из открытых источников, средняя прибыль этого государственного четырехзвездочного 12-этажного отеля в центре столицы составляла 8,3 тыс грн в месяц. То есть около 100 тысяч гривен в год. Средняя загруженность номерного фонда составляла 52%. В дополнение "Днепр" имел задолженность – 4,8 млн грн.

После приватизации, даже если не учитывать налоговые отчисления, которые будет совершать новый собственник отеля, а считать только вырученные 1,1 млрд гривен, прибыль от этого будет в разы больше. При банальном нахождении вырученных средств на депозите они будут приносить в госбюджет не менее 5 млн гривен ежемесячно. И это не считая самого тела депозита. Для того, чтобы отель "Днепр" мог приносить такую прибыль, находясь в государственной собственности, понадобилось бы 50 лет, а не один месяц.

Как удалось сделать невозможное: первая открытая сделка по приватизации в ФГИУ

ФГИУ удалось привлечь для проведения независимого аудита и определения стартовой собственности компанию Baker McKenzie к юридическому аудиту, DELTA Ukraine - к техническому аудиту, Cushman & Wakefield - к ​​подготовке технико-экономического обоснования, а Grant Thornton - к финансовому аудиту. Это компании с мировым именем. Почему важно, чтобы это были компании-бренды с мировым именем? Основная функция аудиторской компании — минимизация риска неправильного действия. Чем лучше репутация аудиторской компании, тем меньше будущие риски, а следовательно, тем выше цена, которую согласен заплатить инвестор на приватизационном аукционе. Таким образом отстаивали финансовые интересы государства Украина, и, что немаловажна, мировая экспертиза, по грубым оценкам, обошлась намного дешевле, чем тот же аудит Одесского припортового завода.

Всесторонняя оценка объекта приватизации дала инвестору реальную картину, на основе чего инвестор предлагал конкурентную цену, а государство смогло получить ощутимые инвестиции. Такой результат стал возможен благодаря применению опыта открытых электронных комнат вместо стандартных для Украины "закрытых" аукционов.

Привлеченная ФГИУ к работе компания IDeals смогла разработать те самые виртуальные комнаты данных, где все претенденты ознакомились с максимально полным пакетом документов о лоте. И именно такая прозрачная система позволила всем участникам торгов проверить на начальных этапах, нет ли по этому объекту скрытых судебных исков, каково реальное состояние финансов. Также еще до начала конкурса были остановлены фиктивные закупки, налажен бухгалтерский учет, реструктурированы долги и подготовлено исследование рынка гостиничного бизнеса Киева.

Все это стало предпосылкой успешного привлечения к участию в аукционе 29 участников, которые на равных условиях соревновались за право собственности на гостиницу "Днепр".

Интересы государства в этой сделке ФГИУ учитывал не менее тщательно, нежели интересы потенциального инвестора. Поэтому впервые в условиях приватизации были прописаны не технические невыполнимые условия, а вполне конкретные позиции, имеющие практическое значение. А именно:

  • сохранение отеля не менее чем на сто номеров, уровня не менее четырех звезд и коллектива без уменьшения зарплаты минимум в течение полугода;

  • погашение дебиторской задолженности, в том числе по зарплате, не позднее, чем за полгода с даты перехода права собственности;

  • сохранение в названии слова "Дніпро" (Dnipro), что важно с репутационной и историчко-культурной точки зрения.

Так что кроме вырученных в ходе приватизации денег, были учтены и интересы трудового коллектива гостиницы, и историческая значимость объекта.

В этой сделке впечатляет не только то, насколько открыто, прозрачно быстро и эффективно она была проведена, но и сам результат. Впервые за 28 лет в приватизации государственного объекта украинская IT-компания смогла не только принять участие в аукционе, но и обойти людей с первых строк Форбса.

Случайная удача или системный подход новой команды ФГИУ?

В ФГИУ заявляют, что весь последний год все объекты, которые сейчас Фонд выводит на приватизационные аукционы, готовятся по тем же принципам. И результат очевиден: выросло в десятки раз количество участников аукционов и процентный показатель роста цены. Это два основных показателя эффективности новых подходов.

И цифры это подтверждают: согласно официальному отчету, только за первый квартал 2020 года на электронные аукционы выставлено 226 объектов малой приватизации, из которых 92 продано на общую сумму 353,82 млн грн с повышением цены продаж на 138,81%.

Если подобная система работы ФГИУ станет нормой, то именно приватизацию гостиницы "Днепр" можно считать переломным моментом в истории украинской приватизации, когда после 28 лет кучмовско-российской системы приватизации мы перейдем к цивилизованным европейским правилам игры.