Письма из России: да начхать нам на Украину, Олимпиаду и выборы

Письма из России: да начхать нам на Украину, Олимпиаду и выборы

"Ты, Анатолий Иванович, не любишь правды о России, а она вот такая. Я, русский человек, много лет проживший на Западе, только что приехал на родину. Первым делом я изучил ситуацию с пивом в моем городе. Надеюсь, ты это поймешь. Во-первых, русское пиво лучше чешского или австрийского. Элементарно вкуснее. Во-вторых, огромный выбор. Даже в маленьком магазинчике несколько десятков сортов, включая живое, темное, настоянное на дубовых щепках, крепкое, - пишет Анатолий Стреляный для Радио Свобода. - В чешских небольших магазинчиках такого выбора нет. В-третьих, во многих магазинах продают пиво в розлив, по несколько сортов, свежее, нефильтрованное.

Цена – ну, чуть дороже бутылочного, но не ресторанная. В Европе этого нет вообще. Наконец, очень много специализированных пивных магазинов. В Праге таких ну, пять на полуторамиллионный город. Такие вот дела. Так что неоднократно слышанные мною на Западе от русских туристов жалобы на пиво их родины – это просто низкопоклонство перед заграницей. В последние годы оно, правда, сходит на нет. Здесь можно, кстати, купить и зарубежное пиво - чешское, немецкое, ирландское. Но зачем, если российское вкуснее и, разумеется, дешевле?", - пишет этот слушатель "Свободы". Рад за тебя, дорогой. Тебе осталось написать мне про пивные разговоры на родине.

Слушатели поймут, почему я рядом с этим письмом ставлю следующее: "Лет двадцать пять-тридцать назад население сильно интересовалось новостями. У киосков стояли очереди за последними газетами и журналами, спорили с пеной у рта. Сейчас ничего такого не наблюдается. А вам присылают тексты какие-то оригиналы, не отражающие общей атмосферы. Да начхать тут всем на всё! На Украину, Олимпиаду, выборы. У каждого свои дела, но они очень мелкие. Кто новый утюг купил или сдал экзамены на права вождения – это, что ли, замечать? Единственной отдушиной сейчас является Ксюша. Это настоящий вождь и учитель "самоорганизованного гражданского общества будущего". Знаете почему? А это гражданское общество и есть в миниатюре "Дом-2", вольер растленных особей, ведущих себя, как обезьяны в стае, но смышлёные. Среди прочего они могут права качать, повизгивать о свободах", - здесь конец этого злого письма.

Многие говорят и пишут, что им стыдно жить – стыдно за отечество, в котором лживые и жестокие общественно-политические порядки, и такой же быт, так стыдно, что, по их словам, хочется закрыть глаза и уши и не открывать до самого конца. Может быть, как раз от такого стыда люди и уходят с головой в мелкие житейские заботы? Спасаются в скуке повседневности. Если первое лицо долго не уступает своего места в свободной стране, это нормально, людям не стыдно за свое отечество. Они не испытывают унижения. Почему? Потому что первое лицо удерживает свое место в борьбе, в непрерывной и открытой борьбе. Его соперники и противники не бесправны и неподдельны. Они не ломают комедию, а всерьез борются за власть. Другими словами, в такой стране есть политика, а не ее видимость, борьба за власть, а не за благосклонность первого лица. Поэтому немцу не стыдно, что фрау Меркель раз за разом остается на своем посту. А вот русскому человеку, ему стыдно, что в его стране, с виду такой вроде современной, нет политики, а есть комедия, подделка. Русского человека это унижает. От унижения, от стыда он убегает в равнодушие. Но это особое равнодушие. Он говорит: "Я не интересуюсь политикой", а вы слышите: "Мне стыдно, отстаньте от меня, не мучайте меня еще и вы!".

Некоторые же сознательные, так сказать, вдумчивые избиратели Путина отправляются в убежище своих предков. Они противопоставляют Святую Русь и ее, как выражается один из них, элитку, то есть, командный состав, высший – в первую очередь. Русь, мол, святая, а ее комсостав грешен и вреден. При встречах с ними я люблю говорить им, что они хуже откровенных бунтовщиков, ибо науськивают русского человека на Кремль, что значит на самого Путина, которому тут же клянутся в любви и верности. Хотят, чтобы царь, опираясь на смердов, потащил на плаху бояр. Считают себя конструктивной, солидной, но все же оппозицией, страдают от верховного непонимания. Какие неприятности в отечестве они отмечают и каких ожидают? Их четыре. Расходятся только в нумерации. То, что одни ставят на первое место, у других на последнем, четвертом.

Неприятность первая. В начале следующего года американцы расскажут миру и России, если она захочет слушать, кое-что интересное о ее первых лицах - кто сколько наворованных денег держит за границей. Кто-то думает, что в списке будут сотни уважаемых людей, кто-то ожидает многих тысяч. Думают, что это явится большим ударом для правителей России, гадают, как те его выдержат, что будут делать они и что – население. Тайна сия велика есть. Тайна для всех, кроме меня. Я уже говорил: если Кремль замолчит эти сведения, сделает вид, что их нет, или заявит, что это клевета – тем все и кончится в России. Неприятность вторая. Запад вот-вот частью перекроет, частью затруднит поступление денег в Россию, перестанут давать взаймы так щедро, как раньше, Это может вызвать потрясение всей финансовой системы страны.

Третья неприятность – новый перечень санкций за оккупацию части Донбасса и аннексию Крыма. Они будут более ощутимы, чем предыдущие. Самая интересная неприятность – последняя, а некоторые называют ее первой. Больше нет того народного единства, которое возникло после аннексии Крыма и получило название Крымский консенсус, Крымское согласие. Население разделилось на два лагеря. В одном лагере те, что ждут от Путина спокойной жизни, без крика, без бурной враждебности к Западу и к своим отщепенцам. В другом лагере те, что готовы надеть шинели и ополчиться на весь мир. Кремлю придется выбирать, на какой из этих лагерей опереться, какому угождать, какому больше нравиться. Господину Тимошенко, например, хочется воевать. Он не прощает власти, в частности, двух вещей. Власть не только не возглавила, но даже не поддержала всеобщее, как он считает, возмущение русским мальчиком, который на немецкой земле вслух пожалел гитлеровских солдат, погибших в русском плену. Она также не запретила русским спортсменам даже думать об участии в олимпийских играх, раз Запад решил не пускать туда русский флаг.

Следующий слушатель считает, что Россия должна вечно и грозно праздновать день победы, не прощать никому никаких обид, не пускать своих спортсменов на олимпиаду, вообще палить по Западу изо всех пушек – словесных, а если надо, то и железных, брать, короче, пример с Северной Кореи и Советского Союза славных сталинских времен. Он пишет: "Взрыв скандала вокруг выступления школьника из Нового Уренгоя в германском бундестаге - это не только попытка общества отстоять свои ценности и взгляды на Великую Отечественную войну, но, прежде всего, выразить своё недовольство политикой государства по многим чувствительным направлениям. Самое большее, что можно ожидать от власти, это очередной попытки выпуска пара. Ровно так же поступало и царское правительство накануне революции тысяча девятьсот семнадцатого года. Вопрос в том, как долго будет это продовлжаться, когда критическая масса проблем сможет опять подтвердить, что народ отнюдь не аполитичен".

Этот человек, как видим, ждет патриотического взрыва, который сметет нынешнюю власть. Теперь вы понимаете, почему мне никак не может надоесть спор более-менее продвинутых крымнашистов между собой. Они ведут его и в почте Радио Свобода, и на своих собраниях, и в интернете, только не на российском телевидении, там им это пока не позволяется. Борьба двух основных течений в путинизме заставляет вспоминать борьбу в ленинской партии – борьбу, которая закончилась победой сталинизма, и на том все успокоились. Все оставшиеся в живых, ибо многие были расстреляны. В те времена от слов быстро переходили к делу. "Ваше слово, товарищ маузер!", как писал Маяковский, пустивший себе пулю в лоб, правда, не из маузера. Он не стал ждать, когда его, "лучшего, талантливейшего поэта советской эпохи", по оценке Сталина, поставит к стенке кто-нибудь из не менее лучших и талантливейших, но более везучих, находящихся в лагере не большевиков-троцкистов или большевиков-бухаринцев, а тоже большевиков, но сталинцев.

Так вот, внутренняя борьба в путинизме пока не такая острая, но достаточно и того, что уже заметная. В чем суть? Дают разные ответы на вопрос, важнее которого сейчас нет: навсегда ли расплеваться с Западом и, если придется, без колебаний показать ему кузькину мать, или все-таки потихоньку к нему подтягиваться, не отказываясь, конечно, от Крыма. Слушайте первый ответ. "Европейские ценности" - до тошноты уже. Лицемерие - основная ценность". Или вот: "Запад - это враг, всегда был, есть и будет. Ничего тут не изменишь, просто уже воспринимаешь как очевидное, что никогда Запад не согласится рассматривать Россию как нечто равное, только как потенциальный ресурс, который можно сожрать при благоприятных обстоятельствах". Еще: "Цель и ценность Запада - богатая комфортная жизнь, то есть, деньги. А деньги, как правило, к деньгам. Мы же ищем какую-то справедливость, духовность... Такими нас создала природа".

Теперь – второй ответ из того же лагеря – из путинизма на вопрос, как России вести себя с Западом и как относиться к тамошним устоям. "Крым не отдавать, никаких уступок не делать, независимость блюсти, как зеницу ока, но проводить демократизацию, индустриализацию, всеобщую модернизацию по западным образцам, потому что других приемлемых образцов просто не существует", - это я читаю из отклика на предыдущую передачу, в которой прозвучала мысль одного слушателя, что можно не отдавать Крым, хозяйничать на всем пространстве бывшего Советского Союза и при этом завести у себя вполне западные порядки. Читаю дальше: "Вы зря иронизируете над этим предложением, господин Стреляный. Оно реалистично, а значит, в конце концов будет принято. Надо только прямо, серьезно об этом говорить, прежде всего, своему народу – что да, наш путь – тот же, по которому идет Запад, но двигаться по нему мы должны, не обращая внимания на его претензии, поучения и замечания.

Хотелось бы посмотреть, как Запад решился бы накинуть на нас свои санкции, если бы у нас установилась сменяемость власти, свобода слова, разделение властей, независимость суда и все остальное, чем силен Запад. Ему нечем было бы крыть. Мы были бы для него свои, но самостоятельные, такие же взрослые. Я не прав, Анатолий Иванович?", - пишет господин Сердюков. Свои и самостоятельные, вы, господин Сердюков, со всей Россией первым делом отказались бы от путинизма с его завоеваниями и привычками. Именно это и означало бы, что вы Западу действительно свои и действительно самостоятельные. Желание и рыбку съесть, и не расплатиться за нее, понятно, оно хорошо известно русскому человеку, только такие попытки к добру не приводят.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник:www.svoboda.org
РоссияВыборы в РоссииВыборы президента РоссииКризис в России