Продажу украинского леса отдали монополисту: к чему привело внедрение бирж и кто заработает 300 млн

4 минуты
37,1 т.
Украинский лес можно продавать только через биржи

Украинский лес с недавних пор можно продавать только через избранные биржи. Если раньше купить лесоматериалы можно было через Prozorro, то теперь продавцов назначает Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР). И по странному стечению обстоятельств как минимум на три месяца такое право монопольно получила "Украинская энергетическая биржа" (УЭБ).

Затем комиссия допустила к торгам еще одного участника – "Украинскую универсальную биржу", которой ранее руководил действующей бенефициар УЭБ Алексей Дубовский. Участники рынка поговаривают, что обе компании до сих пор связаны. И только в конце ноября список избранных пополнила "Украинская межбанковская валютная биржа".

О том, кто и сколько зарабатывает на продаже леса в Украине и почему к новой системе появилось большое количество вопросов, читайте в материале OBOZREVATEL.

Видео дня
Рынок на десятки миллиардов гривен: кто и как зарабатывает на продаже древесины

Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку приняла решение, что необработанные лесоматериалы – стандартизированный товар. Поэтому с 1 июля 2021-го их нужно продавать только на товарных биржах. С первого дня нововведения лицензию от комиссии получила УЭБ.

Вместе с этим им достался шанс монопольно распоряжаться многомиллиардным рынком. Так, по оценкам участников, цена вопроса составляет 10-20 млрд грн в год.Биржи сами регулируют свои комиссии, из 20 млрд они могут зарабатывать около 300 млн грн в год.

Бенефициарный собственник УЭБ – Алексей Дубовский. В комментарии OBOZREVATEL он признал, что в течение трех месяцев его биржа была единственной, которая имела лицензию на продажу лесоматериалов. Но бизнесмен уверяет, что на самом деле причина в том, что только его команда подготовилась к нововведению. "Закон приняли еще год назад. У нас семь человек готовились. Были требования и по комплаенсу, и по оборудованию, по бухгалтерской отчетности и т.д.", – рассказывает Дубовский.

Через три месяца такую же процедуру прошла и "Украинская универсальная биржа" (УУБ). Этой биржей до 2002-го также руководил Дубовский. Он уверяет, что это всего лишь совпадение и к УУБ он уже много лет не имеет никакого отношения.

Биржей руководил Дубовский

Однако такие совпадения вызвали подозрения у парламентского Комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики. Там провели ряд заседаний, пригласили на них и главу НКЦБФР Руслана Магомедова и представителей двух бирж. Однако четких ответов на вопрос о том, как так получилось, что на рынке создали монополию, они не получили.

OBOZREVATEL с этим вопросом также обратился к Магомедову. Он считает, что само утверждение о монопольном положении биржи – манипуляция. При этом для того, чтобы получить лицензию, был целый год для подготовки. И воспользовались этим периодом немногие.

"Вы должны понимать, что монопольного положения на биржевом рынке не может быть. Роль биржи в том, чтобы собирать покупателей и продавцов. Вы много знаете в США бирж? Вы же не говорите, что Нью-Йоркская биржа или Nasdaq – это монополия? Или в США не знают, что с этим делать? И там это не в течение трех месяцев, это в течение многих лет. Утверждение, что существование одной биржи – монополия – это попытка непрозрачных структур манипулировать общественным мнением, чтобы наполнить рынок непрозрачными биржами. Биржа – это очень важный и очень тяжелый бизнес. Их не может быть 3-5-10", – пояснил Магомедов.

К торгам допустили третью биржу

Комиссия 30 ноября сообщила, что торговать лесом разрешили еще одной бирже – "Украинской межбанковской валютной бирже" (УМВБ). Официально она принадлежит Александру Гинзбергу. Вскоре мы также расскажем, кто стоит за этой компанией.

Как результат, многомиллиардный рынок достался всего трем биржам. Антимонопольный комитет такую ситуацию не комментирует, хотя, как стало известно OBOZREVATEL из собственных источников, к ним уже обращались некоторые участники рынка, которые не смогли получить лицензию от комиссии.

А лицензию действительно получить сложно. В требованиях нет четких норм, которые бы определили, какое оборудование можно считать "достаточным". Кроме того, есть еще целый ряд проблем:

  • решение правительства о переводе торговли необработанной древесиной из Prozorro. Продажи на товарные биржи так и не приняли. То есть таким образом НКЦБФР самостоятельно, без решения Кабмина, заставила игроков рынка действовать через товарные биржи;

  • информация по аукционам лицензированных бирж нигде не аккумулируется. На сайте государственного предприятия "Лесохозяйственный информационно-аналитический центр" такой информации также нет.

  • выросла стоимость древесины для покупателей – деревообрабатывающих предприятий. Комиссия за участие в аукционе на УЭБ составляет 1,5%. В то время как стоимость торгов на Prozorro.Продажи составляет около 0,5%.

OBOZREVATEL публично обращается к Антимонопольному комитету с просьбой дать свою оценку ситуации и ответить на вопрос: каким образом на украинском рынке возник еще один монополист и кто несет за это ответственность?

Также возникает еще один логический вопрос: почему вместо Prozorro.Продажи древесину реализуют через те площадки, которые взымают более высокую комиссию и при этом как минимум часть времени занимали монопольное положение?